Game of Thrones ∙ Bona Mente

Объявление

Barbrey Dustin

«Дастины, прославленные некогда короли холмов, хоронили своих мертвых в земле; Эддард Старк, будь он проклят, не вернул ей тело Виллама, и она не могла воздать ему почести так, как того хотели бы его предки, но она ни за что бы не предала его память подобным образом. Не позволила бы ему оставаться в вечном холоде и пустоте, не позволила бы скрыться от глаз оставшихся в живых, не позволила себе — и другим — забыть».

For where your treasure is

Малый совет

Catelyn Stark - Мастер над законами
Taena Merryweather - Великий мейстер
Lyanna Stark - Мастер над кораблями




Настоящее (299г)

1.68 Тирош: Nymeria Sand
1.80 Королевская Гавань: Myrcella Baratheon
1.82 Королевская Гавань: Petyr Baelish
1.88 Королевская Гавань: Osmund Kettleblack
1.90 Королевская Гавань: Olenna Tyrell

Настоящее (300г)

2.15 Ров Кейлин: Creighton Redfort
Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Дай мне испить красы твоей » The Wolf and the Rose


The Wolf and the Rose

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s7.uploads.ru/t/7Fr43.gifhttps://78.media.tumblr.com/9c501e8d1ee910954ef1d1e2106def66/tumblr_p1t3hqkEZy1v7qy87o6_250.gifhttps://78.media.tumblr.com/8b968094c2f318fc6fad2fe587bc7b85/tumblr_p1t3hqkEZy1v7qy87o8_250.gif

1. Участники эпизода в порядке очереди написания постов:
Robb Stark, Margaery Tyrell.
2. Хронологические рамки:
Середина 301 года.
3. Место действия:
Королевская Гавань.
4. Время суток, погода:
Зима близко.
5. Общее описание эпизода:
За Королем Севера на Юг спешит зима:
Железный трон вот-вот покроется инеем.
Однако, трону нипочем северные холода,
а вот Розе?..

[STA]“Alone"[/STA][AVA]https://78.media.tumblr.com/d41c89fed2115718b89114711bbcdded/tumblr_ox7ocx67LI1vn2lb7o2_250.gif[/AVA][SGN]https://78.media.tumblr.com/2cafb4bbe43116993ff563361427639a/tumblr_ommfakOtwU1uhpdrfo4_400.gif[/SGN]

+2

2

[indent] Ох, как же все сложно.
[indent] В последний месяц вся жизнь буквально шла кувырком, все события были излишне стремительны, слишком неестественные, чтобы быть правдой. Сначала они разбили авангард армии Розы, которые в свое время захватили Девичий Пруд. До определенного времени ими командовал отменный стратег и полководец Рендилл Тарли, самый опасный враг Севера, но после таинственной смерти Джоффри он отправился на вызволение дочери Мейса Тирелла из темницы, так как именно ее подозревали в смерти мерзкого короля-мальчика. Если даже это было так, тут все сыграло на руку Старку – командование над солдатами в Речных Землях принял кто-то другой, а таким же талантом этот кто-то не обладал. Лёгкой победы, конечно, не вышло, но и на этот раз северные волки взяли верх, а розы, поджав лепестки, стремглав умчались к Девичьему Пруду и остались там, боясь высунуть свои бутоны. На осаду не было времени, и юный Король Севера победоносно отправился маршем на Королевскую Гавань. Правда, пришлось усилить арьергард, чтобы уж точно не опасаться удара в спину.
[indent] Но этого чудесной удаче Старка было мало. Из Гавани навстречу Роббу вышло сравнимое по численности войско Ланнистеров, состоящее из ветеранов Запада и подкрепления от Тиреллов, занятых осадами Штормового Предела и защитой Простора от железнорожденных с дорнийцами. В армии Старка были помимо охочих до битвы северян еще и солдаты речных лордов, стремившихся отомстить львам за все ужасы войны, постигнувшие Трезубец по вине лорда Тайвина. До самого конца этой долгой и самой кровавой бойни Вестероса со времен Рубинового сражения Роберта и Рейегара было неясно, кто победит. Армия у Ланнистеров была меньше, но тяжёлых рыцарей в ней было больше. Зато ярости всех северян, отваге горных копейщиков и мастерству опытных солдат не было предела; в этой битве львы сполна ответили за все свои преступления. Ржание лошадей перекрывали крики «За Короля Севера!» или «За Трезубец! За Север!», но только Робб кричал »За лорда Эддарда!». Он хотел бы сейчас быть уверен, что его отец отомщен, но месть не зря всегда подавали холодной: она не вызывала того удовлетворения, того тепла на душе, которое ей было нужно. Кровью не искупишь кровь. Жесткость только порождает жестокость, в чем убедился Робб за все время этой войны, но сейчас, слава Богам, война приходила к концу. Жаль только, что голову Тайвина нельзя насадить на пику, как они сделали это с лордом Старком.
[indent] Взять Королевскую Гавань было уже намного проще. У Робба, конечно, в армии осталось не больше тысяч двадцати, но и этого хватило, чтобы расправиться с хлипкими Золотыми Плащами. Стражники не воины; а золото легко ломается под ударами твердой стали. Для взятия столицы всех Семи Королевств даже трудиться особо не пришлось: флот Мандерли заблокировал выход к морю, а солдаты за неделю собрали тараны да лестницы. Взято было только двое ворот из семи, но половина стражей города побросала мечи и сдалась на милость победителям. Красный Замок тоже был взят за считанные часы: там, увы, также не нашлось достаточно верных защитников, считая даже Бороса Блаунта, якобы доблестного белогвардейца, которого самолично казнил Робб после того, как тот отказался ценой своей жизни защищать королевскую чету, которой в свое время давал клятвы. Королевская чета, к слову, осталась вся жива, на удивление; в прошлый раз захватчики Гавани не пощадили никого. Джейме ускользнул на Запад, его сестру Серсею Король отправил в темницы на самом нижнем уровне, а ее дети остались заперты в Твердыне Мейгора как заложники на время всяких разбирательств. Несмотря на предложения своих вассалов и личные амбиции, Старк оставил Томмена королем Семи Королевств, но пока еще не было все однозначно решено.
[indent] И, наконец, Робб снова не знал, что ему делать.
[indent] Теперь все было в его руках, весь Вестерос замер в ожидании действий Севера. Объявит себя Старк королем всех Семи? Станет ли лордом-протектором государства? Свяжет себя с Баратеонами через Мирцеллу или, может, предоставит Гавань самой себе, убравшись в свои земли? Даже Простор, у которого армия была в четыре раза больше старковской, не пошел войной к Черноводной. Теперь влияние Робба было поистине безграничным, возможно, и не номинально. За ним стоял Дорн, Железные Острова, Трезубец и Север, а теперь еще и Королевские Земли. Вассалы Шторма тоже собирались принести ему присягу, как и некоторые лорды Узкого моря. Но Робб так и не понимал, как ему жить дальше, что делать с Вестеросом. Поэтому он решил немного уйти в сторону от всей этой политики и отдохнуть.

[indent] Спать не меньше суток – дело нехитрое. Но Робба и так сложно было назвать легким на подъем, а последние два дня ему и вовсе некогда было спать. За своей армией был необходим контроль, и за лордами тоже, ведь у них так и чесались руки разграбить город и изнасиловать всех женщин, как это обычно бывает. Впрочем, некоторые из них явно были не против, поэтому Робб не стал препятствовать солдатам посещать бордели и всевозможные кабаки. А еще он разбирался с проблемами в городе и окрестностях, а еще слушал присяги вассалов трона и их просьбы. Но ближе к ночи Маленький Джон всё-таки заставил своего короля идти спать, и он лег прям так, в доспехах, в гостевом зале Твердыни. После Железного Трона сон в любом положении был сладким.
[indent]На него даже не покушались. Наверное, потому что почти все были мертвы. Все равно, охрана у Короля Севера была очень сильная, а его войско довольно крепко держало всю Гавань за горло, поэтому ничего особенного не случилось. Поэтому Старк решил уже, наконец, серьезно заняться знатными пленниками, некоторые из которых уже пришли после ужасов темниц. Но не до всех них ему сейчас было дело; начать он решил с Маргери Тирелл. По дороге – а идти было всего-ничего – он вспоминал все, что о ней знает: Темноволосая красавица, воспитанная в лучших традициях леди. Была дважды помолвлена с королями, за Ренли успела даже выйти, хотя брак вроде как не был подтвержден. Он умер, и Джоффри тоже умер... Ну, зато она Тирелл. Пока дорогая Маргери в моих руках, Тиреллы будут верны. Всё-таки, дочерей-то у него не три и не две. Одна. Но девицу держать в плену... Как-то слишком уж. Другое дело Цареубийцу.
[indent] Из сухих «благородных» темниц ее переместили в красивые покои, бывшие когда-то кухней, еще вчера. Покуда лорд Рендилл, взятый также в плен, был отправлен в качестве переговорщика и в качестве самонадеянного знака доброй воли к лорду Мейсу, Маргери осталась здесь. Робб, перенявший от дяди любовь к девушкам, особенно красивым, очень уж желал с ней поговорить. А что? Фреи станут – а, может, и нет, – его родней лишь после войны и тогда, когда он захочет. А Маргери, говорят, чертовски красива...
[indent] Он и правда хотел просто взглянуть на нее и поговорить. Ну, и поэтому взял с собою дорнийского вина, сладкого, как поцелуй, и ещё бутылочку борского золотого, потому что дорнийское надо было чем-то запивать. Но начинать с алкоголя было бы глупо, поэтому Робб надел свой лучший серый дублет с бегущим лютоволком и застёжкой в виде его головы, а с собой взял чудные цветы – кажется, какие-то с Летних Островов, которые выращивал Джалабхар Ксо, изгнанник из Долины Красных Цветов. Потому что розы – это слишком банально и слишком уж они надоели Тиреллам, наверное.
Долгого лета вам, миледи, – поприветствовал девушку Робб, зайдя в ее покои. Она была не одна: Робб также отправил к ней бывшую свиту, из тех, что остались в городе. Робб почему-то почувствовал себя глупо сейчас с этими цветами, напоминавшими тюльпаны, с неуклюжим северным приветствием и окружённый вниманием всех этих дам. Но свита несостоявшейся королевы переглянувшись, быстро покинула Маргери, оставив их наедине. Тем лучше для Робба, он хотя бы не успел стыдливо покраснеть, как это обычно бывало. Не привык он к большому количеству леди в окружении; другое дело лорды и командиры.
[indent] Он подошел ближе и подарил ей цветы, сперва поцеловав руку. Галантность нынче ценилась не меньше знатности, наверное: всё-таки от разговоров знати высшего общества Робб уже давно был далек. Или всегда? Север не был похож на юг даже в празднествах.
Мне очень хотелось поговорить с вами и убедиться в истинности слов о вашей красоте, – как всегда, начать следовало с лести и комплиментов, хотя сейчас они и правда были правдивы. Не сказать, чтобы темница для леди Баратеон (почти дважды! или всё-таки Тирелл?) прошла совсем бесследно (тут уж точно Робб судить не мог, так как все же видел ее впервые), но, наверное, темница гораздо больше повлияла на ее характер, чем на внешность. – Слова и вправду истинны, могу сказать я не без удовольствия.
[indent] Ему хотелось узнать, что происходило в последние дни в Королевской Гавани, как она относится к Роббу, и что, по ее мнению, предпримут Тиреллы. Но начинать следовало издалека, и даже не с очевидных и наивных комплиментов. Но разговоры всегда давались северянину с трудом.
Как ваше самочувствие? Вы чувствуете себя лучше? – спросил король, смотря ей в глаза. Пытаясь разгадать ее эмоции, он переставал нервничать, и так было легче говорить. Конечно лучше, что за вопросы... В темницах не так уж и хорошо живётся. Но он постарался улыбнуться, чтобы разговор не был похож на чересчур официальный. Хотя, Маргери, как и его сестра постарается отвечать лишь холодно-учтиво, наверное. То, что всегда его раздражало, даже в себе. Или она всё-таки не такая предсказуемая, как другие леди? Говорят, что по части интриг она даст фору любой другой интриганке всех Семи.

Отредактировано Robb Stark (2018-02-04 09:13:48)

+2

3

Это длилось вечность. Если по началу казалось, что ее должны выпустить из темницы в этот же день (ах, эта детская наивность!), то после трех месяцев сидения в темноте и сырости, со спутанными жирными волосами, Маргери Тирелл, младший ребенок и дочь Мейса Тирелла, полностью утратила силу духа и какую-то надежду на свое вызволение.

Потому что проклятый Робб Старк начал одерживать верх. Снова и снова. Раз за разом. Королева-регент, безумная королева-мать сделала все возможное, чтобы удержать при себе не только "убийцу" своего сына, но и ее не на шутку злую родню. В одну из ночей к ней вошел сир Илин Пейн и, вылупя свои страшные пустые глаза на девчушку, сунул ей в рот кляп, а на голову надел мешок. И повел. Куда-то вниз, вперед,и вниз, вниз, вниз... Туда, где не мог ее достать ни один лучик солнца, и уж тем более ни одна пташка. Теперь Роза Хайгардена была не узницей, а пленницей. Каждый день к ней приходил Илин Пейн, приносил еду, выносил ведро. Два раза в неделю он приносил таз с едва теплой водой, чтобы девушка могла умыться. Когда она заболела в первый раз, задыхаясь от жара собственного тела, пришел мейестер Пицель и принес ей макового молока, а также немного травяного чая, после которого стало лучше. После второй простуды палач королевы принес ей теплых шкур и шесть свечек. После полугода заточения в глубинах замка она стала просить бумагу, чернила и перья, но получила их лишь через месяц. Чтобы не сойти с ума от одиночества и тишины ей приходилось писать стихи и рассказы, рисовать, а еще начать подсчитывать дни. Дни до чего? Кто знал. Когда Маргери находилась в королевской темнице ей было многое известно, но там, в глубокой темноте ей никто и ничего не говорил и даже сир Илин не имел языка.

После года заточения ее вывели в ее старую темницу, где она встретилась с Лорасом и отцом. Плача от счастья и от жалости к самой себе, девушка просила увести ее из этого места, да, черт возьми, она ведь и думала, что за ней пришли, чтобы, наконец, освободить! Но нет, в углу помещения стояла Серсея, которая своим негромким "Достаточно" перекрыла кислород Тиреллов. Разозлившийся Лорас потянулся было к мечу, хлопавший глазами отец что-то мямлил в сторону королевы, а Маргери... Маргери лишь отошла от своей семьи, с горечью глядя на них, запоминая вновь давно забытые лица и лишь сказала им идти. Идти и делать все, что в их силах, жить, воевать, чтобы когда-нибудь вызволить ее отсюда. И они ушли, не сдерживая слез, эмоций, но все же покинули темницу. А Тирелл осталась с клочком бумаги в руке, который прочтет чуть позже, в этой самой темнице, в которой ее оставили после встречи. Прочтет, чтобы вновь почувствовать запах свободы.

"Война скоро закончится."

Но шли месяцы, а за ней никто не приходил. Молчавшая, казалось бы, вечность, Маргери перестала ощущать грань между здравым смыслом и безумием. Не чувствовала времени, голода, эмоций. Теряла собственное "я" и лучшие годы жизни. В голове лишь постоянно крутилась смерть Джоффри и, думалось Тирелл, что лучше бы он был жив, этот маленький ублюдок, был жив и мерзок подле нее, но не умер. Умерев, он ловко утащил свою невесту с собой. Вот только ее путь вникуда был намного длиннее того пути, которым его отправила господин Никто.

А под конец пришла Серсея. Она была с кубком вина и двумя бокалами. Сир Илин Пейн принес ей табурет. Горечь и страх в глазах королевы смогли пробудить чувство удовлетворения в душе Маргери, а вино наполнило все тело давно забытым ощущением комфорта.

- Ты сломала всю мою жизнь, девочка, - после долгого молчания промолвила Ланнистер глядя, как узница дрожащими руками держит в руках бокал. - Ты убила моего сына и низвергла все Семь Королевств в хаос. Тебя стоило убить еще тогда, в тот же день, но твоя семья.., - запнувшись, женщина осушила разом бокал и встала, отвернувшись и больше не говоря ни слова. А через месяц за ней пришли и освободили. Робб Старк, Северный Король, распорядился, чтобы ее освободили и переместили в более уютные покои, чем те, в которых она пробыла без малого полтора года. Да, война была, по меркам воинского дела, весьма быстрой, но для узника проходит вечность.

Через пару дней спокойной жизни, к ней впорхнули ее кузины, обнимали, целовали и щебетали о том, что произошло за время того, как Маргери пребывала королевской пленницей. Словно, кто с кем флиртовал и кто кому что сказал волновало девчушку. Словно бы хоть что-то волновало ее в этом мире, кроме семьи. А самые близкие к ней так и не пришли. Через неделю, зато, появился в ее дверях кудрявый темноволосый мужчина с вином и цветами в руках, прямо как из тех книжек, которые Тирелл читала, буду мечтательной девочкой. Быстрые перешептывания сидевших в это время в покоях кузин дали понять, что перед ней никто иной, как сам Робб Старк, от чего розочка напряглась, как струна на лютне. Ее щебечущая свита, хихикая и игриво приседая перед королем (?), вышла из комнат, оставив их наедине. И что же было делать девушке, как себя вести? Кто она теперь: свободная леди или узница, перекочевавшая в другие руки? Галантность мужчины не сгладила ее складки на лбу, цветы не ослабили напряжения. А глупости о ее красоте (пусть и впалые щеки вновь вернулись в прежнюю форму, а красиво постриженные и уложенные волосы, равно как и тело, благоухали ароматом лучших цветов Вестероса) никак не могли отвести подозрений от этого молодого человека.

— Как ваше самочувствие? Вы чувствуете себя лучше?

Ей хотелось ответить вежливо и достойно, быть может, благосклонно улыбнуться, но единственное, что вырвалось из уст, явно было важнее всего на свете:

- Я ваша узница?

Поняв, что ляпнула лишнее и грубым тоном, девушка встала, выставив ладонь, тем самым говоря, что отвечать не нужно. Подойдя к окну и увидев хмурые тучи, затянувшие все небо, Маргери неуютно поежилась, вспоминая холод темниц.

- Вы привезли в это место холод, Робб Старк. Лето уже прошло, - она встала полубоком у окна, чтобы видеть лицо юноши, пробиться сквозь эти северные глаза, угадать самой, что его привело сюда. И не смогла, потому что плохо помнила, как именно. - Цветы красивы, благодарю. И чувствую я себя лучше, ваша заслуга. Но мне стало бы лучше в кругу моей семьи, а не в этих пустых покоях.

Приобняв себя за плечи, молодая дева посмотрела в зеркало у своей кровати, увидав в нем очень худую девушку в темно-синем платье с длинными рукавами и высоким воротником. Бледное хмурое лицо было красивым, но все же незнакомым его обладательнице. Лишь локоны каштановых волос говорили о том, что в зеркале все та же Маргери Тирелл, какой она была очень давно. Если бы не Робб Старк, ее, быть может, выпустили бы раньше. Но говорить этого вслух девушка не стала. И очень, очень постарается не говорить.
[STA]“Alone"[/STA][AVA]https://78.media.tumblr.com/d41c89fed2115718b89114711bbcdded/tumblr_ox7ocx67LI1vn2lb7o2_250.gif[/AVA][SGN]https://78.media.tumblr.com/2cafb4bbe43116993ff563361427639a/tumblr_ommfakOtwU1uhpdrfo4_400.gif[/SGN]

+2

4

[indent] Маргери выглядела сердитой, тон голоса пытался казаться уверенным, но чуть печальный взгляд и чуть рваные движения выдавали в девушке все ту же пленницу, какой она была при Ланнистерах. Глаза неопределенно бегали из стороны в сторону, то задерживаясь на его лице, а то и вовсе глядя в сторону, на стены или зеркала. Ее было жаль; но жалость последнее, что он испытывал бы к леди, так как это было чересчур недостойно. Присмотревшись, он понял, что она не так красива, как могла быть или какой казалась сперва, но все же жизнь в покоях вернула ее коже цвет, а новые наряды и красиво расчесанные волосы скрывали худобу лица и фигуры. Что ж, вес набрать не такая уж проблема, особенно в Королевской Гавани. Тиреллам их жемчужину нужно будет отдать в надлежащем виде, да и Роббу хотелось, чтобы Маргери поправилась и выздоровела.
[indent] Чем-то она напоминала Роббу возможность его судьбы, приди он к Джоффри на поклон. Этот ублюдок издавался над Сансой после каждой победы Робба, а что бы он сделал с ним самим? Судя по россказням о его больной фантазии, напоминавшей бредни Эйриса, так называемые «каменные мешки» были бы не самым худшим вариантом. Кто знает, был бы его характер столь стальным, если бы несколько месяцев, а то и лет он провел в темном тесном пространстве, а его пальцы, замурованные в стенах, каждый час грызли бы крысы? Говорят, в Утёсе Кастерли таким образом умерло с десяток королей и лордов. Джоффри же был больше Ланнистер, чем сын Роберта, и от него Робб ожидал чего-то такого. Хорошо, что теперь он мертв. Но благодаря ли девице Тирелл? Судя по ней, такого точно не скажешь.
Я ваша узница?
[indent] Подобный вопоос, звучавший из ее уст едва ли не самой болью, резал по ушам. От подобных вопросов ни закрыться щитом учтивости, ни попытаться отмолчаться – можно только вежливо ответить илм грубо оборвать. Маргери, будто понимая, что королю подобных вопросов лучше не задавать, жестом попросила отмолчаться, но Робб не страдал самодурством южных королей, он был по-северному прямолинеен и привык на вопросы отвечать.
Прошу вашего прощения, но так нужно, – высокая политика – непростая штука. Сейчас война могла быть только между Старком и Тиреллами, потому Маргери ему и нужна. – Я опасаюсь опрометчивых действий вашей семьи.
[indent] Еще бы не опасаться – первая по численности армия в стране, а у Робба – только третья. А между ними отрыв в десятки тысяч людей. Дорн и кракены далеко, а Тиреллы же – под боком, совсем рядом. Осаду он вряд ли переживет. Старк почему-то был уверен, что после поражения своих «союзников» они прибудут сюда, освобождать дражайшую дочь и сестрицу, и спасать королевство от варваров с Севера.
Я предпочел бы, чтобы вы считались моей гостьей. Разве я с вами был жесток? – он вскинул бровь, вопрошая. Возможно, она и была пленницей, но всё-таки в золотой клетке. Хотя, все ценили именно свободу, или хотя бы ее иллюзию. Но зачем? Неужели нельзя быть счастливым, даже если ты обвязан обязанностями с ног до головы?
Такова участь Старков – нести холод так, чтобы все поняли, где тепло, – он слышал, что за высокими словами и аллегориями в столице Вестероса искусно прячут суть. Но Робб пока располагал лишь пафосом. – До сих пор не понимаю, почему нас, северян, так ненавидят, может, вы знаете? – Это пока оставалось для Молодого Волка закрытым. Неужели отстраненность и непохожесть люди считают дикостью, а умение отвечать на оскорбления – коварством? Южане казались странными для Робба. На поступки, а не слова в Гавани, видимо, внимания вовсе не обращают.
Если вы все же считаете меня каким-то монстром, оборотнем, людоедом – вы так и скажите, не стесняйтесь, – сказал Король Севера с издевкой, холодно усмехнувшись. Подобные слова народа его веселили, хотя сейчас подобные слова явно были лишними. Маргери ведь ничего подобного не имела в виду, но зато Волк слишком быстро завелся. Не нужно было так резко.
Вам не нравятся покои? Я могу предоставить вам свои – в них я бываю не так часто, чтобы как-то вас стеснять, но зато вам может быть не так одиноко, – пожал плечами Старк, снова задумчиво разглядывая ее глаза. Ее сейчас: такую грустную, хмурую, сломленную – хотелось как-то утешить, но словами ничего подобного Старк делать не умел. Может, подобное предложение ее хотя бы развеселит? А может все-таки применить вино? – Вы ели сегодня? В вашем... Положении полезно хорошо питаться.Но не пить, конечно. Пить всегда вредно.А ещё вам нужно быть честной и прямой. Душевные муки терзают тело не хуже кинжала, а поговорить вам, гляжу, почти не с кем, – нужны ли ей все те служанки, которых ей проставил Робб? Нужны ли ей сейчас вообще разговоры? Зря он, наверное, зашел, но во взгляде девушки не читалась усталось и скорейшее желание убежать подальше. Или Волк просто не умел читать.
Возможно, я не самый приятный собеседник, но я умею слушать и понимать. – Он скрестил руки на груди, вопросительно взглянув на Розу. А еще не проявлять эмоции и обворожительно улыбаться. Разве этого недостаточно?

Отредактировано Robb Stark (2018-02-08 20:43:23)

+1

5

Да, ей мало был знаком Север. Север она видела в своих красочных снах, читала его на страницах, думала его в своих мыслях. Всегда он был величественным, суровым, опасным, конечно же, но сказочным. Многим деткам из знатных семей рассказывали страшные рассказы о грамкинах и снарках, великанах и белых ходоках. Маргери читала книги, выпрашивала у приходящих бардов и странствующих сказителей обо всех чудесах мира. И многие упоминали Север.

Для нее эта часть Вестероса всегда была волшебной.

Но вот перед ней стоит один из ее представителей, Робб Старк. Из плоти и крови, с кудрявыми волосами, пухлыми губами и суровым взглядом смотрел на южанку, словно бы тоже удивляясь тому, какими на вкус оказались жители теплых мест. Нет-нет, Санса Старк была не в счет - по ней было видно, что она дочь тепла и величия, а не льда и безвкусицы. Ей было не место в тех краях, а вот Молодому Волку...

Его слова были прямы, как выпущенная из лука стрела, хлестки, как удары плетью. Большинство его слов Тирелл выслушала молча, большую часть времени поглядывая в окно, и лишь резко вскинула голову на его саркастический тон о том, что он, видите ли, в ее глазах людоед. В ее глазах читался укор, мол, какого вы обо мне мнения, милорд? Что же я, сельская девка? Но роза промолчала, сжав губы плотно, словно боясь, что из них вылетят ненужные в данный момент слова, которые повлекли бы не самые лучшие последствия.

— ...А ещё вам нужно быть честной и прямой, - правая и ближайшая к мужчине бровь Маргери резко метнулась вверх. Ты ведь это несерьезно, чужак? - Душевные муки терзают тело не хуже кинжала, а поговорить вам, гляжу, почти не с кем, - Не моя вина, а твоя, что ты приставил ко мне этих клуш, которых я и раньше-то терпеть не особо могла.

Но на деле же девушка постаралась вежливо улыбнуться, сделала полупоклон и шаг к Роббу Старку. А потом приблизилась на расстояние метра от мужчины, усиленно разглядывая его с ног до головы. Было видно, что он отвык носить богатую одежду, а вот доспехи, на взгляд самой Тирелл, подошли бы ему лучше. Щетина, покрывавшая щеки, говорила о том, что человека мало заботило то, что скажут о его внешнем виде другие, однако, должны ведь быть у каждого свои страхи о своем теле, разве нет? Или это только барышни страдали от сбившихся локонов из прически?

- О, ваше в... хм, милорд, моя милая свита не оставляет меня в тишине ни на секунду. Благодарю вас.

Обойдя Старка сбоку, она взяла с дальнего стола пару чистых бокалов, что стояли нетронутыми на подносе уже несколько дней, открыла одну из бутылок, принесенных завоевателем Семи Королевств и налила в два бокала, старательно вспоминая, как повела бы себя безмятежная Маргери Тирелл, жившая до темницы, с таким симпатичным юношей в своих покоях. Для начала, девушка улыбнулось, но вышло как-то натянуто, что явно было заметно и не сочеталось с тяжестью, поселившейся в ее глазах. Приподнеся один из бокалов мужчине и пригласив его махом руки сесть напротив нее за стол. Пригубив вина и почувствовав забытый, но все еще приятный и сейчас вкус, роза улыбнулась чуть более мягче и заговорила вновь, стараясь быть чуть более многословной, чем все это время.

- У меня есть множество вопросов, которые я бы, да, безусловно, обсудила бы с вами, - не хочешь говорить про мою семью - хорошо. Но они в этой войне занимают не последнее место, и в любом случае всплывут в нашем разговоре. Ведь я здесь из-за них и не из-за чего более. - Например, один из них... Почему Томмен Баратеон все еще сидит на троне? Насколько мне известно от моего первого мужа, ваш отец пошел против короны, не веря в родство детей Серсеи Ланнистер с королем Робертом. А вы, милорд, не просто так ушли из Севера, разве не решение отца послужило тому виной? Так что же вы его если не казните, то хотя бы не отошлете под свое крыло, в Винтерфелл? Поправьте меня, если я и мои мысли ошибаемся по этому поводу.

Теперь глоток сладкого вина был чуть побольше, а глаза Маргери Тирелл глядели в глаза Робба Старка. Он говорил с ней прямо? Ну что же, она тоже не прочь поговорить напрямую. Хочешь узнать человека лучше или понравиться ему? Перенимай манеры и смотри, что будет дальше.
[STA]“Alone"[/STA][AVA]https://78.media.tumblr.com/d077483141e1ec48948472723f4f7386/tumblr_p23zibcjdq1u820dio2_400.gif[/AVA][SGN]https://78.media.tumblr.com/c6ac65f0fafc1bb8a2add78299f8e46d/tumblr_oueqhaOJPg1ua2og8o6_400.gif[/SGN]

+1

6

[indent] Его слегка раздражала неестественность и холод леди Тирелл. Плавные, отточенные движения выглядели красиво, но были не тем, чего хотел Робб. Хотя, чего он ждал? Что, раз теперь король, то все будут делать лишь то, чего хотел он? В лучшем случае все старались скрыть то, кем они являются, от него, а в худшем... В худшем пытаются его убить. Такая важность своей персоны слегка забавляла северянина, хотя он и относился к своему окрудению совсем не легкомысленно. Даже сейчас он подсознательно ждал чего-то от Маргери, даже толком не задумываясь об этом. А что? Меч у него на поясе хоть и праздничный, но колоть умеет. Пусть леди Тирелл была не больше тени Старка, подобные мысли все равно закрадывались в голову. Может, не меч, а бутылка. «Розочка» в стиле Тиреллов способна рвать горло не хуже зубов Ветра. Или еще что. Глаза его иногда бегали по обстановке покоев, где-то на уровне инстинктов подмечая опасности, но от этих мыслей больше хотелось смеяться, чем воспринимать их всерьез. Надо было еще волка взять, чтобы уж точно быть во всем спокойным. Серый Ветер хотя бы умел определять отношение людей к Старку, что с его нюхом немудрено. Очень полезная вещь, которая бы сильно пригодилась сейчас Королю Севера.
[indent] И снова половина его слов ушла на ветер, словно бы и не долетев до ушей Маргери. Видимо, он и правда не обладал стоящей харизмой или красотой, чтобы его слушали сразу, буквально заглядывая в рот. Ему бы это очень понравилось. Но ведь не зря он сказал, что умеет слушать, потому что говорить он и правда не умел. Но вот отвечать – запросто. Но он, если честно, немного терялся под острыми, как наконечник копья, взглядами девушки, отчего постоянно отвлекался на что-нибудь. То поправлял белоснежную рубашку на рукавах, то волосы, предательски сползающие к глазам или воротник дублета, будто бы неровно лежащий на теле. Рука то и дело тянулась к привычному месту на рукояти клинка, и приходилось прикладывать усилия, чтобы не делать этого. Но, делая так, Робб еще больше раздражался, и явно сейчас поведет себя в чем-нибудь не как подобает королю,.а как повел бы себя семнадцатилетний мальчишка. Вдвое неловко становилось от подобных мыслей, когда он понимал, что перед ним красивая девушка. Ну хоть внешне он выглядел холодным как зима, безэмоциональным как Север и уверенным, как загоняющий добычу лютоволк. Это уже давно стало его привычкой – вести себя как отец, которого не за красивые глаза прозвали Тихим Волком.
[indent] Так милорд или ваше величество? – хотелось спросить ему с привычной издевкой, не оставляя эту ма-аленькую детальку без внимания. Но он лишь сдержанно улыбнулся и кивнул, хотя в голосе леди не слышалось благодарности. Скорее, наоборот. Но в Королевской Гавани не высказывают вслух то, что не желали говорить вслух. Это была маленькая игра, словно письмо между строк невидимыми чернилами. Каждый читал шифр по-своему, без уверенности в правоте, но это лишь добавляло игре азарта. В подобные игры вступают все, кто хоть раз бывал в Гавани долго, но многие не понимают и не принимают их сразу, но без них в столице интриг и коварств прожить невозможно. Не столько скучно, сколько опасно: стены, как всегда, имеют уши, но невысказанные, даже шепотом, но дошедшие до нужных ушей мысли не могли понять даже они. Отец игру не понял, и потому теперь мертв. Но Робб-то наполовину Талли, среди которых не все были подобны Эдмару в управлении землями и игре престолов.
[indent] Пока она наливала наливала вино (всё-таки дорнийское!), Волк цепко следил за ее движениями. А ничего больше не оставалось; леди безо всяких сомнений взяла дело в свои руки, сделав то, что собирался сделать он сам. С Маргери следовало брать пример. Несмотря на все злоключения, она оставалась уверенной и безмятежной, хотя и глаза вместе с натянутой улыбкой показывали напряжение. Старк принял предложение девушки, и они сели друг напротив друга, словно бы собирались обсуждать какой-нибудь план на военном совете, а не просто говорить. Северянин сделал глоток и поставил бокал обратно. Может, яд для ее рук подойдёт лучше «розочки»? – снова, мысленно усмехнушись, подумал он.
Мне это не было известно, миледи, – чуть замешкавшись, ответил Робб. Он ни разу не разговаривал ни с одним из лордов Малого Совета Роберта или Золотых Плащей до прибытия в Гавань. Кое-что он знал из слухов, кое-что писал ему Джон, «тесно» знакомый с Яносом Слинтом, казнившим их отца, но не был уверен. Да и самолично пока не занимался подобными расследованиями. – Король Томмен был признан и помазан на царствие самим Верховным Септоном. Люди видят в нем своего законного правителя, кто я такой, чтобы разрушать их веру?
[indent] Узурпаторов народ не слишком уважал. Да, сам Роберт в своё время завоевал себе трон тогда, когда Эйрис творил свои страшные преступления, но сейчас таких громких поводов не было. К тому же, Робб не обладал его даром харизмы, благодаря которому Роберта так и не сбросили с трона за настолько долгое время. Ну и хороших новых союзников вокруг тоже не предвиделось. Зачем усугублять свое положение, если тебя и так, мягко говоря, не уважают в народе?
Даже если это и так, – продолжил он, удивляясь подобным вопросам от нее,– больше хороших кандидатов в короли у меня нет. А вы кого видите на троне?Меня, вашего отца, себя? Прав у всех нас не больше, чем у любого крестьянина. У бастардов Роберта еще были какие-то шансы, но у Томмена всех этих прав явно было гораздо больше. Он хотя бы не чудовище, как его умерший брат, даже если все листовки Станниса были правдой.
На юг я отправился ради отца, а не его решений. Он не сообщал мне о них. – Разговор до чертиков напоминал аудиенцию, отчего голос Старка становился четким и размеренным. Подобные разговоры не доставляли удовольствия.
Как ни как, Красный Замок пока что его дом, а я гость короны. Не будет же король править государством из самого края Вестероса? – произнес Робб с усмешкой. Подобные слова были открым лукавством со стороны Робба. Какова будет моя власть здесь, если король переместится на Север?
[indent] Теперь был его черед задавать вопросы. Он выпил еще глоток, после которого губы вновь зажгло. Дорнийцы предпочитали есть все острое, а их вина были резкими и жгучими, с приятным послевкусием, но искусанным в порыве мыслей губам Старка от этого не было легче. Подобное жжение лишило Робба сосредоточенности, и он счел, что тех его ответных вопросов пока хватит. Молчание приятно ощущалось, в отличие от разговорчивости. Особенно от его, Робба, разговорчивости.

+1


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Дай мне испить красы твоей » The Wolf and the Rose


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC