Game of Thrones ∙ Bona Mente

Объявление

Barbrey Dustin

«Дастины, прославленные некогда короли холмов, хоронили своих мертвых в земле; Эддард Старк, будь он проклят, не вернул ей тело Виллама, и она не могла воздать ему почести так, как того хотели бы его предки, но она ни за что бы не предала его память подобным образом. Не позволила бы ему оставаться в вечном холоде и пустоте, не позволила бы скрыться от глаз оставшихся в живых, не позволила себе — и другим — забыть».

For where your treasure is

Малый совет

Catelyn Stark - Мастер над законами
Taena Merryweather - Великий мейстер
Lyanna Stark - Мастер над кораблями




Настоящее (299г)

1.68 Тирош: Nymeria Sand
1.80 Королевская Гавань: Myrcella Baratheon
1.82 Королевская Гавань: Petyr Baelish
1.88 Королевская Гавань: Osmund Kettleblack
1.90 Королевская Гавань: Olenna Tyrell

Настоящее (300г)

2.15 Ров Кейлин: Creighton Redfort
Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Танец драконов » 2.15 Ров Кейлин. The Art of War


2.15 Ров Кейлин. The Art of War

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Участники эпизода в порядке очереди написания постов: Робб Старк, Бринден Талли (ГМ),  Крейтон Редфорт, Русе Болтон, Дейси Мормонт, Робетт Гловер, Хелман Тохрат, Рикард Карстарк, Джон Амбер старший, Галбарт Гловер, Родрик Рисвелл, Эйнис Фрей.
2. Хронологические рамки: 1 месяц 300 г. После переговоров с Ашей Грейджой.
3. Место действия: Ров Кейлин.
4. Время суток, погода: первая половина дня, холодно, промозгло.
5. Общее описание эпизода: Как сказал один талантливый политик, есть те войны, что выигрываются не мечом, а пером. Северяне и Железнорожденные до подобных тактик доходят редко, однако времена меняются: на престоле Винтерфелла сидит молодой король, в котором течет как северная, так и южная кровь, а Морской трон впервые заняла женщина. Что же это: ветер перемен или новое повторение старых ошибок?

+2

2

[indent] Ещё час назад он гулял по двору вместе с Дейси, рассматривая кричащих солдатов и тренирующихся рыцарей.
[indent] Ещё час назад он совсем не чувствовал себя королём.
[indent] Но сейчас нужно было надеть корону и сесть во главе длинного стола из резного камня. Этот совет должен был собраться ещё вчера, но тогда они обсуждали совсем другой вопрос и совсем не здесь, в по-королевски аккуратной Привратной башне. Тогда они собрали множество лордов и владетелей, из которых лишь немногие имели храбрость высказаться. Теперь же ему нужно было решить все-все накопившиеся вопросы и проблемы. Пока он находится на Севере, а не на Трезубце, ему нужно было все здесь привести в порядок, иначе к совоему следующему возвращению он будет править руинами.
[indent] Теми же руинами, в которых лежит Винтерфелл.
[indent] Робб вошёл в зал, жестом поманив за собой Дейси и Маленького Джона, лучших людей его гвардии. И, главное, самых-самых верных. Он шел чуть впереди, слегка шурша кожей своего доспеха. Сегодня он надел парадную кожаную бригантину, в которой стальные пластины были вшиты в выверенную кожу, поэтому она выглядела легкой, но защищала не хуже рыцарских лат. К поясу был пристегнут меч – увы, не Лёд, но напоминающий его одноручную копию, – и кинжал, украшенный рукояткой в виде головы серого лютоволка. За ним шли, также гремя доспехами, только громче, его гвардейцы, а по правую руку грациозно шагал Серый Ветер, едва ли не символ его власти. Они прошли через весь зал, и король сел на холодный высокий стул, оглядев своих советников.
[indent] Все уже были тут, отчего король улыбнулся, но, вспомнив, что находится не на весёлом пиру, сразу же посерьезничал. Лорды всё-таки пришли сюда помогать королю управлять государством, а не лицезреть его улыбку. Конечно, пришлись их заставить нервничать и ждать, но Робб едва ли опоздал надолго. Просто он забыл сказать своему новому мейстеру, недавно вступившему в свои обязанности после того, как Робб назначил его преемником Лювина из Винтерфелла, собрать старые письма от Родрика Касселя. Он, кажется, был одним из беженцев с востока Речных Земель, возможно, раньше он служил леди Уэнт или сиру Дарри. Тем не менее, пришлось Роббу быстро собрать их, чтобы не забыть решить асболютно все задачи, которые не успел выполнить принц Бран и кастелян сир Кассель. Он отдал маленький сундучок с ними, подписанными Роббом, Джону, а важные королевские грамоты, написанные ещё вчера ночью, Дейси.
[indent] Первое, что должен был сейчас сказать король - это о союзе с Ашей, быть ему или не быть. Кракены нынче были одной из самых главных тем разговоров в лагере северян. Настроения по лагерю ходили разные, судя по словам сира Бриндена, ответственного а разведку, но все сходились на то, что перемирие необходимо. Кто-то не желал отдавать землю Грейджоям, и сам король был с ними согласен. Отдавать землю железянам в их пользование за то, что они сожгли Винтерфелл, забрали жизни четырех сотен северян во Рву Кейлин и обескровили дома Толхартов, Сервинов и Гловеров? Кто-то был рад любому миру, ведь с Королевством Севера и Трезубца воевали почти все, кругом были лишь враги. Грейджои могли бы стать хорошими союзниками, но не верными, совсем нет. Король полночи думал, что сделать с Железными Островами, но теперь он готов был дать ответ.
Приветствую вас, милорды. – кивнул вассалам Старк. По правую руку от него сидел отец Маленького Джона, а по левую – Рикард Карстарк, выглядевший сегодня бодрее обычного. Напротив Робба, с другой стороны стола, сидел весёлый Робетт Гловер. Хорошо, что не Русе Болтон. Его ледяных глаз я не вынес бы и пяти минут. Сам лорд Дредфорта тоже был здесь, он сидел по соседству с Джоном Амбером, и король его почти не видел за широким телом великана. А напротив него, рядом с Карстарком, уместился сир Бринден Талли, которого также едва было видно в полумраке сырого Рва Кейлин. За ними сидели еще люди, кажется, Галбарт Гловер и Хелман Толхарт. Кто дальше - сказать было еще сложнее, но  расписной стол был заполнен не полностью, как и должно быть. – Я долго думал над предложением Аши Грейджой. Отдавать им Каменный Берег, который стал самой бедной землей Севера из-за них же, мне не кажется правильным. Конечно, мне нужна поддержка Великого дома и, что важнее, флота, но если бы лорд Бейлон поддержал меня во время кампании на Западе, сейчас мы все возвращались бы домой как победители и триумфаторы. Но, помощь, какая она ни была, тоже помощь, пусть и не так вовремя, как могло быть. – Робб сделал паузу и последний раз задумался. От его решения сейчас зависели многие другие. – Несмотря на всю хитрость и корысть железных кракенов, несмотря на все риски, я думаю – союзу быть.
[indent] Он замолчал, давая советникам время осмыслить сказанное. Лорд Амбер едва слышно скрипнул зубами, лорд Карстарк выровнялся и посерьезничал. Видимо, в их представлении Король Севера должен сражаться со всеми, до кого может дотянуться, и умереть с честью, бросив государство на произвол судьбы.
Это больше не обсуждается. – Лорд Джон, было, открыл рот для возмущений, но вовремя остановился. Отлично.Мы отдаём им Каменный Берег вплоть до Родниковых холмов. В том месте я объявляю Железную Марку, а ее Хранителем будет лорд Родников Родрик Рисвелл. – Вряд ли Рисвелл был бы рад тому, что по соседству с его землями появятся знамена всяких Харлоо и Коддов, и это нужно было уравновесить, иначе его верность точно можно будет ставить под сомнение. – Но это все будет после нашей победы, чтобы Морская Королева была заинтересована в ней. Также, лорду Родрику или его сыновьям отныне полагается место в моем совете.Он не отправился с нами на войну, поэтому его место, скорее всего, займет Роджер. Или Рикард. Хотя, кто знает? Место в совете едва ли было ценным, скорее, утомительным, но пусть теперь Рисвелл почувствует себя властным.
Дейси, можно бумаги, которые я тебе давал? – мягко попросил Робб. Это были бумаги, заверенные печатью короля, о союзе и его условиях, а также назначении лорда Родрика.
Итак, закончим уже с Островами. Союзу с кракенами быть. Их военная помощь будет компенсирована землями Каменного Берега. Также они смогут пользоваться лесом мыса Морского дракона, если будут использовать часть леса для нашего флота в Блистающем заливе – два корабля каждый месяц должно передаваться нам, пока не будет набрано достаточное количество. – Он сделал передышку. Говорить долго Волк не привык. Сейчас он озвучивал то, что было описано в бумагах, снабжённых королевской серой печатью с лютоволком. – Также Хранитель Севера сможет собирать их войска в час нужды. – несмотря на то, что в нижнем правом углу пергамента уже бвла печать, бумага не была свёрнута и повторно запечатана. Робб чувствовал, что что-то упускает. – Но бумага не дописана, как вы видите. Есть вам что предложить, милорды? – Всё-таки, отдается земля Севера, поэтому решать должен не только король, но и его вассалы. Пусть и не все.

Отредактировано Robb Stark (2018-01-08 17:41:55)

+5

3

[nick]Brynden Tully[/nick][status]a cold river[/status][icon]http://24.media.tumblr.com/793a70f963bba21bfb30c893abba624e/tumblr_n1yhkam0OR1s32ddso7_250.gif[/icon]
[indent] Чужие земли. Сколько Бринден Талли ни напоминал себе, что это – земли его любимой племянницы и его венценосного сына, холодные болотистые пейзажи Рва Кейлин не становились роднее. Он, признаться, не смог полюбить и сизое небо Долины Аррен, и его серый камень, и его колкий воздух. Вся эта жизнь подле второй и некогда столь же дорогой племянницы сейчас казалась Бриндену неким сном или сном о сне. Он любил Лизу, он хотел ее поддержать, ибо знал: она бесконечно в этом нуждалась. Кет, как считал Бринден, должна была справиться и сама, и в своих ожиданиях он не ошибся. С Лизой вышло иначе. Быть может, останься он подле нее все эти годы, она не утонула бы в своих страхах и болях, а, впрочем… Одним Богам известно, что было бы. Сейчас имел значение только Север и король. Его король.
[indent] Судьба племянника, конечно, не обделила, вместе с короной даровав ему и острый ум, но это не все. Рейегар был силен на ристалище и погиб от баратеоновского молота. А надеяться, что мальчика шестнадцати лет, пусть даже смышленый, обойдет таких опытных политиков и полководцев, как Тайвин Ланнистер или Виктарион Грейджой, было бы весьма неосмотрительно. Тем более надеяться, что в этом ему станет союзницей молодая девчонка с Железных Островов… Королева! Сколько их нынче? Не счесть. И все же мрут как мухи. Эту мысль Черная Рыба часто повторял про себя, но ни за что не озвучил бы.
[indent] Что думал о союзе он сам? Доселе эта мысль не приходила ему в голову вовсе. Пайк и Винтерфелл разделяла пролитая кровь винтерфелльских принцев, и шаткий мост, выстроенный в один разговор между Роббом Старком и Ашей Грейджой не внушал большого доверия. Однако, быть может, этот риск стоит того? Талли нахмурился пуще прежнего, прикидывая все исходы. Как просто было на ратном поле! Черная Рыба безошибочно чувствовал слабые места врага и умел по ним бить так, что после барды складывали об этом легенды, но золото, браки, земельный раздел – все это было так далеко от Талли, что он и влезать не хотел. Благо, найдутся желающие.
Так если быть, то отчего ж не подписана? – услышал Талли голос старшего Амбера. Повернув голову в сторону северянина, он также заметил, как Гловеры, что один человек, упрямо сложили руки на груди. Северные бараны. Они потеряют последнюю каплю крови, но не уступят в том, к чему привыкли их деды и прадеды. Север – для потомков Первых Людей. Железнорожденным – смерть. Они не примут этого союза.
К чему эти союзы, когда в наших руках эта… – Он чуть насмешливо скривил лицо, – королева?
[indent] Дикие люди, дикие земли. Черная Рыба уважал северян, но не питал иллюзий. Кейтилин – повезло. Бринден знал: его покойный брат недолюбливал Эддарда, почитая его лишь за тень Брандона и, к тому же, обижался на него за прижитого бастарда, но у Рыбы на сей счет мнение было иное. Старк не был совершенством, но они бились бок о бок, и с каждым днем Бринден лишь убеждался в том, что за угрюмым лицом кроется чистое сердце.
[indent] Кейтилин – повезло. А вот повезло ли Роббу иметь таких лордов в подчинении, Черная Рыба не знал. Уж вряд ли они затеют бунт, но крэговская история о многом молчит и тем самым на многое красноречиво намекает. А что будет, когда и если Робб решится на то решение, что северянам придется не по нраву? Король молод, горяч и не имеет наследников. Стоит снова сказать спасибо покойному Эддарду Старку, ибо его имя немало весит на Севере и по сей день, но кровные узы отнюдь не то, что согреет в зимние дни, прогонит врага с земли и вернет мертвых к жизни.
Ее брат убил ваших братьев и вашу жену, Ваше Величество, –  напомнил Карстарк, как будто об этом можно было забыть. Амбер свирепо кивал, Гловер хмуро сверлил короля, и даже Фреи, видимо не желавшие отличаться от большинства, всем своим видом изображали сомнение. Черта с два! Бринден перевел взгляд на Мейдж Мормонт, но не смог прочитать ее мыслей. А жаль. Что думает эта женщина, Рыбе было особенно интересно, ибо кто, как не Остров вечно страдает от кракенов? Впрочем, едва ли она поддержит этот союз.
И вы думаете: он об этом забыл? – Озвучил свое раздражение Бринден Талли, обращаясь к Карстарку, –  но местью и ненавистью не прокормишься холодной зимой.
[indent] Все притихли, негласно уступая право сказать человеку с воинской славой, идущего впереди него натри мили, однако в гулкой тишине напряженного совета где-то в углу раздалось презрительное «Южанин…».
Как и ваш король, – парировал Рыба, – наполовину.
Мы спасли ваши рыбьи задницы от Ланнистеров!
[indent] Ах вы сукины дети. Всю жизнь поминать теперь будут, как однажды пришли на выручку.
А восемнадцать лет назад войско Хостера Талли встало на защиту поруганной чести Дома Старк, – холодно ответил Талли, – или ваша память, милорды, столь избирательна? – Вновь поймав молчание в зале, рыцарь продолжил, – ваши земли уже захвачены Железнорожденными, и, поверьте, это не последний раз, когда они придут в ваш дом с мечом. А впереди зима, судари, или вы желаете вести войну бесконечно? В ваших руках сейчас королева, и она предлагает вам мир и союз. Другого такого шанса не будет.

+5

4

Редфорт хмуро наблюдал за собранием. Как обычно, едва начавшийся диалог превратился в свару. Упрямые северяне редко выбирали слова, но в данном случае они нашли достойных оппонентов. Робб мужал буквально на глазах, с каждым днём в нём всё больше прорезался настоящий Старк-правитель, достойный тяжёлой северной короны. Бринден Талли же был едва ли не самым тёртым калачом в Семи Королевствах, прошедший через десятки свар, куда хуже этой.
Амберы, Карстарки, Рисвеллы… Старые роды Севера. Старые и закостеневшие в своей скорлупе привычного мира. Вот только мир менялся, а те, кто не смогут измениться, уйдут в прошлое, подобно сказочным Детям Леса.
- Милорды! – Крейтон лишь едва повысил голос, но выбрал удачный момент, когда Бринден уже закончил свою тираду, а северные лорды ещё только вдохнули побольше воздуха, дабы вновь обрушиться на Чёрную Рыбу.
- Я могу понять вашу ярость и гнев, но здесь они бесполезны. Лорд Амбер! Вы знаете, сколько бойцов полегло перед Рвом Кейлин? Лорд Карстарк! Вы видели, сколько раненых сейчас в обозе? - ещё не известно, что случится быстрее: мы отвоюем Север или такими темпами останемся без войска. - Вы хотите дальше воевать? Вы думаете, что взяв в плену Ашу, ухватили кракена за щупальца? Но кракен не останется в вашей хватке. Он отбросит одно щупальце и опутает вас десятком других. Их люди сядут на ладьи и отплывут, чтобы затем ударить вновь. И не забывайте, что наш настоящий враг – лев. – Редфорт перевёл дух. Выступать перед столькими лордами было для него немного непривычно. Он и место в совете получил едва ли не чудом, лишь как доверенное лицо Бриндена, а слова ему толком никто не давал. Некоторые, например, Фреи, уже явно поглядывали на него, как на зарвавшегося выскочку. Но разведчик считал долгом помочь своему королю, даже если помощь нужна была не в бою с врагами, а в споре с собственными подданными.
- Вы думаете, что Тайвин будет ждать, пока вы очистите весь Север? Нет, он вновь ударит по Речным землям. И что вы будете делать тогда? Вновь поскачете на юг наперегонки с Тайвином?
Так, Крейтон, осторожно, ты уже пережал, кажется, Большой Джон вот-вот схватится за меч по старой памяти.
- Пусть выродок Старого Кракена сжёг Винтерфелл, но разве не стоит полоска каменистой земли того, что бы Аша Грейджой сожгла теперь Ланниспорт, подобно своим дядьям? – Крейтон решил подсластить свои горькие слова обещанием славных побед.
- И потом, милорды, не будем забывать о Тиррелаху которых самая большая армия, мысленно добавил про себя Редфорт. – ублюдок Джоффри не успел сочетаться браком с Маргери, а Томмен слишком мал, чтобы осуществить брак. Значит, союз их с Ланнистерами шаток и непрочен. Дайте им повод в виде парусов Грейджоев на горизонте, и не один их солдат даже не двинется на Север! – разведчик, наконец, закончил свою мысль и шумно выдохнул. Теперь надо было дать северянам немного времени взглянуть на старые проблемы под другим углом.

+6

5

Как странно было видеть те же лица на собрании во Рву Кейлин спустя столько времени после начала войны. И все были практически в здравии и благополучии. Что нельзя было сказать об объединённой армии Севера. Но эти гордые северные лорды вряд ли задумывались о ней вообще когда-либо. Они знают, что их спины защищены. Они в курсе о союзной армии Талли, представители которой сегодня также пришли сюда принять участие в этом собрании. И если Бринден Талли был известен своим острым умом и боевым опытом, то юноша рядом с ним не вызывал никаких симпатий абсолютно. Из-за безызвестности оного в кругах северных лордов.
Но, возможно, он присутствует здесь со всеми, потому что успел где-то проявить себя. Русе пока не знал точно этого, но был уверен, что на собрании он себя проявит. Иначе не посидеть же его сюда пригласили.
И отличный повод как раз предоставит ему Робб Старк, который прибыл сюда чуть погодя основной массы населения этой комнаты.
Ему следовало бы поуважительнее относиться к этим лордам. Сегодня они лояльны к нему из-за своей присяги, данной тысячелетиями назад, а завтра могут взбунтоваться из-за легкомыслия его... 
Далее пошла сама суть собрания, напрямую связанная уже с древними врагами Севера, - Железнорождёнными. Но в контексте сегодняшнего мероприятия они должны были стать верными союзниками Старков, выполнив ряд условий и получив, по его мнению, хорошую награду за свою помощь в войне. Но на самом деле эта награда - палка о двух концах. И Болтон был уверен в том, что смог бы воспользоваться Железнорождёнными куда более практично, но уже в своих целях. Так как то, что говорит Король, было не совсем правильным. Да, было верно, что у Грейджоев был в наличии мощный и многочисленный флот, который славился кровожадными и умелыми моряками. Но Кракен всегда славился своей силой в море, разламывая щупальцами большие корабли. А вытащишь на сушу и он расплывается в бесформенную лужу под своим весом. И всё преимущество Грейджоев тут же тает на глазах.
Но Король считал, видимо, иначе, и большая часть этих людей думали также. А если были инакомыслящие, то явно не хотели подавать виду. Так как боялись ярости Амбера младшего, который сидел недалеко от Короля, как, впрочем, и сам Русе.
Но последний пока вставлять свои пять динариев совсем не хотел. Лучше выслушать всех, а потом уже высказываться самому. Возможно, кто-то действительно скажет что-то стоящее, как, например, этот малец, стоявший с Бринденом Талли.
А он не дурной. - Пронеслось в голове Болтона, уже внимая всем его словам. И по сути он был прав. Репутация Ланнистеров уже давно была известна на весь мир. И отношения к делу их главы Дома также. Он не упустит такой возможности. И уже наверняка идут подготовки к свадьбе. И скоро этот союз может двинуться на Север. Нужно было что-то предпринимать. Но места для манёвров слишком мало на Севере. Нужно было дождаться мнения всех присутствующих и сделать ход конём.

+5

6

[indent] Время тянулось медленно, а мысли не желали складываться в связные предложения, утопая в вязком молочного цвета тумане снадобья, которым поил его мейстер от боли в раненой ноге. Он и не сразу понял-то, что ранен; голова гудела, точно набат, промокшая кровью повязка была далека от глаз, двигаться он не мог - и голову поднимал с трудом, да только без толку: снующие вокруг тени уплывали куда-то в бок, стоило ему только удержать взгляд на одной из них. Гвалт, ругань и какой-то то ли смех, то ли плач доносились будто через толщу воды, и один лишь из голосов, достигших его ушей, казался странно знакомым. Робетт? Но брата не было с ним, когда они подходили ко Рву Кейлин, брата не было рядом уже довольно долгое время.
[indent] Тогда Галбарт Гловер и понял, что эту битву они выиграли. И, прежде чем маковое молоко снова заволокло его разум густой пеленой, успел подумать, что должен был сделать что-то очень важное, передать что-то очень важное...
[indent] Когда он проснулся на второй день, нога болела так, что лучше бы ее, верно, и не было вовсе, но зато он был в сознании настолько, что сумел вовремя оттолкнуть руку с очередной чашей проклятого лекарства. Мейстер (и откуда он только взялся в этой крепости?) пытался было запретить ему вставать с постели, - хотя бы несколько дней, милорд! - но время не ждало, а Молодой Волк должен был получить эти вести уже давно.
- Отведи меня к королю, - сказал он Робетту. И поблагодарил богов за то, что на этот раз младший брат не стал с ним спорить: без его помощи сейчас он не сделал бы и двух шагов.

[indent] На третий день было легче. Детали вчерашнего совета ускользали из памяти, но понимание, кто из присутствующих какую сторону занял, никуда не делось; ощущения цеплялись, точно за якоря, за отдельные обрывки фраз, взгляды и усмешки. Вот Большой Джон бьет по столу кулаком, явно способным разорвать любую цепь, как и великан на гербе его дома; вот старая медведица Мейдж неожиданно поддерживает союз с кракенами, которые век от века омывали кровью их берега; вот Флинт с Рисвеллом, ближайшие королеве Аше соседи, предсказуемо упрямятся ее идеям. Но Робб говорит:
- Союзу быть.
[indent] И начинаются торги.

[indent] Галбарт прикрывает глаза и трет виски, будто это способно избавить его от головной боли. Маковое молоко притупляет быстроту его ума, но позволяет присутствовать на совете среди прочих, слушать и слышать. Хорош бы он был, думая только о больной ноге, когда его, ровно как и всех здесь, должны занимать куда более важные вопросы - потому-то он и позволил мейстеру этим утром снова напоить его лекарством, но не больше наперстка. Ране потребуется время, чтобы зажить, но голова его должна ясно мыслить здесь и сейчас.
[indent] Некоторым здесь присутствующим это тоже не помешало бы.
- Это верно, - отвечает словам Черной Рыбы Эйнис Фрей, пропустив мимо ушей здравые рассуждения рыцаря Долины. - Другого такого шанса не будет. Если вы хотите разобраться с кракенами раз и навсегда, с нее и следует начать... Пока она в наших руках. - Галбарт смотрит в его глаза и не видит в них ничего, кроме жажды наживы и пустой жестокости. Этот может стать проблемой.
- И посмотрим, как они запоют, когда их королева лишится головы, - весело поддерживает его Джон Амбер. Другие не находят в этом веселья, но Фрей, как истинный сын лорда Уолдера, чует выгоду: - Глядишь, Виктарион нам и спасибо скажет, - хитро улыбается он, - а там и до союза с ним недалеко.
- С чего бы ему благодарить нас, Фрей, - насмешливо прерывает его Мормонт. - Будь Аша хоть десять раз его соперницей, захоти он войны, выставит все в совершенно ином свете: как же, убили его любимую племянницу! Мы, железнорожденные, возьмем то, что принадлежит нам, и заплатим за это железную цену! Аша хотела для нас иной судьбы, Аша хотела мира, но теперь-то мы точно знаем, что этому не бывать. Так отомстим же за нашу королеву! Ну, как тебе такой расклад? - И старик не нашелся, что ей ответить.

[indent] Но при таком количестве людей молчание не может длиться долго. - Нам не нужен союз ни с кем из них, - подал голос сир Хелман Толхарт. Галбарт сочувствовал ему: Теон Перевертыш убил его сперва его сына, а затем и брата, в Торхеновом Уделе хозяйничали железнорожденные - ничего удивительного, что мужчине не по душе решение короля, но нельзя позволять горю взять над собой верх. Робетт почти открывает рот, чтобы поддержать товарища, но Галбарт жестом останавливает его.
[indent] Это война. Всем им приходится чем-то жертвовать, но надо смотреть вперед, не назад. Не прошлое они собираются построить.
- Ваше величество, - негромко говорит Галбарт, обращая внимание Робба Старка на себя. - Вы не сказали ни слова о пленниках. [nick]Galbart Glover[/nick][icon]https://i.imgur.com/7i8fb7I.gif[/icon][sign][/sign][status]more from life than death[/status]

Отредактировано Dacey Mormont (2018-02-11 19:53:57)

+5

7

[indent] Стоило ли думать, что все пройдет тихо, вдумчиво, логично? Стоило. Но ненависть к железнорожденным быстро взяла свое, и королевский совет в мгновение ока стал заполнен криками купцов ярморочного поля, а никак не речами лордов. Робб задал им направление, в котором они должны были думать, чтобы сообща прийти к вернейшему из возможных решений. Но они решили вновь поругаться, сразу же найдя себе повод. Старк сразу же понял, что теряет контроль над ситуацией, которая превращала совет в беспардонный балаган, но сделать ничего не мог. Вернее, мог, но пока он растерялся, все разрешилось само собой: советники стали говорить по очереди. И Робб также начал им постепенно отвечать, не в силах перекричать ранее.
Подписана, но не дописана, лорд Амбер, – с легким раздражением ответил король. Захотелось достать меч и отрубить ему еще пару пальцев за опрометчивые речи и слишком уж резкие взгляды, но едва ли это благоразумный поступок. Да и нельзя оценивать человека только лишь по его худшим сторонам. – К чему эти союзы?! А Вы хотите выиграть эту войну, или процветания для своего государства хочу только я? У нас слишком мало солдат и слишком много врагов. Мы окружены со всех сторон, и даже наша объединенная армия не способна тягаться с мощью Хайгардена и Утеса Кастерли. Смотрите правде в глаза, вы все, – он обвел взглядом всех своих советников, – Мы в полном дерьме.
[indent] Зато у нас есть пафос и бравадные речи. Если бы они стоили армий, Север был бы самым сильным королевством Вестероса. Особенно лорд Амбер. Вера в победу – самое ценное, что есть сейчас у старковской армии, но она не должна переходить в фанатизм и мешать здравому смыслу.
Здесь я согласен с сиром Талли – перемирие само пришло к нам в руки, или вы хотите осаждать свои же замки годами? – раздражение в короле теперь боролось с негодованием, но внешне он представал таким же, как некогда Нед Старк – с холодной сердитостью и каменным лицом. – Да, кракены – и, в частности, Теон Грейджой, сделали много зла.  Но сейчас мы можем завершить многолетнюю вражду между Островами и Севером. Если росчерком пера можно сделать так, чтобы боевые ладьи кракенов никогда больше не появлялись на нашем горизонте – я сделаю это. А вы?Нет. Так просто их не убедишь. Но кто обещал, что будет легко?
[indent] Из всех вассалов Старку достались самые замшелые, застоявшиеся, заскорузлые. На Севере как никогда были сильны традиции, которые делали северян северянами. Честными, прямолинейными, верными – и вместе с тем узколобыми и недальновидными. Чего уж греха таить, этим страдал и сам Робб, но все же он старался убрать личные обиды на второй план, а в первую очередь он желал думать лишь о благе королевства. Но почему они не могли сделать так же? Почему надутый, словно оскорбленный, Толхарт не может смириться с тем, что кракены перестанут быть их врагами? Да, он потерял брата и сына, земли и замок, но Робб ведь может – хотя он потерял почти всех родных и сердце Севера впридачу! Почему сердитые Гловеры вместо того, чтобы радоваться скорому освобождению родных стремятся к бессмысленному возмездию? Только Фрей и Болтон походили на весы, но если сир Эйнис мысленно взвешивал риски и выгоды, то думы лорда Русе оставались для Старка загадкой.
[indent] Но вот выступлению сира из Долины Робб мысленно поаплодировал. По лицу лордов явно прошло негодование – что этот выскочка себе позволяет?! – но он в той или иной мере высказал то, что думал Робб. Но все же это звучало слишком резко, в его положении он не должен был себе такого позволять.
Я думаю, нам всем стоит немного поумерить пыл и обсуждать наши проблемы, а не уподобляться базарным купцам, – сказал, как отрезал, король. Он, как никто другой, понимал, что такое рыночный гвалт – Винтерфелл стоял на краю целого города, собиравшего в осеннее и зимнее время многие тысячи человек. – В первую очередь это касается вас, милорд Амбер, и вас, сир Редфорт. Берите пример с лорда Болтона. – Робб никогда не думал, что скажет это, но так и было. Русе был единственным, кто в первую очередь слушал и подмечал, а уже во вторую собирался говорить.
[indent] Как же всё-таки было трудно! Кто-то что-то постоянно говорил, и Робб постоянно слушал и вникал, стараясь узнать все точки зрения. Мейдж Мормонт была на стороне своего Короля, как и дядя Бринден, как и сир Редфорт, но противников было больше – ни много, ни мало, – все остальные.
А чем же по-вашему, сир Эйнис, союз с Виктарионом отличается от союза с Ашей? – спросил Старк хитрого хорька Фрея. Этот, говорят, не уступал в уме самому лорду Уолдеру, хозяину Переправы. – А я скажу чем. Есть небольшое, едва заметное различие: Виктарион Грейджой не заинтересован в нем. – А вот Аша заинтересована. И все капитаны, которые ее посадили на Морской Трон. Упустить такой шанс было бы не меньшей глупостью, чем... Чем дать сражение Тиреллам в открытом поле.
Я понимаю Вашу утрату, сир Толхарт, но вам стоит сейчас сдерживать эмоции. Все мы что-то потеряли в этой войне, но я все же стараюсь улучшить наше положение, и Вам стоит подумать о том же, – медленно проговорил Робб. Он и правда понимал его чувства, возможно, как никто другой. Старк хотел добавить что-то еще, но подал голос доселе молчавший Галбарт Гловер. И, наконец, по теме, предложенной Королем Севера, а не раздувая споры о союзе с железнорожденными еще больше.
Это само собой разумеется, милорд Гловер. Земли и замки вернутся прежним владельцам, а пленники – к своим семьям. Без лишней крови, без проблем – по условиям нашего договора. Больше никто не собирается ничего добавлять к этой теме? Иначе переходим к следующему вопросу. – Он не хотел бы продолжать эту говорильню больше, чем нужно, иначе она затянется до самого вечера. Лорда Амбера или Карстарка все равно не переубедишь.

Отредактировано Robb Stark (2018-02-25 14:58:52)

+3

8

- Аша, может, и заинтересована, но лишь пока сидит в наших темницах, - не преминул возразить лорд Рикард. - Кто может гарантировать, что ее мнение не изменится, стоит ей покинуть Ров Кейлин свободной женщиной?
[indent] Но прежде чем Робб открыл рот, чтобы ответить, а старый хорек Эйнис - чтобы захихикать, как это умеют только Фреи, Мейдж не удержалась и осадила того сама: - Довольно, Карстарк. Было время высказаться, когда король спрашивал нашего мнения относительно союза, - однако не все из присутствующих на совете сегодня были приглашены вчера - не это ли задевает его гордость? Вот только король не обязан считаться с мнением каждого из своих вассалов, иначе он никогда не сумел бы принять ни единого решения. - Или мать с отцом не научили тебя слушаться сюзерена? Союзу быть, и это, - она окинула взглядом лордов по обе стороны стола, - дело решенное. Король Робб объявил об этом в самом начале и, как мне показалось, выразился довольно ясно. Или собравшиеся здесь столь стары и немощны, что королевские речи уже не достигают их ушей?
[indent] Рикард одарил ее свирепым взглядом и, видят боги, готов был обрушить свой гнев на нее, но вот Большой Джон сперва ухмыльнулся, а затем так захохотал в свою густую бороду, что, не знай женщина его буйную манеру вмиг переходить от ярости к веселью и наоборот, непременно вздрогнула бы от неожиданности. - Да это ты здесь самая старая, ведьма, - и поглядел на нее так, как, помнится, смотрел на Робба, когда лютоволк того отхватил ему пол-руки на винтерфелльском пиру. По крайней мере, теперь он позабудет возмутиться совету брать пример с Русе Болтона - и как только мальчишке пришло в голову говорить такое человеку, чей сын спас ему жизнь в затеянной дредфортским лордом игре? Но да ладно. Она здесь не затем, чтобы привлекать внимание к ошибкам короля.

[indent] Тень недовольства отметила лица Гловеров и Толхарта, и Мейдж, пожалуй, посочувствовала бы им, когда бы не хотела так сильно напомнить, что... Впрочем, отчего нет?
- Если вы забыли, милорды, это Медвежий Остров первым попал под удар, - руки сами собою сжались в кулаки, - это мы были теми, кто встретил ее корабли на своих берегах, это нам она пустила кровь, едва решила повести людей на север, чтобы грабить и убивать. Но я не ною, как девчонка, я стою рядом со своим королем и готова поддержать его решение заключить с кракенами мир. Найдите же в себе смелость поступить так, как будет лучше для ваших детей и внуков, - иначе им всем и правда придется осаждать собственные замки, так неужели попранная гордость этого стоит?
- Стало быть, Аша Грейджой теперь - наш лучший друг, - подвел итог Робетт Гловер, откинувшись на спинку кресла; его брат, напротив, подался вперед. - Лорд Болтон и леди Мормонт также говорили о том, чтобы взять заложников из знатных семей железнорожденных - в залог их верности и крепости нашего союза. На эти условия королева Аша согласна? Она отдаст нам своих детей вместе с тем, - мужчина на миг замолчал, оглянувшись на брата, - чтобы вернуть нам наших?
[indent] Этот вопрос был интересен и ей. Вот только в отличие от Хелмана и Робетта Мейдж не знала, что в действительности пришлось перенести ее дому, убила ли Аша ее дочерей и детей Алисанны, оставшихся в Усадьбе, или взяла их в плен, как Сибеллу с детьми. Может, и об этом северянке стоило напомнить этим храбрым мужам, чтоб они взяли себя в руки и прекратили плакать? Неизвестность добавила ей морщин, но не отняла силы исполнять свой долг.
- И готова ли она довольствоваться выделенными землями, - сухо добавил сын лорда Рисвелла, предпочетшего пересидеть войну за стенами собственного замка - что же, хорошо хоть дети у него не столь трусливы. От старой воительницы не ускользнуло, как скривился Роджер на словах Робба о новой Железной Марке, но при всем этом вести о новом соседстве он принял сдержанно; оставалось надеяться, что за этим внешним спокойствием не зреет желание пойти против короны. - Хотелось бы, чтобы королева четко донесла до своих людей, где заканчиваются дарованные им земли и начинаются Родниковые холмы. Ее величество уже видела начерченные вами границы? [nick]Maege Mormont[/nick][status]this ain't a scene, it's a god damn arms race[/status][icon]https://78.media.tumblr.com/tumblr_m2fsznAXfy1r16r9jo6_250.gif[/icon][sign][/sign]

+3

9

[indent] Робб уже настолько устал этично указывать лордам на неизменность своего решения, что готов был прямо сейчас достать меч и лишить Амбера еще пары пальцев. Хотя, лорд Джон даже без руки легко бы задушил его своей железной хваткой. Да, надо бы держать эмоции в узде, иначе он и правда наделает глупостей. Не таких, конечно, как пример выше, а более серьезных – глупостей, состоящих из таких слов, которые взращивают в умах зерна недовольства и даже предательства. Робб умел воодушевлять сердца, но вот с умами это получалось гораздо хуже. Одну такую глупость он, кстати, уже сделал: хладнокровный, как и подобало бы Старку, Болтон на фоне ругающихся лордов показался отличным примером поведения для остальных. Но давно уже стоило понять, что рот открывать надо тогда, когда хорошо подумаешь. Как Болтон.
[indent] Слова Мейдж показались Королю глотком свежего воздуха в болоте взглядов остальных. Зря он позвал на совет только влиятельных вассалов и видных командиров – ведь здесь должны были обсуждаться не только вопросы войны, но и мира. Ему следовало сбалансировать совет так, чтобы в нем поровну было и тех, кто поддерживал взгляды Робба, и тех, кто не поддерживал. Хотя, кто знает, может быть спор разгорелся бы еще ярче, как на предыдущем совете? Он одарил Мормонт благодарным взглядом – харизмы в ней было явно побольше, чем в мальчишке-Короле, – и тут же едва не вздрогнул от неожиданного смеха Амбера – смеха, означающего конец этого спора. Потому что после такого смеха Большой Джон вновь становился самым преданным Роббу советником. А с Амбером и Старком вместе спорить будет практически невозможно – упорства в них обоих было подстать любому ослу.
[indent] Мейдж продолжала произносить всё то, о чем думал Робб – и у Медведицы получалось это гораздо лучше, чем могло быть у него.
Правильно говорите, милорд Гловер, но я бы сказал "злейший друг". За кракенами теперь надо следить еще сильнее, чем раньше. Тут тоже, что и с нашими замками – это реалии заключения мира в Вестеросе, и Аша их тоже знает. Я уверен, что на это она согласится – у нее нет другого выбора. Это она пришла заключать мир. Ей за него и расплачиваться. Она знает, что по-другому простить их войну на Севере мы не сможем. Я уверен, Ваши дети вернутся домой – и не только Ваши. Все семьи должны воссоединиться, раз уж это может случиться.
[indent] Вот только Роббу не удалось толком с ней поговорить. Он предпочел поспешным решениям долгие думы и целых два совета, на которых собрались разные мысли и взгляды по поводу всего этого. Вчера он был рад слышать, что есть еще те лорды, кто готовы рисковать; те, кто видят дальше своего носа; те, кто способны проголотить личные обиды ради общего блага. Но были и те, кто на все это были неспособны. И, как назло, это была главная опора Старка в войне, ведь только Амбер, Карстарк и Болтон приносили столько копий, сколько все остальные вместе взятые, если не больше. Это и была главная проблема Робба – пытаться решать задачи Севера и не вызывать гнев (или еще чего похуже) всех наиболее важных северян. Главная забава была в том, что эти самые лорды почти всегда выступали против решений Робба.
Я думаю, готова. Едва ли она рассчитывала на большее. Их острова всяко меньше Каменного Берега. – ответил Роджеру Старк. Как он и предполагал, его отец даже не захотел отправляться ко Рву во главе своих войск. Трус или еще один предатель? Казалось, они уже повсюду. Тем не менее, такие вопросы должны решаться уже после войны – да и, в конце концов, лорд Рисвелл должен был уступить часть соседних земель извечному врагу, ему такое можно простить. – Но вот, увы, я с ней пообщаться еще не успел. Я решил, что сперва выслушаю Ваше мнение по поводу условий военного союза, чтобы кому-то они не показались слишком мягкими или слишком несправедливыми, а уже потом мы с Ее Величеством пришли бы к согласию.
[indent] Ну вот, все же пришлось это сказать. Сейчас все эти советники снова взорвутся волной новых недовольств, которые поробуй еще останови. Робб ведь хотел как лучше, но им как не сделай, все плохо. Как только с ними управлялся отец?
Да и если королева объяснит недостаточно доходчиво, Ваши всадники, милорд Роджер, расправятся с нарушителями мира в два счета. О Ваших талантах взращивать скакунов ходят легенды, как и о способностях Ваших лансеров на поле боя. Неужели Вы посчитаете проблемой каких-то островитян? – не преминул воспользоваться зачатками своего красноречия Молодой Волк. В Вестеросе любили чествовать военные таланты, и сейчас это даже была не лесть. Может, только немного. Зато это были слова самого Короля, да еще и сказанные прилюдно, в кругу знатных лордов. Такое он должен оценить.
[indent] Робб всё-таки аккуратно дописал в условия договора вопрос пленников, дабы ни у кого уже не оставалось сомнений на этот вопрос. В итоге их получилось не так много: обмен земли на военную поддержку и помощь в постройке флота, возвращение замков и пленников домой и предоставление заложников в уплату за разграбление деревень и земель. Все ради союза, и хотелось бы, чтобы он был крепким. Робб ещё думал о выплате золота в казну Севера и о казни командиров кракенов, которые занимались разбоем на его землях, но на такое Аша точно не согласилась бы. Но пора бы уже закончить с Грейджоями; впереди были еще проблемы, требующие решений.

Отредактировано Robb Stark (2018-03-06 15:33:49)

+4

10

Споры, споры, споры… Бессмысленные кружева слов и резкие стежки криков, которые, фактически, не приводят ни к чему толковому. Редкие проблески смысла часто тонули в этом болоте.
Слегка остывший после своих слов Крейтон уже успел укорить себя за нехарактерную вспышку эмоций. Хотя он не подавал виду, смерть друга Бриндена* неожиданно сильно ударила по нему. В его возрасте уже редко обзаводятся друзьями, да и сам Редфорт был скорее нелюдимым, чем душой компании. И вот, один из немногих его друзей мёртв – глупо погиб от руки недобитого кракена в бою за три полуразрушенные башни. Это выводило его из себя – столько хороших людей погибло лишь за один день, а спесивые и горделивые лорды отвергают предложенный им и уже почти подписанный выгодный мир. Радовало лишь то, что Королём Севера был на Амбер или Карстарк. Или Болтон… не к ночи будь помянут.
«Сир Редфорт». Это резало слух. В рыцари Крейтона никто не посвящал, да он и сам после определённого возраста совсем к этому не стремился. Принципиальными, честными и несгибаемыми людьми легко восхищаться. Как правило, ещё легче восхищаться покойными принципиальными и честными людьми, ибо в большинстве своём те таковыми очень быстро становились. Поэтому разведчик предпочитал следовать своим, достаточно гибким правилам, допускающим некоторые вещи, которых, например, Нед Старк явно не одобрил бы. И без рыцарского кодекса чести, а во многом, благодаря его отсутствию, он и выжил, пройдя через не самые спокойные места двух континентов.
Но вот что действительно зацепило – это фраза о Болтоне. «Боги, какой же он ещё всё-таки мальчишка» – Крейтон лишь покорно склонил голову, заодно скрывая лицо и прилагая усилия для сдерживания эмоций. Нет, в открытую, конечно, никто даже намекнуть не смел о хоть каком-либо участии лорда Русе в инциденте в Крэге, но умные люди складывали два плюс два и приходили к определённым выводам. Лорд Болтон был слишком умён, и не оставил никаких следов – но в какой-то степени это его и выдавало. Всегда кто-то что-то слышал, видел, знает – и не может удержать язык за зубами. Если же таковых людей не наблюдается совсем – это означает, как правило, что концы кто-то аккуратно и заботливо подчистил. И главный кандидат на столь кропотливую работу как раз сидел и терпеливо ждал наиболее подходящего момента, чтобы вставить своё тихое, но от того более веское слово.
Впрочем, Редфорт отвлёкся от дискуссии, и вновь начал вникать в речи лордов. Нахмурившийся Чёрная Рыба рядом всем своим видом показывал, что ничего нового северные лорды не озвучили. Хотя нет, вот слово вновь взяла Мейдж Мормонт, луч разума в этом бредовом царстве раздутой мужской гордости. При упоминании Медвежьего острова Крейтон слегка поморщился. Где-то там была его дочь, которую он никогда не видел и вообще совсем недавно узнал. Никаких вестей о её судьбе так и не было, с Алисанной отношения так и застыли на той самой точке после их объяснения (пусть и половинчатого) на балконе башни в Риверране, от чего Редфорт даже обнаружил в себе определённые угрызения совести. Хотя в данный момент, несмотря на всю серьёзность слов Мейдж, у него не получалось отогнать мысль: знает ли эта сильная и волевая женщина, способная снести голову ударом булавы любому мужчине, кто «осчастливил» её внучкой? И, если знает, то что она об этом думает?
Но тут слова Робба о возвращении пленников его изрядно взбодрили. Настолько, что Редфорт решил вновь внести свой вклад в дискуссию. Крейтон слегка толкнул локтём Бриндена и тихо шепнул ему свой вопрос, не желая больше лишний раз злить и так раздразнённых и гордых северных лордов: «А всё-таки, Аша обязуется вступить в войну с Ланнистерами или нет?» Чёрной Рыбе всё же больше по статусу поднимать такие вопросы на совете Короля.

*Имеется в виду Бринден Блэквуд, погибший при штурме Рва Кейлин

Офф: Прошу прощения, что немного и несколько сумбурно, но не желаю затягивать и тормозить квест, тем более, что как таковых реплик в посте и нет))

+3

11

[indent] Только вопросы, конечно, не кончались. Каждое слово короля порождало за собой рой новых вопросов, как в старых легендах о тех морских гадах, которым сноси не сноси голову, а новая все же вырастет. Не сказать, будто Робб Старк отвечал на вопросы неумело или нелепо, но слишком уж дерзкой, нахальной и отчасти даже предательской казалась всем мысль о союзе с кракенами. С ворами, убийцами и насильниками – за людей их здесь не считал почти никто, и в чем-то северяне, конечно, были правы: промышляли Железнорожденные по большей части именно грабежом, работорговлей и прочими противными любой честной душе, любому богу деяниями. Только над кракенами ни божьи, ни людские законы власти не имели. У них был свой бог, и поднялся он со дна, что явно уже немало говорило как о нем, так и о его верных подданных. О мразях его и ублюдках.
Вот о чем думали многие из тех, кто лишь свирепо сверлил взглядом короля или пол залы. Не о том, что может выйти из этого союза. Не о том, что будет, если от союза отказаться. А о том, с кем придется иметь дело прямо сейчас, кому придется жать руки, кого придется слушать, кому придется уступать, Старые боги, свои земли!
А Аша будет воевать против Тайвина? – Вдруг спрашивает стоящий подле Бриндена Талли северянин.
Да, точно! Если Ланнистеры нападут на нас с моря? У «железяк» ведь есть флот! – Подал голос Эйнис Фрей.
Вообще-то считаю, – одновременно с Эйнисом чуть дерзко сказал Роджер Рисвелл, но тут же посмирнел, – простите, мой король, но мне хотелось бы избежать битв на своих землях. Тем более, с будущими союзниками.
Вы уверены, потому что она вам это пообещала? – Упрямо спросил Гловер про пленников, – моя жена и дети. Это вам бейлоновская дочка сказала? Она обещала?

+3

12

[indent] Робб вздохнул. Вот как разговаривать с этими людьми? Объясняешь одно, а они задают еще два вопроса, которые потом сменяют еще четыре и так могло продолжаться вечно. В сражении проще: там есть командиры, есть подчинённые, и никто не задает лишних вопросов. Любой приказ выполняется беспрекословно, ведь все знали, что они не звучат просто так. Есть, значит, у командира какая-то цель, которую важно выполнить, чтобы все выжили и пришли к победе. Сейчас, на совете, пытался сделать ровно то же самое, но плох был король, который умеет только приказывать, верно? Он хотел дать своим вассалам, нет, своим северянам толику свободы, чтобы они не только слушали, что нужно делать, но еще и пытались сами сказать, как им поступить. В который раз Робб убеждался, что Северу и Трезубцу нужна твердая рука тирана, нежели мудрость умного короля. Но Мейгор Жестокий когда-то был тираном, и закончил он уж очень жутко, а Старк его судьбу повторить не хотел. Что же делать? Слушать этот галдёж, пытаясь вырвать из него мудрые мысли, или рассчитывать только на свою голову, которая не отличалась умом Эйриса Книжника и жизненным опытом Джейхейриса Старого? Какие же они всё-таки глупые и трудные, эти северяне. Как отец вообще правил ими? Точно, он ведь был не один. У него были весьма хитрые и способные люди вокруг, например, покойный лорд-дедушка Хостер Талли или лорд-дядя Джон Аррен. Кто же есть рядом с Роббом? Обуятый горем и гневом Рикард Карстарк? Упрямый и прямолинейный Джон Амбер? Сомнительной верности Русе Болтон? Только одного человека он мог назвать своим самым мудрым советником – сира Бриндена Талли... Которого вскоре собрался отсылать на юг, ведь он теперь Хранитель Марок. Робб прикусил в задумчивости губу, понимая, что глупее него человека не найти от Стены и до самых Красных Гор.
Будет, – уверенно отвечает Робб, слегка пугаясь целого вороха вопросов. Люди перекрикивали друг друга, в самом деле напоминая цирковую труппу, а не лордов и сиров. Бедная его голова. – Это ведь не перемирие, милорды и миледи, это военный союз.
[indent] Робб покивал головой, соглашаясь со всем по поводу флота. Только ради него все это и затевалось, если считать только стратегические плюсы. Вряд ли, конечно, Ланнистеры нападут с моря, зато с этого самого моря можно напасть на них. Если бы не чертов Теон Перевертыш, вероломно предавший доверие короля, то Ланниспорт и все Западные Земли давно были бы взяты объединённым войском волков и кракенов, а Тайвину оставалось бы только кусать ногти и терпеть поражение за поражением. Старк улыбнулся своим мыслям, в которых он уже давно всех победил и воцарился на Железном Троне, но потом вовремя вспомнил, где находится, и поспешил посерьезничать, надеясь, чтобы это ускользнуло от ледяных глаз лорда Болтона.
Извините, милорд Роджер, я не хотел этим вас оскорбить, – учтиво продолжает отвечать советникам Старк. Видимо, его успешный ход дипломатии и лести приобрел совершенно противоположный эффект. В конце концов, чего там угрожающего наследник Родников увидел в железянах? Коней у них нет, флот через холмы не пройдет, а сами Рисвеллы распологали огромным числом кавалерии, которая раздавила бы даже закованных в латы кракенов. Зато Старку понравилось, как он сказал слово «союзниками». – Вы избежите битв на ваших землях. Первые из островитян будут крестьяне и ремесленники, которые придут обрабатывать землю и готовить хлеб для своего будущего. Совсем не воины, нет.
[indent] Лорды будут сидеть на своих обжитых местах, как и их наследники и прикормленные дружинники. На Каменный Берег придут их младшие сыновья, которым недостает своей земли, и бедные, полуголодные и нищие оборванцы, которые устали выращивать пшеницу на камнях и соли. Они будут держаться за Каменный Берег, они будут лучшими друзьями северян, хотя бы в первое поколение. И они будут ужасно благодарны Аше и Роббу. А затем они будут верны Северу и Островам по традиции, которые сильны в Вестеросе, и чтить договор, заключённый между своей королевой и северным королем. Сейчас, за этим резным столом, в буквальном смысле творилась история. Но Робба за этот поступок будут вечно недолюбливать, и, возможно, ненавидеть... Не этого он хотел.
Да, сир Гловер, – врет он, ощущая стыд, давящий на плечи. Ничего она ему не обещала, и это знала только Дейси. Но правда грозилась стать новым витком криковми раздражений, и потому король соврал ради общего блага. Он заставит эту королеву своего мелкого клочка земли ответить за все действия ее любимых пиратов, но позже. Тем более, что пленников Аша забрала только для того, чтобы договориться с ним, Королем Севера. – Все они, в целости и сохранности, вскоре появятся в Темнолесье. Так же, как все остальные – а вот тут он даже и не лгал. Почти.
[indent] А теперь настало время для других вопросов. Он понимал, что обсудить их уже не сможет, так как настроение совета это совсем не позволяет. Придется, видимо, объявлять приказы. Ну, или хотя бы скромно просить, хотя король не должен этого делать. Старк выпрямляется в кресле, несмотря на давящую тяжесть короны, и пытается оглядеть всех своих вассалов и советников. Сейчас он в последний раз собирался определить, кто из них лучше всего подходит для тех целей, что он задумал. И, наконец, решился произнести свои указы.
У нас нет времени на отдых, зима близко, – начал он, пытаясь сделать голос максимально вкрадчивым и понятным. – Мы должны снова возвращаться на юг. Но и на Севере у нас есть задачи. Как ваш Король Севера и Трезубца, – он поднялся, позвякивая пластинами брони. Сердце трепетало в груди, как перед первым поцелуем, но голос не дрогнул, – я должен решать их все.
[indent] О, а их было много. Очень много. Станнис, захваченные замки, грядущая зима, и неясно, что там с Мандерли, Белой Гаванью, дорнийцами и мамой. А еще – о боги! – восстановление Винтерфелла и дела с освобождением Джона от клятвы. Ужас, ужас, ужас.
Итак, слушайте, милорды и миледи, – кивает им король, поправляя бронзовый круг на голове. – Навстречу Станнису Баратеону и его рыцарям я отправляю лучших своих дипломатов – Галбарта Гловера и Эйниса Фрея, – в честности и исполнительности первого да хитрости и умения подстраиваться под любого человека второго никто не сомневался. Хотя, признаться, бывали Фреи и получше. – На вас я возлагаю самую сложную цель: попытаться заключить с ним договор. Он известный флотоводец, а у нас есть корабли в Белой Гавани. А еще мы нужны ему, а нам не нужна еще одна война. – он сделал секундную паузу, вспоминая все, чего там успел надумать. – Лорд Рикард и лорд Джон, – он переводит взгляд то на Карстарка, то на Амбера. – Отправьте своих сыновей вместе с вашей кавалерией в Последний Очаг. Они должны будут наладить укрепления на случай войны с Баратеоном и представить угрозу для его рыцарей. – конечно, их много, но зато у Станниса нет горцев с длинными пиками. А у северян есть. – Если все будет решено миром, то все они должны будут сесть на корабли в Белой Гавани и поплыть в Речные Земли, чтобы соединиться с нами. Все, кроме вас, милорд Галбарт. Вы после выполнения своей цели вместе с Барбри Дастин поможете мне восстановить Винтерфелл.
[indent] Робб снова делает паузу, чтобы любой, кому что-то не нравится, высказался. И делает ее большую, чтоб хорошенько подумать. Но кое-что еще ему нужно было от Галбарта. Даже не от Галбарта... Ему нужен был новый Принц Винтерфелла. Разрушенного ныне Винтерфелла. Кто мог подойти на эту должность? Только Старк. Недавно Гловер сказал ему, что Рослин и Рикон живы, а еще то, что Рослин не потеряла ребенка. Он все еще не мог свыкнуться с этой мыслью, что они живы, и пока не увидит их воочию, не поверит. Так проще, он уже привык считать, что они мертвы... И всё-таки он был рад. Но сейчас не до радости.
Милорды и миледи, – обратился к ним вновь Робб. На самом деле, миледи была тут только одна (если не считать Дейси, которая была тенью Робба и как бы не присутствовала на совете), но Старка такое обращение забавляло. – Вы знаете, что король не может править во всех местах одновременно. На Трезубце у меня есть мои родичи – Талли, а кто же управлял Севером в мое отсутствие? Никто. Поэтому я решил, что мне нужно избрать нового Принца Винтерфелла и Хранителя Севера. – Робб смотрит на всех, почти не моргая. – Это будет мой сводный брат, Джон Сноу. – Все говорили, что Севера в нем больше, чем во всех законных детях Эддарда Старка. Так пусть же и сам станет Старком. Он, конечно, мог назначить своим наследником своего нерожденного сына или Рикона, но не стал. Потому что однажды он назначил Брана, и что из этого вышло? Пускай этот титул носит кое-кто более взрослый. – При вас я называю его Старком и своим наследником, что подтверждаю вот этой грамотой. – Он берет из кипы документов на столе нужный и просит передать его Галбарту. – Я знаю ценность клятв Ночного Дозора, но это вызвано необходимостью, и лорд-командующий должен это понять. Я обещаю, – он достает еще указ и снова просит передать Гловеру. Он их настрочил очень много, полагая, что бумаге от Старка поверят еще больше, чем слову Старка. Теперь даже болела рука, эх, – серьезно заняться проблемами Дозора и Стены после войны, и желаю предотвратить его угасание. А пока я приказываю вам, милорды, найти хотя бы десяток раненных или калек, готовых временно погостить в Черном Замке. От каждого, – он вздыхает и садиться, предполагая, что уже настоялся. В ногах правды нет. И все это ради Джона, они не могут мне отказать. Дозор нынче был беден и малочисленен, и такая помощь могла быть им кстати. А клятвы... Если б они все еще чтили клятвы, то никого из них уже бы не осталось.
И снова пауза, а потом снова приказы.
Белая Гавань, – объявляет Робб. Житница Севера, самая богатая и населенная часть королевства... И с ней тяжелейшие проблемы. Чудесно. – Там происходит что-то непонятное. Какая-то заразная болезнь... Видимо, тяжелая, раз Мандерли закрыли город. Мне нужно узнать, что там происходит, что с дорнийцами, что с Мандерли и что с м... Леди Кейтлин Старк. – Флинтов из Вдовьего Дозора тоже поражала какая-то болезнь, но она не была жуткой. А эта, судя по всему, еще хуже. Действительно, от дорнийцев добра не жди. – Я отправляю второго моего доверенного посла –
вас, миледи Мейдж. Возьмите с собой отряд и вновь постучитесь в ворота Белой Гавани. Напомните, что вы имеете на руках решение короля, которому отказывать нельзя,
– новая бумага легла на стол и была быстро передана леди. – Вам нужно понять, насколько все ужасно и передать все мне. И... Будьте осторожны.
[indent] Робб снова медлит, думая, что делать дальше без обозов с земель Мандерли. Это был лишний сейчас удар, которого никто не ждал. Но дллго мешкать нельзя, есть еще приказы и указы.
Итак, теперь приступим к заключению. Сир Хелман Толхарт, сир Робетт Гловер, вы возьмете половину своих людей и пойдете со мной, принимать сдачу ваших замков. Затем я пойду в горы, за подкреплением, а вы останетесь восстанавливать хозяйство в своих землях.– они были бедны, но их было много и верность их не подлежала сомнениям. Отец говорил, что среди всех лордов нет людей верее глав горных кланов. А еще нет людей, столь же любящих кормить других. Ну, не считая Вимана Мандерли, конечно. Но Робб, кажется, отвлекся. – Сир Бринден Талли, милорды Роджер Рисвелл и Русе Болтон, вас я отправляю вместе с двумя с половиной тысячами всадников, других лордов и рыцарей в Харренхолл, который вскоре должен взять лорд Эдмар. Хранителя Марок я назначаю командиром объединенной армии, милордов Болтона и Рисвелла – его заместителями. Вы должны будете продержаться до моего прихода на Юг, пускать кровь Ланнистерам и Тиреллам в Девичьем Пруду – в общем, воевать.  – Король выдыхает и снова переводит взгляд на оставшихся советников. – Милорд Джон Амбер, вас я назначаю командирами пехоты, то есть примерно десяти тысяч человек, но ровно до того, пока вы не придете на место. Вы пойдете вслед за всадниками, также в Харренхолл, как только придет провизия из Родников и Барроухолла, а там уж сир Бринден даст вам новые указания. В подчинение вам попадают все оставшиеся лорды, в том числе Хостин Фрей с их пехотой. – Теперь нужно решить, кто пойдет с королем. – Со мной идут, помимо вышеупомянутых, также половина пехоты и вся конница Винтерфелла. И вы, Крейтон Редфорт, станете командиром моих разведчиков, раз уж вас выбрал сир Бринден.  – Робб не хотел об этом думать, но, возможно, ему предстояла война с Баратеоном. Полторы тысячи рыцарей – это сила, с которой стоит считаться. Хотя... Южане, да. Но Станнис мог стать выгодным союзником. – Кажется, все. Есть еще вопросы?

Отредактировано Robb Stark (2018-05-21 20:31:57)

+5


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Танец драконов » 2.15 Ров Кейлин. The Art of War


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC