Game of Thrones ∙ Bona Mente

Объявление

Petyr Baelish

«Помнится, один лютоволк, пусть старый и матёрый, не прислушался к совету певшей на все лады птички, и где же он теперь? Хотелось верить, что хоть кто-то из гордого племени Старков окажется умнее, хотя бы невинное дитя, что все считают недалекой девочкой, истово верящей в рыцарскую честь. Но, быть может, именно младший волчонок окажется смышлёнее?»

Birds and wolves

Настоящее (299г)

1.68 Тирош: Nymeria Sand
1.80 Королевская Гавань: Myrcella Baratheon
1.82 Королевская Гавань: Sansa Stark
1.90 Королевская Гавань: Olenna Tyrell

Настоящее (300г)

2.15 Ров Кейлин: Roose Bolton
Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Конец долгой ночи » he has not lost one yet


he has not lost one yet

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Участники эпизода: Робб Старк, Дейси Мормонт.
2. Место действия: Ров Кейлин.
3. Время действия: начало первого месяца 300 г., следующее утро после совета.
4. Описание эпизода: В трудные для всего Севера времена личные переживания и заботы кажутся ничтожными, однако без них, как водится, никуда. От начала войны и в этот час воительница с острова была своему королю добрым другом и верным защитником... В этот час, но не во все грядущие.

http://68.media.tumblr.com/tumblr_me2nf7YMtu1qg0u4go3_250.gif http://68.media.tumblr.com/tumblr_me2nf7YMtu1qg0u4go2_250.gif
[sign][/sign]

Отредактировано Dacey Mormont (2018-02-24 12:55:48)

+4

2

Ров Кейлин. Когда-то - великая крепость на краю болотных земель, возле которой в свое время свершилось больше битв, чем за время этой войны с Ланнистерами и за все Восстание Роберта Баратеона. Она же - ключ к землям Севера, и то, что она теперь освобождена, говорило о многом. Говорят, что если владеешь Рвом, владеешь Севером. Но молодой король едва ли в это верил - железнодорожных, захвативших когда-то эту крепость, обладание ею никак не спасло, а все благодаря Хоуленду Риду и его озерным жителям, которые навели шороху среди кракенов. А вот для Старка захват Рва Кейлин – начало его освободительной кампании, после которой вряд ли кто-то будет звать Королем, Потерявшим Север.
   Но чем ближе теперь Робб был к дому, тем больше думал о Винтерфелле, Бране и Риконе, всех остальных его жителях. Родрик Кассель, суровый мастер над оружием с внушительными бакенбардами, мейстер Лювин, вечно задумчивый старик-ученый, Старая Нэн, рассказчица, которой было лет сто... Все они занимали важное место в жизни Короля Севера, и все они теперь мертвы. Виртерфелл, конечно, будет восстановлен, но это уже будет другой замок, совсем другой. Теперь Робб понимал, почему отец всегда был молчалив: не столько из-за своего характера, сколько из-за пережитых ужасов его войны. Вряд ли мысли о прошлом оставляли его, так же, как и не оставляют Робба.
   Я обещал себе стать хорошим королем, – в очередной раз крутился в голове разговор с матерью, еще тогда, в Риверране. – Но это оказалось сложнее, чем я думал. Да, отец тогда правильно сказал о Роберте – хороший воин не есть хороший король. Управлять людьми совсем не то же самое, что и управлять солдатами на поле боя. Иначе не было бы того случая в Крэге, и Русе Болтон не плодил какие-то свои интриги, о которых Робб мог только догадываться. Иначе бы мама не отпустила Ланнистера на все четыре стороны, взяв с него пустые клятвы. Иначе я был бы хорошим Королем...
   Но сейчас не было времени на грустные размышления. Он продолжал быть Королём Севера, олицетворяющим саму зиму, продолжал быть Молодым Волком, которого ничто не берет. Он не мог показать слабину своим воинам, особенно лордам. Даже гвардейцам, пусть это были родные Дейси и Джон. По правде сказать, едва ли когда-либо Старку требовалась охрана, все-таки он находился в окружении своих войск да еще и при Сером Ветре, но Маленький Джон Амбер в первый же день объявил, что теперь любой недоброжелатель Робба будет иметь дело с ним. Это место вдруг решили оспорить другие заскучавшие воины да рыцари, но Амбер не зря славился как хороший боец. Впрочем, Робб и не был особо против, чтобы его защищал такой гигант, пусть и сам он отлично владел клинком. Но затем вернулась мать, и Робб развлек цвет своего воинства шуточным турниром с весьма серьезными целями – собрать гвардию для матери. Но в итоге мать настояла на том, чтобы и у него были свои верные мечи, и поэтому победителей в таком турнире оказалось очень много, среди которых были и оба младших Карстарка, и братья-рыцари Мардерли, и даже леди, которая не совсем на нее похожа, Дейси Мормонт. Потом к ним добавились ещё и речные рыцари, увеличив общее число гвардии короля до целых шести десятков, часть которых, к сожалению, погибла от меча Джейме Ланнистра немного позже.
   Правда, сейчас он хотел побыть один. Ну как один - сбоку от него шел Серый Ветер, который, впрочем, уже давно был продолжением Робба. Представить молодого короля без этого лютоволка было то же, что и представить их с Дейси без взаимных шуток и подколов. Если коротко: совсем никак. Едва отвязавшись от Маленького Джона, он решил пройтись по болотистой крепости и поглядеть на солдат. От Привратной башни, в которой остановился Робб, до основного лагеря было совсем недалеко, но буквально на полпути он остановился, заглядевшись на бой Доннела Локкв, северянина, который часто на охотах ездил подле Робба и отлично стрелял из лука, и одного из Фреев, сира Первина, который был телохранителем Старка и, по совместительству, одним из самых доверенных лиц среди новых родичей. Последний был очень хорош в копейном бою, как было известно Роббу, но с мечом показывал себя хуже, и Доннел, кажется, выигрывал. Вокруг них собрались северяне и речники, дающие совет тем, кто тренировался. Среди них, к удивлению Старка, была и Дейси.
Выше щит, Фрей! – хрипло прокричал кто-то рядом с Молодым Волком за мгновение до глухого удара тупой стали о дуб. Робб же за это время подошел к Дейси, надеясь просто поговорить. До сих пор было стыдно за то, что произошло между ними в Риверране, но ради их дружбы Волк сделал вид, что ничего не было - так было проще их обоих. Но иногда Робб натыкался на пронзительный взгляд Серого Ветра, который намекал, что это был не просто пьяный сон, отчего почему-то становилось немножко грустнее.
На кого ставишь? – спросил король, решив завязать разговор. Дейси и Джон были самыми близкими друзьями Волка, но девушка была всё-таки умнее и... Совсем другая. С ней можно было поговорить о большем. Или разговоры попросту были не самой сильной стороной Амбера? Тем не менее, хотелось поговорить именно с ней. Пусть и Робб не знал пока, о чем. Просто о жизни?

Отредактировано Robb Stark (2017-12-29 14:30:03)

+5

3

[indent] Алисанна думает, ей здесь не место.
[indent] Дейси не нравится эта мысль, Дейси не хочется в это верить, она знает, что их с сестриными взгляды нередко расходятся, но... Но знает она и то, что в этот раз Медведица права и права безоговорочно.
[indent] Робба ей придется покинуть.
[indent] Северянке не нравится эта мысль - до дрожи в пальцах, ведь недаром говорят, мол, хочешь сделать хорошо, сделай сам. Как может она доверить его жизнь кому-то другому? Как может вернуться в теплый, надежный, безопасный Риверран, закованный помимо своих каменных стен в глубокую броню Трезубца, зная, что там, на севере, ее король продолжает сражаться, как может уйти и не оборачиваться назад, зная, что за его спиной теперь стоит кто-то другой, а зима как никогда близка. Кто-то другой будет подавать ему меч и доспехи, кто-то другой будет смеяться вместе с ним и спорить, когда никто не видит, кто-то другой будет говорить, что пора бы уже отложить карты в сторону и пойти наконец спать, кто-то другой будет ему мечом и щитом. Будет ему другом.
[indent] Кто знает, конечно, что там с этим Риверраном случится и задержится ли она там надолго, и все же.
[indent] И все же ей придется его оставить.

[indent] Потому что оставаясь подле него и дальше она не делает его сильнее. Задетая гордость не стоит этого, не стоит пропущенного удара или недоброго взгляда, не стоит его смерти, в которой она может быть виновата. Теперь она - слабое звено в защите короля. Оставаясь рядом с ним, продолжая нести свою стражу Дейси когда-нибудь сделает только хуже. Ее тело, готовясь к материнству, перестает быть надежным инструментом, быстрым, сильным, ловким, она не принесет ему новых побед - только будет проигрывать раз за разом, пока еще будет, что терять. Ей здесь не место, даже если не думать о безопасности ее нерожденного ребенка, вот только она думает и об этом тоже. Не может не.

[indent] На раздавшийся неожиданно поблизости голос Робба Мормонт едва оборачивается - сражение, занимавшее ее, вот-вот должно было подойти к концу.
- На Локка, - отвечает женщина после небольшой заминки. Старший брат Олли и погибшей королевы Рослин, Фрей был хорошо ей знаком вместе со всеми своими умениями и навыками, несомненно достойными уважения, и все же она не отводила чуть сощуренных глаз от северянина, внимательно следя за каждым движением, будь то взмах клинка, шаг назад или простой поворот головы. Доннел был славным парнем, к тому же рыцарем - и хоть в отличие от брата Дейси мало находила прелести в этом звании, как и во всем, что приходило с юга, на начало войны он не казался ей таким уж умельцем. Хорош, да, но мало быть хорошим для того, чтобы охранять короля. Нужно быть одним из лучших. Сейчас же можно было с уверенностью сказать, что прошедшие месяцы закалили его... а также лишили Робба нескольких других славных парней.
- Тебе нужны такие люди. - Такой человек на мое место.

+6

4

[indent] Сколько Робб не пытался не думать о своем королевстве, он не мог этого сделать так просто. Любые мысли вели или к проблемам войны, или к проблемам на Севере. Стоило только Молодому Волку уйти на юг из-за отца и для место Ланнистерам, уведя за собой почти всех лордов и их войска, как вдруг самое большое королевство Вестероса стало загибаться. Бесчинства Болтонского Бастарда привели к окончательному падению Хорнвудов и войне между Белой Гаванью и Дредфортом, а западный берег заполонили кракены, отхватившие себе Волчий Лес и Каменный берег вместе с землями Толхартов. Теон же, самый близкий друг Робба и тот, кого он хотел назначить лордом-капитаном нового флота, предал Старка и сжёг Винтерфелл, само сердце Севера, убив при этом очень много близких ему людей. И, вдобавок ко всему, урожаи Последнего Очага и всего северо-восточного Севера загнивали прямо на полях, потому что кастеляны замка собрали оставшихся мужчин для обороны земель от одичалых, которые могли прорвать Стену... и самое ужасное здесь то, что они не прорвали. Им помешал Станнис Баратеон – Станнис! Южанин! – и чуть ли не объявил Стену своей. Север ужасно разобщен и теперь его стоило объединять, пользуясь своим именем и силой. В таких условиях союз, предлагаемый Ашей Грейджой не так давно, едва ли был осуществим... Крайне непрочно сковал ты Север, отец.
На Локка, – выдохнула Дейси, не отрываясь от схватки речного рыцаря и северного воителя. Локк хорошо чувствовал баланс меча, что было даже немного удивительно - уж очень северянин был крупен, в полтора раза, наверное, крупнее Старка, и почти в два - сира Первина. Последний, конечно, был из выводка Росби, а они не отличались мощным телосложением и безумной силой. В чем-то Фрей пошел в отца, но, несмотря на все его мастерство и талант рыцаря, Первин был силен в первую очередь в седле и с копьём наперевес, за что его и ценил Робб.
Я тоже, - ответил, наконец, Робб. Было ясно и так, кто победит: Доннел бил быстро и хитро, метя то в ноги, то в голову, изматывая Фрея. – Но мне кажется, что Локк выбрал себе неравного противника.
[indent] Почему-то у Робба выработалась привычка говорить как-то свысока, словно бы он был очень стар, мудрен и опытен. Такая мысль вызвала в нем лёгкий стыд – всё-таки мудрый король должен умерить свою гордость и слушать чужие советы, как советовал ему... Все вокруг. Но временами Робб был по-старковски упрямен и по-королевски высокомерным, но так и нужно было - лорды должны видеть в нем сюзерена, а не друга. Хотя, дружба с некоторыми, вроде Болтона, была бы полезна.
Тебе нужны такие люди. – Да. Мне нужны такие люди. – пролетело в голове у Робба. За последний год у него погибло людей больше, чем прибыло, и многие были его гвардейцами. Из начальных шестидесяти их всего-то осталось около трёх-четырех десятков, из которых половина ушла с его леди-матерью к Мандерли, а ещё с десяток оказались ранены или убиты во время штурма Рва Кейлин.
...но не все так просто. Дейси бросила это довольно несерьёзно, даже не глядя на Робба, но очень тихо в гвалте тренировочной схватки и подбадривающих криков. Но это как-то насторожило Старка.
Ты и Джон стоите десятерых таких бойцов, – озадачился Робб. Дейси, которая спасла меня в Крэге? Которая была верным другом, делила со мной кров и пищу везде, от Винтерфелла до Эшмарка? Неужели и она уже с Болтоном? Нет, вряд ли это было правдой. Нет, нет, нет. Любой другой, даже Олли, его оруженосец, но не она. Она не могла. Лицо Робба вдруг сделалось ледяным и немного хмурым, но он ничего не стал добавлять, лишь смотрел, как бойцы обменивались ударами. Сир Первин отлично парирует... Может, ещё не всё тут решено? Робб пытался скрыть эмоции своих мыслей, но сам по себе прикусывал губу от своих надуманных, возможно, выводов, а также нетерпеливо скрипел кожей доспехов. Ему нравился этот звук - успокаивающий и отличающийся от любых других, идущих с противного болота Перешейка. Робб вдруг сам себе показался параноиком и чуть ли не Эйрисом Безумным. Но жестокие времена таковы, что и друзья могут предавать. У Робба уже был пример Теона, хотя и было противно сравнивать его и Дейси. И всё-таки, по мере приближения к Северу многие люди менялись. В конце концов, может она устала? Бегать с топором вокруг короля - большая честь, но честь не согреет в лютую зиму и не наполнит желудок в голодные времена. Но она не могла...

Отредактировано Robb Stark (2017-12-29 20:35:54)

+4

5

- Тебе кажется? - рассеянно переспросила островитянка. Скрежет стали отвлекал ее от слов Робба, Дейси напряженно ждала исхода, запечатлевая в памяти манеру движений товарища и быстроту принятия им решений так, как будто... как будто это могло ей пригодиться. Как будто она остается, и вскоре им придется сражаться вместе. - Рано или поздно все мы выбираем себе неравных соперников.
[indent] Впрочем, зря она это.
[indent] Зря смотрит на них, зря судит, зря - выбирает, словно у нее есть такое право, словно у нее есть обязанность. Черта с два.
[indent] Она смотрит на битву жадно, оценивающе, и подается вперед, когда они сходятся в последний - это видно - раз, и задерживает дыхание, когда меч северянина наконец обрушивается на Фрея, вскрыв легкий кожаный доспех и рубаху под ним, но не грудную клетку. Немаленькая сила нужна, чтобы вовремя остановить такой удар, ну да рыцарь из Локков обделенным здоровьем никогда не был. Ей хочется устремиться вперед и проверить его слабые места собственным уродливым клинком, отвлечь, раздразнить, посмотреть, как снисходительно мужчина будет осторожничать, недооценивая ее поначалу, увидеть, как сумеет - если сумеет - подстроиться под ее обманчивые повадки. Вы, северяне, слишком честные, эхом отдается в голове знакомо насмешливый голос. Но не ты, Мормонт.
[indent] И не для тебя это больше, Мормонт.

[indent] Дейси спрыгивает со стола, но ничего больше себе не позволяет. Это не ее поле битвы, больше нет. Не ей проверять на стойкость будущих защитников короля, не ей определять, кто достоин, не ей отсеивать тех, кто послабее.
[indent] Но если не думать о том, кто ее заменит... остается только думать о том, что это конец. Они ведь могут больше не увидеться, никогда не увидеться - просто не дожить до следующей встречи. Роды могут убить ее, как это случалось со многими женщинами до нее и еще случится после, да и кто сказал, что она сможет доносить в этот раз.
[indent] Робб же...
[indent] Короли в эти времена слишком часто умирали. Слишком быстро.

- Ты и Джон стоите десятерых таких бойцов.
[indent] Она негромко засмеялась; это было приятно слышать. Признание Молодого Волка дорогого стоило, северянка обернулась наконец, но стоило ей пересечься взглядом с холодным отчего-то Старком, улыбка ее из теплой превратилась в уставшую, печальную - на одно небольшое мгновение, прежде чем исчезнуть совсем. Что-то случилось, хочется спросить Дейси, но она не спрашивает. Как не спрашивает о совете и Аше, хоть этот вопрос и царапает изнутри о ребра своей нерешенностью, то и дело напоминая о себе.
[indent] У него и так много забот, - думает воительница, - к чему добавлять еще. Не так часто Робб может позволить себе не думать об этом.
[indent] Не так часто может позволить себе не быть королем.
- Звучит неплохо, Робб, - но мы оба знаем, что это не так.
- Он тебе понравился? Доннел. - Тебе нужно взять человека на мое место. Давай. - Тебе нужно взять человека... - на мое место, скажи это, ну же. - ...на место Рикарда. Леди Кейтилин, конечно, нужны надежные спутники, - но все же ей хотелось бы знать, не связано ли отплытие Рисвелла в Белую Гавань с их последним разговором в Эшмарке. - Но все же у тебя должно быть достаточно охраны на случай...

Отредактировано Dacey Mormont (2017-12-29 20:49:46)

+5

6

Тебе кажется? – переспросила Мормонт, тихо, так что едва ли Старк услышал ее голос в общем звоне стали о сталь и глухих ударов меча о дубовый щит. На севере дуб вообще был редкостью, и почти все знатные северяне носили тяжёлые щиты из железноствола Волчьего леса, а все остальные, что победнее, из гвардейской сосны. Гвардия Старков и сам Молодой Волк носили полностью стальные круглые щиты, с выгравированным изображением головы лютоволка. Но на рыцарском юге все верили, что дуб - самое крепкое и надёжное дерево, и чуть ли не сам Воин хранит бойца с щитом из этого дерева. И вправду, оно было очень неплохим, но несеверным – и этого было достаточно для всевозможных Амберов, Карстарков и даже мелких Сервинов с Касселями, которые являлись рыцарями. И в этот раз дуб не защитил Фрея от северного напора Локка. Будь Робб септоном, то сказал бы, что это знак свыше и как этот щит сейчас не смог спасти южанина, так и Ланнистеры сломаются под напором войск Севера и Трезубца. Но Робб не был таким человеком - он не мог обещать то, в чем не уверен. – Рано или поздно все мы выбираем себе неравных соперников.
Жизнь вообще редко делает людей равными, – философски заметил Волк, разочарованно глядя на сира Первина. Ему всегда казалось, что тот, кто выглядит слабее, всегда оказывается сильнее - но не в этот раз. Да и Олли порадовался бы, он всегда хотел быть похожим если не на Робба, то на него или сира Стеврона, погибшего при Оскроссе не так давно. Но Молодой Волк почему-то сразу зацепился за эту мысль от Дейси, думая в первую очередь о себе - он едва ли был ровней своему врагу, дальновидному и опытному лорду Тайвину, но умудрялся его побеждать в битвах, хотя и проигрывал войну. Неужели это намек?
[indent] Нет, слишком он уж стал подозрителен за эти дни. Дни войны, коварства и предательств. После сожжения Винтерфелла Переметчивым, многие говорили, что король из Старка, мягко говоря, посредственный, и что пора иди отбивать Север из щупальцев Кракена, бросая речников на произвол судьбы. Но Волк не сделал этого тогда, заботясь о Трезубце, но сделал сейчас, все равно, спустя время. Если Ланнистеры ударят ещё раз, то Речные Земли точно бросят своего короля. Чёртовы Грейджои.
[indent] Робба распирало от противоречий. С одной стороны, противно чувствовать подозрение к другу, с другой - доверчивые короли часто просыпались с ножом в спине. Вернее, уже не просыпались. И от этого становилось как-то мерзко на душе. Но не может же он показать это Дейси... И поэтому он стал холоден, как лед, и лишь слабо улыбнулся от смеха Мормонт.
Неплохо? – глупо переспросил он, задумавшись. Он почему-то избегал ее взгляда, хотя и не без некоего удовольствия разглядывал ее сейчас. И вправду, одетая в кольчугу и с топором на поясе она была превосходна. И она была его подругой, хотя и почему-то непохожей сегодня на саму себя. – Зато правда. Вдвоем вы спасли меня тогда, в Крэге, когда с этим не справились все остальные.
[indent] Тогда было много всего. Тот переход от замка Вестерлингов до Эшмарка был самым запоминающимся в жизни молодого короля, и значительную роль в его выживании сыграли именно Дейси с Джоном. И сейчас он главным образом надеялся на них – впереди освобождение всего западного Севера, а без своих друзей он как без рук. Ему были важны советы не только своих лордов.
Я тогда говорил и сейчас говорю – мне не нужно много охраны, – ответил Робб, когда наблюдатели за схваткой уже расходились. Сир Локк подал руку Первину, и тот со смехом поздравил Доннела с победой. Северяне отошли чуть дальше, жеребьёвкой распределяя следующих противников, а речники во главе с Фреем пошли к кинтане, намереваясь, наверное, потренировать наскок с копьём. – У меня здесь пятнадцать тысяч солдат. Гвардейцы нужны будут мне, когда я куда-нибудь отлучусь от армии - но этого, к сожалению, не должно случиться.
[indent] К чему она клонит? – промелькнула вдруг мысль. И действительно, казалось, что она хочет что-то сказать, но все не могла себя заставить, бросая взгляды на Робба. Но он не хотел из нее что-то вытягивать – она должна была сказать сама. Странно. Северяне всё-таки не умеют юлить, если уж даже Робб увидел сомнения на ее лице.
И на какой же случай у меня должно быть много охраны? – всё-таки спросил Старк, поглядев девушке в глаза и вопросительно подняв бровь. У него сейчас, в Привратной башне было не меньше десятка телохранителей, да и сам Робб не прочь был помахать мечом. Только вот не с кем - никто не желал скрестить клинки с королем, ставя себя в неловкое положение. Но он и так неплохо уставал, и без фехтований. Главное - помнить, с какой стороны держать меч.

Отредактировано Robb Stark (2017-12-30 19:27:50)

+4

7

- Конечно, нужно, - сердито возразила женщина. Иногда ей казалось, что Робб ведет себя слишком уж беспечно для того, кто носит корону. Хотелось бы ей никогда не оставлять его одного: чтоб он не смел отходить ко сну, пока за его дверями не бодрствуют минимум двое хорошо обученных - надежных - солдат, чтобы на поле выезжал только в кольце верных людей, чтобы не позволял себе, как сейчас, идти совершенно одному через тысячи вооруженных мужчин. Кто знает, кому они служат? Кто знает, не взбредет ли в голову одному из тех, чью жену иль дочь утащили в море щупальца кракенов, выместить свою боль и ненависть на короле, кто и увел из родных земель на юг, а теперь - возможно - с этими самыми кракенами заключит мир?
[indent] Ладно, пусть он был и не совсем один - Дейси склонилась к лютоволку, тенью следовавшем за Старком, и играючи запустила руки в его густую шерсть - невероятное чутье Серого Ветра самым удивительным образом отличало тех, кому можно верить, от несущих угрозу, и все же, каким могучим зверем ни был волк, он тоже мог быть ранен, как и любой из них. Как и Робб.
[indent] Он тоже мог быть убит.

[indent] Как нравилось ей видеть его без короны, спокойного, свободного, видеть, как ветер треплет его не по-старковски рыжие волосы; давно, еще до запада, Робб как-то признался ей, что от короны у него болит голова. И все же это было единственное проявление недовольства, больше он ни словом, не делом не позволял себе показать, что его долг тяготит его. Дейси не раз держала в руках этот стальной обруч и знала его тяжесть не по чужим словам, но от этого не легче было смотреть, как Робб все больше хмурится, когда строгая корона королей зимы сдавливает ему виски.
[indent] Но он был королем, с короной или без нее, и мог выбирать, когда ему слушать чужих советов, а когда нет. Это преимущество царствования явно было ему по вкусу. Мальчишка! В юности здравый смысл и осторожность трудно было отличить от трусости, и хотя ее господин никогда не страдал ни от избытка самоуверенности, ни от бахвальства, порой ей все же казалось, что ему стоило бы почаще прислушиваться к собственной матери.
[indent] И он еще спрашивает, на кой ему охрана?

- На любой, Робб, - устало отзывается она. Неужели он и правда не понимает? Ему следовало бы поменьше рисковать своей головой и поменьше доверять людям. - На случай, если лорд Русе, - воительница понизила голос, будто в окружающем их гвалте и без того можно было что-то услышать, - снова решит пойти против тебя, - и пусть у них не было неоспоримых доказательств, уверенность в том, что произошедшее в Крэге не обошлось без молчаливого, но опасного участия Болтона, за прошедшие месяцы только окрепла. - На случай, если лорд Карстарк устанет ждать справедливости для своих сыновей, - а ведь его единственный ныне сын не так давно женился, и дома у него еще осталась дочь, лишившаяся, говорят, жениха в Шепчущем лесу. Тоже Джейме Ланнистер постарался.
[indent] А ведь Дарин был одним из них. Сколько еще их примет удар на себя, лишь бы вражеская сталь не коснулась Молодого Волка?
[indent] Сколько новых должны будут встать на замену павших, еще молодых, сильных да с горящими огнем глазами?
[indent] Он ошибается, если думает, что замена не нужна - и это заблуждение опасно.
- Твоя жизнь слишком дорого стоит, мой король, - северянка глядит на него снизу вверх, но даже и так он не кажется ей выросшим достаточно. Вот уж точно, Молодой Волк. Молодой и беспечный. - Если ты не будешь беречь себя, кто будет?

+5

8

[indent] Может, она права? – засомневался Робб, вопросительно глянув на лютоволка. Тот беспечно развалился у ограждения тренировочного поля, которое было построено ещё год назад, когда наследник лорда Эддарда побывал здесь первый раз. За время царствования здесь и волков, и кракенов ограждение частично обвалилось от сырости, но эта часть все ещё была крепкой и прочной, как и подобает сосне. Он оперся на нее, скрестив руки на груди, и внимательно посмотрел на Дейси. Ох, даже она пытается учить, подумал он, но в душе согласился. Нечто такое девушка втолковывали ему ещё когда он был в Риверране, а лорд Тайвин сидел в Харренхолле, и, надо сказать, у ее позиции есть серьезные основания. Что, если сейчас он, прогуливаясь по Рву Кейлин, мог поймать арбалетный боль в горло? Или внезапно почувствовать клинок меж ребер? И даже не потому, что чьих-то родных и близких убили из-за этих войн дворян, а просто потому что кто-то захотел бы прослыть новым цареубийцей. Или какие-нибудь изменники, уставшие от войн или продавшие свою честь Ланнистерам за пару золотых, решили бы прикончить Молодого Волка. Или, может, новые наемники лорда Болтона захотели бы проткнуть сердце королю, пока тот спит? Вариантов очень много, и от каждого бросало в дрожь. Или это просто холод?
[indent] Нет, нет, нет! Северяне не такие. Или такие? Они ведь тоже люди, а люди бывают разные. Взять хотя бы Болтонского Бастарда, Рамси Сноу, который снимал с людей кожу ради забавы или уморил леди Хорнвуд голодом, отчего та съела свои пальцы. И ведь Сноу - то же северянин, хотя и бастард. Может быть, Робб просто тешит себя иллюзиями по поводу части и благородства северян, но на деле он их переценивает? Может быть. Но, тем не менее, это не Север разграбил земли Трезубца и не он же убивал людей направо и налево из-за того, что схватили родственника правящей семьи. Даже когда позже лорда-отца Робба посадили в темницу, он не устраивал различных разрушений - лишь мстил Ланнистерам на их землях, чтобы они почувствовали эту горечь уже на своих языках.
[indent] От подобных мыслей Старк снова почувствовал себя Безумным Королём, и от этого уже становилось не по себе. Он, конечно, ещё не сжигал людей заживо и не любил подхалимов в окружении, но молодой Эйрис слыл хорошим королем. Хорошо, что крови Таргариенов не было в Королях Зимы, иначе Робб точно считал бы свои опасения не простой усталостью и недосыпом.
Понимаешь, Дейси, все не так просто, – вздохнул Король Севера, поглядев на девушку. Он понимал всю шаткость своей жизни, ведь он уже не единожды был ранен, но быть королем - значит, уметь правильно поставить себя в глазах других людей. Будет ли он уважаем своими людьми, если окружит себя громадной гвардией? – Если я не смогу доверять этим людям, то как они смогут доверять мне? Как я смогу их заставить сражаться за себя, если сам за себя постоять буду не в состоянии? – он поднялся, снова поглядев на Серого Ветра. А тот, будто бы понимал их разговор, поддерживающе кивнул. – Как я смогу сражаться с ними бок о бок, если они не увидят меня среди всех этих Первинов Фреев и Джонов Амберов? Люди должны знать своего короля и знать, за что сражаются, из первых рук. Знать, что их король не трус, отсиживающийся за стенами замка и отправляющий своих верных мечей на смерть. – в его голосе больше не слышался холодок, как несколько минут назад, и это слегка развеселило. Ну, по крайней мере, так показалось самому Роббу, и он улыбнулся.
[indent] Но с лордами-изменниками было посложнее. Русе Болтон вел какую-то свою игру, и Робб страшился ее больше всего. Его и правда стоило опасаться, и лишь из-за него Старк был согласен со словами Дейси. Но вот Рикард... С ним все было проще. Главное - уметь направлять его гнев в нужное русло. Карстарк был честен и благоразумен. Болтон же – хитёр и сам себе на уме.
Ладно, я возьму Локка в гвардию, – согласился, наконец, он. – Но только после того, как Маленький Джон его проверит. Все мы иногда находим себе неравных соперников, – усмехнулся Робб. Хорошо, что на голове не было короны, ведь сейчас она точно упала бы.
Но зачем мне много гвардейцев, пока у меня есть ты? Я ценю верность в солдатах, а не их количество. Чем их больше вокруг меня, тем сложнее уследить. И тем легче жить лорду Болтону.

Отредактировано Robb Stark (2018-01-01 14:07:34)

+4

9

[indent] Экий упрямец; еще бы он не оспорил ее слова. Оставалось только надеяться, что у него достанет решительности и ума так же оспаривать дурные советы своих лордов, а что она-то? Она, на самом деле, согласна. Просто не бывает никогда.
- Ты прав, конечно. Люди должны знать твое лицо и твой голос, - но если будешь пожимать слишком много протянутых ладоней, когда-нибудь рискуешь напороться на нож. И разумеется, он едва ли хотел слышать нечто подобное.
[indent] Говорили, что Тайвин Ланнистер не участвует в битве - он ведет ее. Руководит армией с места достаточно отдаленного, чтобы считаться безопасным, и достаточно близкого, чтобы не упустить ничего важного. Отдает приказы, возвышаясь на прекрасном боевом жеребце в безупречных золотых, точно слепящий солнечный диск, доспехах.
[indent] Тайвин Ланнистер был несомненно жестоким человеком и его слава шла впереди него, выстилая кровавую дорожку, и все же Молодому Волку было чему у него поучиться. За последнюю сотню лет едва ли хоть одно из семи королевств видело полководца более умелого. Русе Болтон некогда казался ей человеком того же сорта, и присутствие его среди верных подданных - и советников - наследника Старков внушало определенные надежды. До Крэга, будь он проклят. До девицы Джейн в красном платье, до тирошийских наемников - Дейси делает себе заметку, что надо будет все же попробовать грушевый бренди как-нибудь, - до того, как это лживое южное гостеприимство, приправленное борским золотом, не раскололо в один момент их привычную уверенность друг в друге.
- Никто не посмеет сказать, что ты отсиживаешься. - А это значит, что мы не задержимся и здесь, верно?

[indent] Нет. Неверно. Разве ты забыла, что никакого "мы" больше нет? Нет и не будет, так что прекрати уже это, будь так добра, и скажи наконец Роббу. Скажи, что новые гвардейцы ему еще пригодятся, что количество тоже имеет значение, особенно тогда, когда начинает стремиться к нулю, что важно не допустить того, когда следить будет уже не за кем.
[indent] Скажи, что время, пока у меня есть ты, закончилось.
- Я не могу быть возле тебя вечно, - как не смогли Дарин, Торрхен и Нед, как не смог - не захотел - чертов Рисвелл, как не сможет Джон и даже Оливар. Что и говорить о ней.
- Возьми Локка, возьми кого-нибудь еще, - быстро заговорила она. - Быть может, Харрион? Сомневаюсь, что лорд Рикард согласится отдать тебе последнего сына, но если он захочет сам... Подумай, я слышала, он довольно хорош. Мы найдем кого-нибудь еще, мы... - нет никакого "мы", помнишь? - Ты подумаешь об этом, хорошо? Пообещай, что подумаешь.
[indent] Пообещай, что окружишь себя надежными людьми, что не позволишь предателям подкрасться слишком близко, что будешь осторожен с лордом Русе, Тайвином Ланнистером и Станнисом Баратеоном.
[indent] Пообещай, что переживешь эту зиму без меня.

- Я ношу ребенка, Робб.
[indent] И, если я хоть сколько-нибудь тебя знаю, - а мне кажется, знаю я достаточно, - ты будешь одним из первых, кто захочет отправить меня подальше отсюда.
[indent] Даже если это значит, что никакого "мы" больше нет.

+4

10

[indent] Как-то не слышалось уверенности в ее голосе. Эх, все-таки Робб глупец, надо было просто прислушаться к мнению друга, а не перечить, как последний болван. Но, тем не менее, от своих слов отступать Робб все равно не хотел. Упрямость - это одна из множества черт отца, которая передалась ему вместо северной внешности. Что ни говори, а характер у Робба точно не рыбий, а волчий. Но, в отличие от отца, он был охоч до споров, но теперь, будучи королём, он не мог также жарко отстаивать свое мнение, даже если оно неправильное, как тогда, в Винтерфелле, в многочисленных перепалках с Джоном... И Теоном. А все потому, что он теперь якобы выше всех этих Мормонтов да Болтонов. Дурацкая корона.
[indent] Но Робб считал, что лучше уж рисковать собой, воодушевляя войска, и проявлять талант полководца прямо на поле битвы, чтобы быть именно лидером, первым среди равных. За спинами солдат да в тепле замков пускай прячутся всякие Джоффри, но... Старк все же был осторожен. Несмотря на свои слова, сказанные чуть раньше, он и правда был не воином, а полководцем – и потому управлял центром войск. Не самое безопасное место в сражении, но и не авангард – в общем, то, что и было нужно. Именно с центра уже можно прикинуть, как идёт битва и кто выигрывает конную схватку, быстро сориентироваться и резво раздавать приказы, не теряя драгоценных секунд на отправление гонцов. Ну и, конечно, рисковать собой никто и не просит – с коня Робба бывает отлично видно солдатам, зато вокруг него всегда находятся верные гвардейцы, готовые скрестить мечи с врагами своего короля и готовые... Умереть за него. Почему они, а не я? – всегда спрашивал себя Старк. Он понимал, что важнее их всех, что если он словит стрелу, то войну будет некому продолжить, что если его пронзят мечом, то Север останется без короля, способного привести его к победе. Но его честь и совесть противно шептали, что Нед Карстарк был таким же живым человеком, как и Робб, ничем не хуже, что оба Хорнвуда, отец и сын, павшие во время Битвы на Зеленом Зубце (или Синем?), пали не из-за ланнистерского меча, а из-за стратегического решения Робба. Да, тогда он разбил всю армию Цареубийцы и получил поддержку Талли и их вассалов, но стоит ли смерть Сервина жизни Блэквуда? Или заточение Мандерли освобождения Вэнса?
[indent] Подобные мысли уже стали давно привычными, но это были мысли короля и лорда, а не шестнадцатилетнего юнца, который разговаривал сейчас с леди Мормонт. Но и перед ним будто стояла не Дейси, а... Кто-то другой.
А мне вечно и не надо, только годик-два, пока все не уляжется, – мечтательно улыбнулся Робб, но, увидев некую потерянность Дейси, смутился. В ее глазах были видны какие-то сомнения, но их природу разгадать было сложно. Да-а-а, спокойствие настанет очень нескоро. Что это за слова такие, Мормонт? Соберись, ты чего, – шутливо-командирским голосом захотел подбодрить ее Робб. Обычно она не думала о времени, когда была рядом с ним – ей было важно, чтобы король был жив здесь и сейчас, а не завтра и не вчера. А тут вдруг... Заболела, что ли?
Харрион?.. Он же теперь женат, да и нынче у него дел прибавилось... – Старший и единственный ныне сын лорда Рикарда теперь был единственным из старшей ветви Карстарком, наследующем отцу. Робб слышал, что его кузены и дядья не столь благородны, как он, так что лишний раз рисковать не хотелось. Да и Роббу хватило одного яростно-горюющего взгляда тогда, у Риверрана. Его ненависть к Ланнистерам после этого граничила с безумством, но если вдруг умрет и Харрион, то лорд Карстарк пересечёт эту опасную черту. Смерть сыновей даётся нелегко. – А людей... Сколько мне по-твоему нужно? – он стал вспоминать дома Севера, что сейчас были с ним. Гвардейцы требовались именно из благородных, чтоб честные и верные. На ум приходилиразве что сиры из мелких домов Лейков, Слейтов и Маршей, в условиях «богатства» Севера – чуть лучше рыцарей-ленников, но и то не всех. Хотя Марши, кажется, были не владетелями, а мелкими лордами, кажется. Жаль, что те гвардейцы, оставшиеся в Винтерфелле мертвы... Стоп. Ведь не все.
Я забыл тебе сказать, Дейси, – почти весело сказал Робб, хотя тема, в общем-то, была грустная. – Мне дядя, сир Бринден, говорил, что после взятия Рва к нам Хоуленд Рид отправит Халлиса Моллена вместе с его людьми и останками отца. Ну, помнишь, мой капитан стражи, его тогда еще с ног сбил одним ударом отец нашего Джонни, – не слишком приятные воспоминания. Но Моллен был именно тем из немногих домочадцев Винтерфелла, оставшихся в живых. Это не могло не радовать.
[indent] А вот следующая новость внезапно удивила. Даже шокировала своей резкостью и внезапностью.
[indent] Всё-таки заболела.
[indent] Робб еще полминуты переваривал сказанное. А что ты хотел, Робб? Она всё-таки девчонка, пусть и друг. А девушкам суждено быть матерями, – проскочила мысль. И сразу еще – А что думал? Дейси просто растеряла пыл на нервах, а ты тут ее уже в союзники к Болтону записал. Улыбка еще не сходила с лица, но скорее от удивления, чем от смеха.
Ну... Поздравляю, э-э, – ответил Старк. Ничего лучше в голову не пришло. – А... Кто отец? – вопрос был нескромный. Совсем. Но сейчас не до учтивости. Вот почему она просила усилить гвардию... – дошло до него, наконец. Кажется, он не Молодой, а Дубовый Волк.
Я вижу, ты понимаешь, что...тебе здесь е место.Тебе стоит уехать.
[indent] А она понимала. Иначе б не сказала. Идиот-Старк понял бы, что она беременна, месяцев через шесть. Наверное. Вот только куда ей ехать? Не на промозглый мормонтский остров же. Хотя, может, она сама знает? Всегда Дейси являлась самостоятельной. Но Робб, как друг и как ее лорд, был обязан знать, куда она уходит.

Отредактировано Robb Stark (2018-01-08 23:10:52)

+4

11

[indent] Вместе с его людьми и останками отца. Останками. Костями.
[indent] Как жаль, что Эддарда Старка не было с ними сейчас, в эти неспокойные времена. Жаль, что эта ношу досталась Роббу, что это Роббу приходилось принимать столь тяжкие решения и их последствия; лорд Старк казался ей человеком, который всегда знает, что делать. Ее король же был еще юн и неопытен, пусть корона и заставила его повзрослеть раньше срока.
[indent] Всем им было бы куда спокойнее, если бы за его, Робба, спиной стоял мудрый и знающий человек. Лорд Эддард, но не его тень.
[indent] Тень не ответит, даже если обратиться к ней за помощью. Спрашивал ли Робб совета отца в своих молитвах?
- Он заслуживает того, чтобы покоиться в родной земле, - мягко ответила Дейси после заминки. Она боялась ранить друга, которого любила, как своими словами, так и молчанием, но стоило признать, что после всех этих месяцев сердце его обрело панцирь понадежнее одной лишь плоти. Молодой Волк мог справиться со многим - у него не было выбора. Сумеет ли он справиться с тем, что отныне боги поведут их разными дорогами?
[indent] А она?

[indent] Тревожное молчание, повисшее между ними после ее слов о ребенке, заставляет северянку отвести глаза; последовавшее наконец в ответ "поздравляю" кажется ей неискренним и сухим. Дейси легко касается живота, но звенья кольчуги под пальцами и ладонью отзываются холодком где-то внутри, и она переводит руку на обух топора - вот, с чем она привычна иметь дело. Знакомое, родное, вот, что грузом висит в кольце на тяжелом поясе, но тяготит куда меньше, чем растущая в ее чреве новая жизнь, и не отдает чувством вины на языке - только солью да железом.
[indent] Женским рукам не труднее привыкнуть к стали, чем мужским.

- Эдмар, - но он не знает, да и стоит ли ему? Леди Кейтилин, пусть и отлученная от королевских деяний своего первенца, тем не менее должна была найти леди и для него, и для своего брата. Робб уже рисковал оставить север без наследника, раз за разом подвергая опасности свою жизнь, когда Рослин с их нерожденным ребенком отправилась к богам. Ему еще предстоит жениться вновь, здесь, на севере, и мать сделает все, чтобы найти для него достойную и здоровую девушку.
[indent] Риверран должен был позаботиться об этом тоже. Эдмару стоило жениться на какой-нибудь славной речной девочке, чтобы упрочить свои позиции среди вассалов. Речные земли к своему несчастью были местом, куда стекались армии всех королевств, а у дома Талли остался ныне один-единственный наследник. Леди Кейтилин давно озаботилась этим. Быть может, пока они пересекали Перешеек, Эдмар уже взял в жены юную Вэнс или Блэквуд или даже Фрей?

- Я знала, что ты это скажешь. - В Риверране ей, очевидно, не место, но ребенок... Не о себе ей следует думать в первую очередь. - И куда, по-твоему, мне нужно уехать? Разве не безопаснее оставаться среди пятнадцати тысяч солдат, - усмехается воительница его же недавним словам, - чем отправиться одной прочь?
[indent] Война ведь сейчас была везде, куда ни глянь.

+4

12

Заслуживает, – безропотно согласился Робб, немного озадаченный. Его лорд-отец был хорошим человеком и сильным воином, но его кости – это не он сам. Ничто сейчас не заменит лорда Эддарда, а его кости, которые были где-то здесь, на болотах, всего лишь вызывали где-то в глубине души лёгкую грусть. Их даже не хотелось видеть; все время казалось, что отец жив, что он где-то в плену в Королевской Гавани. Он ведь уехал быть десницей короля, а не искать свою смерть. Такие, как он, не должны умирать. Неужто честь и благородность нынче ценятся меньше лжи и тщеславия? Или таковы только Ланнистеры? – Вот только куда их везти? В Винтерфелл?
[indent] Винтерфелл. Когда-то – буквально полгода назад! – величественный замок, сокровищница и сердце Севера, ныне же – поженные безлюдные руины. Лорд Русе сказал, что ее сжег Теон, но Старку, отчего-то, это казалось сомнительным. Человек, который воспитывался вместе с Роббом, который стал его названным братом, сжигает столицу Севера и свой второй дом. Если это еще он и мог понять, то обстоятельства битвы при Винтерфелле – не совсем. Как он, обладая полусотней бойцов, смог смог убить несколько сотен северян и обратить остальных в бегство? Все это было очень и очень странно. Особенно то, что побочный сын лорда Болтона внезапно и с честью смог взять соженный замок. Или не смог? Трудно все удержать в голове. Но во всем этом кому-то надо разобраться. Какое-то чувство подсказывало, что это могло быть очередной уловкой Дредфорта. Рамси Сноу ну никак не вызывал у короля добрых чувств, и это лишь добавляло сомнений.
Эдмар? – переспросил Робб, удивленно приподнимая бровь. Вот уж что было еще неожиданнее. – Получается... Он будет моим двоюродным братом? О-о-о, – задумчиво протянул король. С какой-то стороны, это казалось смешным, но не сейчас. Все было очень уж сложно. Если Дейси не станет женой его дяди в кратчайшие сроки, то рискует родить бастарда. Такого же... Как Джон Сноу, который скоро будет Старком. Бастарду в жизни закрыты многие дороги, и его ждет разве что военная служба да септонские или мейстерские обеты. Дейси-Дейси... Как ты так? Она была наследницей своего дома, но он, ее дом, не был особо знатным и богатым, да и был слишком далеко от Речных Земель. Да и Талли, мало того что Великий дом, теперь еще и родичи короля. Этот брак был бы неравным во всех смыслах, и очень невыгодным. Эдмару следовало бы жениться на какой-нибудь леди Фрей или Мутон, а то и вообще – Мартелл. Но Король Севера мог с лёгкостью одобрить этот брак, и тогда он стал бы менее осуждаемым. Хотя... Станет ли он делать это? Счастье его друга может очень плохо сказаться на делах королевства. Эдмар и так, если смотреть правде в глаза, непопулярный лорд, так еще и если он возьмёт в жены дикарку с Медвежьего Острова, то его вассалы могут отвернуться от него. И от Севера тоже. Вот и как тут быть? На решение проблемы у него (он уже мысленно подписался помогать своей подруге, иначе какой он друг?) И у нее около семи-восьми месяцев, ведь беременность можно узнать лишь примерно спустя одну луну после зачатия. Но только одно было известно: сейчас ей было опасно находится с ними. Скоро они опять уйдут на войну, а там ей может угрожать смерть, а за одним и ребёнку.
[indent] Действительно. Куда ее отправить? Возможно, в Риверран, ведь Эдмар еще может и не знать о ребенке Дейси. Возможно, в Близнецы, командовать солдатами охраны лорда Фрея из числа северян. Или... Было много идей. Например, отправить ее фрейлиной к леди Аррен в безопасную Долину. Или туда же, но как посла по поводу союзов. Или... Внезапно возникла еще одна идея.
С нами безопасней лишь до Речных Земель, – вздохнул Робб. Трезубец держат войска Робба лишь на границе Божьей реки и Божьего ока, а потом до Королевского тракта. Все, что восточнее, занято войсками Рендилла Тарли – включая Девичий Пруд. А, значит, там будет еще много сражений. Беременной девушке там нечего делать, будь она хоть трижды гвардейцем короля и одним из лучших бойцов. – Да и одну я тебя не отправлю. Если ты хочешь в Риверран, то могла бы поскакать туда вместе с отрядом Черной Рыбы, – он немного приглушил голос; незачем лишним людям знать об этом раньше срока. Бриндена Робб хотел отправить вместе с северной конницей занять Харренхолл, охраняемый ныне всего лишь сотней или двумя наемников Варго Хоута. И туда же послать с речной армией Эдмара, чтобы потом сразу же отправиться на освобождение Девичьего Пруда. Или еще чего-нибудь. – Но я бы хотел, чтобы ты пошла в Винтерфелл. Там мне нужен самый надёжный и неглупый человек, и вы вместе с Маленьким Джоном могли бы отправиться туда. Там предстоит немало работы, да, но зато потом ты правила бы Винтерфеллом... Как мой кастелян, – возможно, кому-нибудь из лордов такой выбор показался бы оскорблением, и именно поэтому Робб собирался отправить с ней Джона Амбера. Если она согласится, то там ей будет безопаснее всего. В самом тылу, в самом центре Севера, рядом с домом. И на этот раз замок не будет взят железными кракенами. Это сейчас было самое лучшее из того, что мог сделать Робб... И ему было бы радостно слышать ее согласие. Но ему казалось, что она откажется. Да, это было довольно внезапное предложение, но кто, если не его самый верный друг восстановит его дом?

Отредактировано Robb Stark (2018-01-21 16:16:58)

+3

13

- Бринден возвращается в Риверран? - недоверчиво переспросила женщина, нахмурившись. Не самая приятная новость! Дядя леди Кейтилин был одним из лучших полководцев и советников Роббу, да и кто сравнится с ним во всем, что касалось разведки? Он был нужен им здесь, он был нужен им на севере. Казалось, количество надежных людей вокруг Робба таяло с каждым днем, а тех, чья верность была сомнительна - росло. Потеря Черной Рыбы существенно скажется на них, а ведь война еще далеко не кончена.
[indent] Впрочем, в Речных Землях сейчас не многим спокойнее. Наверняка у него самого сердце болело уходить, да и многие отправились за королем брать Ров Кейлин, оставив свои собственные дома позади и почти без защиты. Немногие лорды из речных остались вместе с Эдмаром там, к югу от Перейшка, и ничем хорошим для них это обернуться не могло - лишенное естественных границ королевство оставалось открыто для врагов равно с запада и востока. Единственным другом поблизости могла бы быть Лиза Аррен, отгороженная от них горной грядой, но эта женщина, похоже, не стремилась поддержать своих родных в этой войне.
[indent] И все же жаль, что Робб не станет держать Талли при себе. Его опыта, мудрости и, чего уж, преданности им будет не хватать.
- Нет. Я... не хочу в Риверран. - Наверное. Она не знает.
[indent] Стоит ли ей вмешиваться в жизнь Эдмара, имеющего свои на то планы? Или, вернее, планы Кейтилин и того же Бриндена, так как Эдмар, очевидно, не очень-то задумывался о жизни и обязанностях его как лорда - но это вовсе не значило, что он и дальше будет избегать исполнения своего долга. Сестра найдет ему юную и здоровую леди из плодовитого - и знатного - дома, с чем он, конечно, попытается поспорить, но в итоге смирится. Найдет - или уже нашла?
[indent] Стоит ли ей вмешиваться в давно заданный уклад риверранского бытия со свои ребенком, нужно ли Эдмару вообще знать о нем? Мужчины редко ограничивали себя в развлечениях, и не было ничего удивительного в том, чтобы иметь бастардов в разных концах света - особенно во время войны. Даже лорд Эддард в свое время привез в Винтерфелл одного, но далеко не все, подобно ему, заботятся о своих случайных детях и принимают участие в их воспитании, принимают в свою семью. Многие и знать не знают, сколько всходов давало их семя там или здесь, а если и знают, то предпочитают позабыть, не позволяя этому знанию нарушить покой супруги и законных детей.
[indent] Она не знала, как отреагирует Эдмар. Но она точно знала, что не позволит своему ребенку расти ненужным и брошенным - а раз так, стоит ли давать ему возможность отказаться и бросить? Счастливое неведение могло помочь им всем избежать многих неприятных минут.

[indent] Эдмар всегда казался ей хорошим человеком, но, по правде говоря, разве она знала его достаточно? Разве она вообще его знала? Они неплохо провели время вместе, но ничто не мешает мужчине быть обходительным и участливым, пока он не получает то, чего хочет - это вам любая женщина скажет, а вот как быть дальше? Они не любили друг друга. Если подумать, они не очень-то хорошо друг друга и знали, а выходить замуж оттого лишь, что у нее будет от него ребенок, Дейси никогда не собиралась. Она не нужна ему. Ее семья не богата и не может похвастаться породистой родословной, достойной лордов Трезубца, дом ее остался так далеко на севере, что он едва ли вообще представляет, где это на самом деле находится, а порядки и нравы, на которых выросли сестры Мормонт, не для всех северян казались нормальными - что и говорить о лордах зеленых земель, взращенных под ласковыми лучами южного солнца. Старые боги, зачем она вообще повелась тогда на предложение леди Кейтилин! Она не нужна ему. А ребенок...

[indent] Дейси никогда не задумывалась об этом прежде, но что если, что если он все-таки захочет этого ребенка?
[indent] Лорд Болтон, говорили, взял в Дредфорт своего бастарда сразу после того, как его наследник умер. Не женился снова на какой-нибудь леди - его жена, кажется, была к тому времени давно уже мертва, - но забрал бастарда к себе, как гарантию продолжения своего чертова рода. Сомневался, что новая жена подарит ему здоровых детей? Чем бы ни руководствовался Русе, когда его сын погиб, он забрал этого бастарда к себе. О матери же мальчика никто никогда не упоминал. Что с ней стало, желала ли она своему сыну жизни в замке, или, быть может, не хотела отдавать его в Дредфорт? Почему, когда говорят о болтонском бастарде, никто ничего не знает о женщине, подарившей ему жизнь?
[indent] Страх холодным обручен сковал ей грудь: ответ был очевиден - никому не было дело до чувств матери, и оставшемуся без законных детей лорду Болтону в первую очередь.
[indent] Дейси никогда, никогда не позволит отнять у нее этого ребенка.
[indent] Али Редфорта не искала - и правильно сделала.

[indent] Последовавшие слова Робба оказались столь неожиданными, что прервали все ее размышления.
- В Винтерфелл? - рассеянно переспросила она. - Я не понимаю. Разве ты сам не собираешься туда вернуться?

Отредактировано Dacey Mormont (2018-02-18 18:01:35)

+3

14

Не совсем, – уклончиво ответил Робб, снова задумавшись. Бринден, в свете последних происшествий, был больше не нужен здесь. Он нужен на юге, там у него есть более важная работа – держать границы. Харренхолл нынче не пойми в чьих руках, Дарри сожжен бежавшими Ланнистерами, а земли к востоку от Королевского тракта занял Рендилл Тарли, отхвативший себе даже разоренный Девичий Пруд. Говорят, люди за ним идут охотнее, чем за трусливым Мутоном – а это очень плохо, так как довольным людям незачем сопротивляться бойцам баратеоновской короны. – Он же не разведчик больше, а Хранитель Марок.
[indent] Бринден, конечно, был очень полезен, покуда был под руками – самый преданный речной рыцарь, самый опытный воин в рядах Северного Королевства, да еще и не такой узкоолобый, как многие из северных лордов. Но на землях Трезубца остался только Эдмар и его молодые соратники, что не вселяло в Робба уверенности в надёжности границ. Уж лучше тылы будут прикрыты, покуда Старк находится у врат Севера. Больше ошибок, как с железнорожденными, он не повторит – ведь сейчас у Речных Земель скапливались не два с половиной кракена, а тысячи львов, поддержанных мощью Хайгардена. Там нужны хорошие полководцы, а не такие, как сир Родрик Каселль, потерявший несколько сотен северян под ударами нескольких десятков солдат Теона и Аши.
[indent] Слишком большое королевство взял себе Старк. Съел больше, чем смог проглотить. Да, теперь он Король Севера, Щит Трезубца и Хранитель своего Государства, но его одного не хватает на все эти замки, земли, людей. Ему нужны верные помощники, люди, которым можно было ды поручить часть дел, пока король связан оковами войны. Первым таким человеком стал Бран, поддерживаемый советниками лорда Винтерфелла, вторым стал Хранитель Марок Бринден... А третьим должен был стать кастелян Винтерфелла и, ни много ни мало, Хранитель Севера. Хотя, это могли быть разные люди... Но факт остаётся фактом: нужно было найти такого человека или людей. И им могла стать Дейси. Или одной из.
Почему? – спросил Робб, слегка озадаченный. Но выдохнул: там было слишком близко к войне. Мормонты люди суровые, но всп же люди, и они могли умеретт так же, как все. – Эдмар должен знать.
[indent] Робб не сомневался, что у его дяди был уже целый выводок рыженьких бастардов, но одно дело – «охота на крестьянок», и другое – незаконнорожденный ребенок от обоих знатных родителей. Да и к Риверсам в семье Талли относились не хуже, чем у Фреев, держа их подле себя в замке и обучая как законных сыновей. Или дочерей. Один из Риверсов Талли  даже командовал обороной Риверрана четыреста лет тому назад, чем плохой пример? Конечно, бастарды люди якобы ненадёжные и что-де в них живет сам грех, но вот отец Дейси был никому не известен – а благородством она выше многих рыцарей.
В любом случае, если ты не скажешь сама, я все ему расскажу,Эдмар должен знать. Едва ли он внезапно переменит характер из-за интрижки с Дейси, но Робб наивно полагал, что все может быть. Да и слишком уж легкое отношение к жизни Эдмара королю порядком надоело. Мне кажется, я слишком к нему предвзят. У Эдмара было доброе сердце и храбрая натура, а еще неплохое чувство юмора, однако его некая самодеятельность порядком напрягала. Ему было чему поучиться у Бриндена, но не сказать, чтобы лорд Риверрана к этому стремился.
[indent] Пауза несколько затягивалась, но Робб все ждал ответа Дейси. О чем она думает? О ребенке? О своей семье? Да, у Мормонтов не было надёжного примера. Мать у Дейси воспитала девочек сама, Алисанна воспитвает сама, и никто из отцов, наверное, не знает. Но Робб знал, что мать даст детям только половину тех эмоций, тех чувств, всего того, что должно быть. Отец тоже нужен. Сам Робб в детстве очень остро ощущал некую отстраненность и зимнюю прохладу со стороны отца, но каково это, когда его совсем нет? Но, возможно, Дейси этого не понять – она ведь не знала, каково это, иметь отца; но ее ребенок, он должен знать. Хотя, с другой стороны, его жизнь в Риверране у Эдмара означает отлучение ребенка от матери – такого своей подруге и сестре по оружию он не желал.
Как ни жаль, времени на возвращение в мой замок у меня нет, – ответил Робб, прикусив губу. Это получилось как-то само собой. – Каждую минуту, пока мы здесь, Речным Землям угрожает опасность. Рисков будет заметно меньше, если эти пятнадцать тысяч соединятся с речниками Талли и пойдут резать Ланнистеров. А здесь мне нужен надёжный Север я без внутренних войн и внешних захватчиков.
[indent] Эх, вот почему нельзя жить мирно? Как будто Север был очень важной частью Вестероса. С Трезубцем-то спорно, конечно, но и тут можно смириться. Как будто других дел нет, кроме как жечь земли и грабить замки своих же Семи Королевств. Тайвин Ланнистер, порой, казался Старку не самым дальновидным политиком. Иначе зачем настраивать против себя тех, жечь земли тех, которых желаешь вернуть назад в свое государство?

+3

15

- Верно, - вздохнула Дейси. Об этом она и не подумала. Хранитель Марок! Раньше Хранителей было лишь четверо, а королевство - одно; ныне же каждый, кто мог позволить себе вступить в эту игру, пытался урвать кусочек от целостного некогда материка, установив на нем свои знамена и свои правила, и сколько же Хранителей будет у каждого их них? Думать об этом, впрочем, лишне. Годы мира и покоя, скрепляющие семеро королевств в единое целое, закончились со смертью короля Роберта и последующим за ним обвинением в измене единственного Хранителя, о котором помнил Север - лорда Эддарда Старка.
[indent] Теперь же его сын собирается заставить Ланнистеров заплатить. Око за око - древние законы Первых людей чтили кровную месть среди других своих обычаев, и покуда Старые боги продолжают смотреть за ними с вырезанных на белой коре чардрев суровых глаз, Север будет помнить.

[indent] Почему она не желала возвращаться? Если бы она могла. Если бы она могла, она бы сказала, да только четкого ответа на этот вопрос у женщины не было.
[indent] Разве могла она снова войти в белые стены Риверрана, принявшего их так радушно прежде, с этим бременем для молодого лорда, разве могла она поступить так с леди Кейтилин, предлагавшей ей дружбу, которую может предложить только леди незамужней еще девице, и получившей в том отказ? Разве могла она поступить так с леди Кейтилин после того, как та узнала о происхождении сестер Мормонт? К чему кривить душой, Дейси видела, видела и запомнила, как изменилась в лице благородная ее госпожа, стоило зайти меж ними речи о бастардах, и пусть мать короля неизменно держала себя со всей строгостью и достоинством, не позволяя ни словом, ни взглядом оскорбить тех, кто верно служил ее сыну и королю, тот самый миг, когда леди Старк услышала и осознала, не ускользнул от северянки. Она, без сомнения, была к воительнице добра... и стала еще теплее, когда было произнесено: союзу не быть. Даже при всех ценимых ей в Дейси достоинствах, едва ли леди Кейтилин сумела бы искренне полюбить бастарда на месте ее благородной матери. Привыкнуть - да, но это почти то же, что и смириться, а что до истинного признания, то мать Робба была слишком для такого честна. Едва ли она сумела бы действительно принять ее в роли супруги лорда Трезубца, не говоря уже о лордах - вассалах Талли. Боги избавили их от внутренних склок, особенно опасных сейчас, пока война не закончена. Разве не так? Но кто бы сумел на это ответить.
[indent] Мысли о Риверране вызывали лишь беспокойство и тревогу, и она не нашла в себе смелости ответить другу, пусть его «я расскажу сам» и заставило сердце болезненно сжаться. Не поступай так со мной, едва не вылетело из ее губ, но кто она такая, чтобы указывать королю?

[indent] Хоть бы можно было не давать ответа еще немного, будь то неделя, день или даже час; но времени мало, времени всегда было мало, а сейчас - особенно, и Робб лучше всех прочих понимал шаткость их нынешнего положения. И все же... Так вот чего ты хочешь?
[indent] Воительница отчего-то считала, что они возвращаются домой, все они. Что Робб рискнет если не пойти на переговоры с Ланнистерами, то вести войну иную, не столь кровавую, что они отстроят дома и соберут урожай, что начал гибнуть на полях, когда не было на землях севера тех, кто мог бы его собрать - ведь они ушли сражаться на юг. Что они подготовятся к зиме и наведут подобие порядка здесь, после бесчинств железнорожденных, а после, когда будут готовы, вернутся к этому незаконченному делу. К Тайвину Ланнистеру.
[indent] Когда будут готовы.
[indent] Неужели Робб решил, что они готовы сейчас?
- Но тогда тебе придется разделить людей, и разделить серьезно, - тихо отзывается Мормонт. - И в Приречье смогут вернуться далеко не пятнадцать тысяч, - ведь как иначе можно обеспечить надежность того, что он хочет оставить за спиной? Он не сможет вновь увидеть дом и самому приговорить Перевертыша, не его руки поднимут волчий флаг над руинами Винтерфелла, не его голос призовет людей - должно быть, это решение тяжело ему далось. Дейси протянула руку и мягко сжала ладонь Робба в своей. - Это честь для меня, - медленно начала она. - Я ценю то, что ты выбрал меня, и была бы рада помочь тебе в этом, но... Ты уверен, что хочешь этого? - Бастард с Медвежьего острова - правитель зимней столицы, королевского дома. Да, от его, Робба, имени, и все они знали, что она была ему верным другом от первой битвы и до последней, и все-таки... Может, в том и беда, что знали? - Представь, как это будет. Ты оставляешь женщину сидеть в Винтерфелле вместо тебя. Пройдет время, и они узнают, что я беременна - а если боги будут благосклонны и этот ребенок родится, со временем они начнут замечать, что он похож на тебя, - в Роббе мало было от Неда Старка, но много от матери, много от Талли, и только слепой не увидел бы, как Молодой Волк походил на своего дядю. - Подумай, как это будет выглядеть.

Отредактировано Dacey Mormont (2018-02-24 16:46:22)

+3

16

Не думаю, что людей придётся делить слишком серьезно, – легкомысленно пожал плечами Робб, но потом внезапно осекся. Бринден предупреждал его, что армия не ходит лишь туда, куда скажет командир, но он все время об этом забывал.  Еще бы: заигравшись в тактику и стратегию, порой забываешь о реальных людях и реальных ситуациях. Вот как сейчас: если они не вернутся в Речные Земли, то им будет угрожать серьёзная опасность, однако не все захотят возвращаться к Трезубцу, находясь так близко от дома. Да, все они обязаны помогать своему сюзерену, но кто будет помогать им самим? Робб ничего не мог сделать, только немного увеличивать жалование, насколько это было возможно. После грабежей на Западе денег было вдоволь, но многим крестьянам да ремесленникам семья и тепло домашнего очага важнее безжизненного блеска золота.
[indent] Но уже скоро грядет зима.
[indent] По правде говоря, только на нее рассчитывал король. Он – Старк; он предрекает зиму; он ждет ее. Не сказать, чтобы Север был к ней готов, но Северу не впервой, он выстоит. Как бы это глупо не звучало, но сейчас зима Роббу только на руку. Все знают, что за долгим теплом идёт суровый холод, уж куда лучше переждать ее на юге, правда? Пускай это не зеленые луга Простора, а ледяные воды Трезубца. Все старики, способные держать оружие, все холостяки и опытные воины, все, кто захотят помочь семье и не быть лишним ртом, пойдут с Роббом на юг. Только лорды переживают зимы в просторных теплых замках, простым людям повезло куда меньше, так что многие из них походу к Ланнистерам будут только рады.
На Севере еще много солдат, если ты не помнишь, – продолжил Старк. По правде, их тут было не прям уж много, но хоть что-то. Старк очень торопился, и потому не успел взять всех. – Несколько десятков горных кланов, дружины жадных... Запасливых лордов вроде Мандерли и Рисвеллов, бездельники-горожане в каком-нибудь Барроутоне или Белой Гавани. Это несколько тысяч, возможно, больше десяти.
[indent] В конце концов, даже если половина войск разбежится по домам, в Речных Землях тоже есть солдаты, которые пока что участвовали только в одном крупном сражении. Эдмару не хватает харизмы и влияния, чтобы объединить всех своих вассалов, но вместе с Роббом они должны справиться. Хотя, даже так их армия будет сравнима лишь с одной ланнистерской. И это не считая Тиреллов!
Честно говоря, я вообще ни в чем не уверен. – Ему показалось, что она просто не хотела примерять на себя такую ответственность, и потому пыталась отказаться. Что ж, он и не настаивал. Он вообще был просто слегка удивлен подобными новостями, и потому говорил спонтанно, не продумано, как подобает королю. Просто... Ведь кастеляном замка мог быть любой, даже женщина, коли уж так решит владелец. Такая должность в чем-то была высокой и престижной – еще бы, управлять землями Короля Севера от его имени, – но разве что для младших сыновей знати, низкородныхх рыцарей и так далее. Лорды и их наследники более стремились управлять своими землями, нежели чужими. Но Робб как раз-таки хорошо знал только лордов и гвардейцев, а те и другие нужны были ему здесь. А тут такой шанс: Дейси придется покинуть своего короля, так почему бы не послужить ему же, только другим делом? Конечно, сейчас ее дом тоже разорен и ему тоже требуется восстановление, но ведь у нее есть много сестер, которые могут отправиться туда вместо нее. Да и он не запрещает ей куда-то отправляться, а из Винтерфелла всяко ближе до дома, чем от Приречья.
Не думал, что мы с дядей настолько похожи, – задумчиво ответил он. Конечно я на себя и на него одновременно трудно взглянуть, но со стороны-то видней. – Но куда бы ты не пошла, везде будут говорить одинаково. Так важно ли тебе мнение злых языков? Уверен, что дальше сплетен это не пойдет,Если об этом не узнает моя дражайшая леди-мать. Нужно отослать ее куда-нибудь в Риверран или оставить у Мандерли. Но будет ли она подчиняться?
Если ты сможешь править мудро,Старые Боги, говорю прямо как отец,то народ будет закрывать глаза на все остальное. А тебя готовили к этому, Дейси.
[indent] Конечно, сравнивать Медвежий остров и Винтерфелл было глупо, правление в них обоих слишком уж не отличалось. Заслужи любовь народа – и сможешь делать почти все, что захочешь. Ну или хотя бы правь справедливо, а налогов собирай поменьше.
Лучшей, чем ты, кандидатуры у меня нет,Все остальные нужны мне на войне.Но в любом случае, я на тебя не давлю. У тебя есть время подумать, до того, как мы уйдем на юг. Но знай: я поддержу любое твое решение. – В конце концов, выбор сейчас у нее и правда нелегкий.

+2


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Конец долгой ночи » he has not lost one yet


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC