Barbrey Dustin

«Не стоило ему покидать Курганы. О, почему же он не остался с ней? Нет. Неверно. Она забывается. Домерик был не ее сыном, он был сыном Бетани. Домерик был не ее. Домерик был Русе.
Она не знала, каково иметь собственное дитя, наследие от твоей плоти и крови, не знала, каково быть матерью дочери или отцом сыну; каково видеть свое продолжение в другом лице из года в год и в один миг лишиться этого. Невообразимо. Ей бы поблагодарить богов, что не дали ей подобной судьбы.
— Я сожалею, — дрогнувшим голосом говорит она зятю, и это дается ей в разы тяжелее, чем все предыдущие слова вместе взятые».

For where your treasure is

Малый совет

Catelyn Stark - Мастер над законами
Leonette Tyrell - Мастер над шептунами
Taena Merryweather - Великий мейстер
Jon Snow - Лорд-командующий Королевской Гвардией



АНТИСПОЙЛЕРНАЯ ПОЛИТИКА

Совет Робба Старка!
Краткий сюжет

Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Game of Thrones ∙ Bona Mente

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Another day of sun

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Участники эпизода: Харрас Харлоу, Аллирия Дейн
2. Место действия: Дорн, Звездопад
3. Время действия: 6 месяц 299 года
4. Описание эпизода: при свете солнца все кажется совсем иным. Или это просто воображение играет злую шутку? А, может, все дело в том, что гость не хочет уходить, а хозяйка просто сердится?
http://68.media.tumblr.com/4f22041945c7f0de2bb1dfb2fbeb5dcd/tumblr_ocjvxgJ39B1t4n65oo1_r2_250.gif http://68.media.tumblr.com/d4119450d8366972de7153072a18cfbd/tumblr_ocjvxgJ39B1t4n65oo6_r2_250.gif

0

2

http://sg.uploads.ru/li9o5.gif http://s2.uploads.ru/lhF5Q.gif

Мир, укутанный в бирюзу и багрянец.
Еще не видно солнца, а серый сумрак уже отступил от светлого замка, пролил на белокаменные стены оранжевые краски, воде придал розовый отлив и заискрилась Быстроводная, словно пробуждаясь после ночного затишья.
В Дорне утро всегда слишком красочное, слишком яркое, переполненное ароматами апельсинов и винограда, любовно выращенных цветов. Тает запах специй, гонимых легким ветерком, оседает на коже невидимой пылью. Дорн соткан из теплых оттенков. От желтого до красного, даже море его сплошь из песка, а каменные рифы заменили дорнийские марки, словно черту провели, отгородили. И днем поднимается воздух жаркий, вибрирует и плавится на свету, чуть ли не искрится, не зажигается от малейшего прикосновения, сушит кожу, делает ее смуглой, загорелой. Редко встретишь светлых дорниек, все больше похожи на раскаленные угольки, что только-только вытащили из костра и объятия их тоже не менее жаркие. А может в том лишь вина жгучего солнца?   

Мне не нравилось дорнийское утро. Ночь, впрочем, тоже не нравилась.
Воздух застывал, становился густым и тяжелым, смолкали птицы и таял шепот листьев за распахнутыми окнами. Ни единого порыва ветра, штиль и спокойствие в "сказочном" крае. Жар дневной сменялся ночным, влажным и липким, со спертым воздухом и горячей постелью.  Прохладный сквозняк не скользил по ногам, не гремели молнии где-то в горах и холодный дождь не стучал по открытой террасе с видом на окрестности Звездопада. Только тишина и покой, изредка нарушаемый громким смехом моих ребят, что пили до глубокой ночи в выделенных им покоях. Я не стал засиживаться с ними, что, впрочем, было ошибкой. Верно стоило пить до рассвета, опустошая чужие бочонки вина и эля, ехидно благодарить дом Дейн за гостеприимство, смеяться, когда Дарион начнет лапать приглянувшихся служанок, нарочито усердно ругать его за отсутствие манер под взрывы задорного хохота. Вместо этого, после разговора с хозяйкой замка, я удалился ото всех, чтобы провести ночь в бессмысленных попытках не утонуть в мягких перинах, которые взбили местные девки, хихикая и сверкая черными очами на незнакомого капитана с Железных Островов. Подумать только, какая забота! Неужели и правда у леди Аллирии было в сердце слишком много доброты, раз она так постаралась? А ведь я видел ее глаза, девица Дейнов боялась незваных гостей, желала чтобы они поскорее покинули ее дом и уж нежничать с нами тем более не стоило. Знала ли Аллирия, что такое благородство только боком ей выйдет, ведь всем известно: дикое зверье прикармливать не стоит, от этого оно становится наглым и алчным. 
Я усмехнулся и потянулся довольно, разминая плечи и шею.
Раннее утро здесь - единственное время, когда наступает долгожданная краткая прохлада и становится не так жарко. И, знаете, только чужаки меня не поймут. Скажут: "не вам ли, жителям Железных Островов, больше всех стоит радоваться что не студит ветер кости, не приходится коротать время под промозглым дождем?" За годы плаваний, долгие холодные ночи под открытым ветром, под мерное качание палубы под ногами, от спокойствия и уюта отвыкаешь. И уже мягкая постель - что острые иглы, а отсутствие родной капитанской каюты скорее вызывает смутное чувство тревоги, будто лишили чего-то важного и неизменного. О нет, не стоит считать меня слишком капризным и придирчивым. Я просто не люблю Дорн, край, где главное богатство - груды золотого песка и солнечный диск над головой. Уж лучше соленый и пряный Лис, где ароматы специй и пряных масел окутываю улицы, а девки совсем не скрываются под напускным благородством, зовут за собой, на груду подушек, угощают вином и обещают влюбить в себя за семь вздохов.

От распахнутых ворот сада прямиком к маленькому причалу, туда, где возвышается безмолвным исполином корабль о черных парусах. На фоне яркого оранжевого утра, молочного и изнеженного, он кажется угрюмым и мрачным выходцем из дальних суровых земель, где улыбки стерты холодными ветрами и солью пенистых вод. Сейчас будто бы мирный: бережно сложены паруса, не гремят с борта моряки, потрясая оружием и даже выточенный на носу кракен будто бы закрыл алые очи и не обращает внимание на людей.
При взгляде на Черный Призрак невольная легкая улыбка скользнула по губам. Я пнул ногой одного из своих часовых, прикорнувших на палубе, почесал подбородок, недовольно зыркнув на паренька. Что стоило захватить корабль и всю команду, пока те, напившись вдрызг, отсыпались на мягких постелях? Перерезать горло половине, а остальных кинуть в подземелья, корабль - сжечь, вот и вся вам песня о славных морских разбойниках и их корабле, наводившем ужас на Летнее море. И пускай даже погибнет сир Харрас, лорд Серого Сада, какая в том беда? Он - с Железных Островов, пират, пускай и не пойман. Леди Дейн могла бы опустить глаза к земле, сжать кулачки и шептать тихо о том, что ее родной дом пытались ограбить да разрушить, что она сделала все что смогла, дабы защитить собственную драгоценную честь и фамильную собственность. Кто бы осудил беззащитную деву за такое? Даже в мирное время мелкие войны не редкость, а что уж говорить про нынешние неспокойные времена, где человеческая жизнь стала стоить даже слишком дешево.

Солнце уже поднималось над Дорном, когда я наконец вернулся в сад Звездопада, с перекинутой рубашкой через плечо, мокрыми от реки волосами и настроением наконец-то скакнувшим вверх. В замок возвращаться не хотелось, потому я просто присел на одну из каменных лавок, в тени дерева, с кистью винограда в руке. Было просто чувствовать себя как дома в любой части света, вести себя непринужденно и расслабленно, будто бы каждый кустик и травинка на пути знакомы. Для подобных мне давно стирались все границы, неспокойное море сглаживало их, а чужбина становилась понятной и простой. Это в первый раз только страшно покидать дом надолго, бояться не отыскать дорогу назад, а потом... словно видишь перед собой огромную карту, где маяками отмечены все приметные места и заблудиться не сложнее чем в открытом поле. Один краткий взгляд на звездное небо и словно бы невидимая стрела расчерчивает пути, взлетает в воздух золотая монетка - и судьба выбирает куда направиться дальше. Что сидеть дома, среди каменных стен, в темных комнатках, окруженным пылью и затхлостью замка, когда можно свободно дышать под открытым небом?
Я откинулся назад и немного прищурился, разглядывая сквозь лучи света девичий силуэт, направлявшийся ко мне.
Леди Дейн, а вы ранняя птичка, не так ли?
Я криво улыбнулся, отправляя в рот ягоду винограда, немного приподнял голову.
Верно слуги донесли своей хозяйке, что их "почетный" гость уже изволил подняться, а теперь благородная госпожа хочет поскорее узнать о планах этого самого господина? Ну что же вы, леди Дейн, как можно покидать место, где так усердно привечают, кормят и поят, стелют постель... Мои ребятки соскучились по женскому обществу. Зачем же мне лишать их такой простой радости?
Я не скрываясь оглядел девушку, наоборот, напоказ долгим взглядом окинул ее фигуру, задержавшись на округлых бедрах и длинной шее. В глазах темных, осколками серого льда сверкала опасность и вызов. Честно говоря, здесь и было что единственное развлечение - посмотреть сколь долго леди Аллирия будет притворяться благородной леди, безропотно принимающей всё, что творится вокруг нее. А мне и правда было интересно увидеть разгорится ли огонь дикий во взгляде, проявит ли характер, начнет ли показывать наконец весь свой гнев? Или испугается? Может Дейны куда ближе к жителям Простора и их дамам, жеманным и манерным, что любые речи обвивают сотней льстивых комплиментов, только бы истинных мыслей не открывать. А мне так хотелось верить, что леди Аллирия не одна из них, что и у нее найдется достаточно храбрости, чтобы противостоять незнакомым разбойникам и пускай даже к их капитану следовало обращаться как к рыцарю. Плевать мне на клятвы Семерым, благородство во мне изрядно обтесалось о морские воды.

- Неужели леди Аллирия успела всего-то за одну ночь соскучиться по моему обществу? - Спросил я дорнийку, наконец удосужившись посмотреть ей в глаза. На этим любезности и ограничились, во всяком случае вставать при ее приближении я так и не стал, лишь медленно, не торопясь, натянул на плечи рубашку, да и то не потому что вдруг вспомнил о манерах, а не желая показывать девице Дейнов шрамы.
- Или вы имеете обыкновение всегда так рано просыпаться? Надеюсь мои ребята не потревожили ваш сон, они вели себя очень мирно. На удивление.
Тихо рассмеявшись, я взмахнул рукой, предлагая Аллрии сесть рядом со мной. Тут никаких жертв богам приносить не надо было чтобы понять о чем она думает. Небось глаз не могла сомкнуть, размышляя когда сможет выпроводить железнорожденных прочь. Но нет, дорогая, в этом мире ничего не бывает так просто. Покидать Звездопад не насладившись им вдоволь - было бы преступлением. И это еще, кто знает, не станут ли мои ребятки буянить. Так бывает, погостят где-то пираты, а потом на этом месте лишь голые деревья стоят и мужчины лишаются своих жен и дочерей.  И как тут выбрать только что лучше: увидеть гнев прелестной леди Звездопада или сделать ее своей, убедившись насколько страстными бывают южные леди? Впрочем, одно другому не мешает, не так ли?

+2

3

Дни в Дорне были жаркими, а ночи - душными и тягучими. Казалось бы, когда солнце зашло, на землю должна была опуститься прохлада, но нет, пропитанные жаром пески, горы, камни и стены замков отдавали все то, что успели набрать за день. Отдавали щедро, от чего не спасала ни тонкая ночная сорочка, ни распахнутые настежь окна, ни легкое дуновение ветерка с Быстроводной. Там, где у причала стоял чужой корабль.
Может, именно это мешало спокойному сну леди Дейн. Ведь она привыкла к солнцу, привыкла к жару, привыкла к тому, из чего состоял Дорн. Она могла подставлять лицо солнцу, ловя его лучи и смеясь, заливисто и задорно. Она наслаждалась луной на темном покрывале небосклона, таком похожем на цвета ее дома. Разве что те чуть посветлее, но и сейчас ночь казалось не черной, а какой-то удивительно фиолетовой.
Такой беспечной и манящей. Аллирия сидела на подоконнике, обняв колени, думая о том, как забавна, порой, бывает судьба. Стоило только подумать, как скучно леди Дейн живется, как воды реки принесли под ее самый нос приключения. Не то чтобы она расстраивалась, но все еще никак не могла понять, как реагировать. Звездопад всегда был щедр на приют для путников, любых, которые были готовы соблюдать законы гостеприимства, хотя эта вещь в исполнении дорнийцев была очень забавна. Но мейстер Ралдай даже перед сном соизволил объяснить своей госпоже ту глупость, которую она совершила. Аллирия не понимала. Да, это были чужаки, но у Звездопада были защитники, и их было не меньше, чем гостей из-за моря. Так что она чувствовала себя очень спокойно в стенах собственного замка, и совсем не это было причиной бессонницы.

Аллирия перебралась обратно в кровать, рассматривая удивительные блики на потолке, будто звезды. Она любила замок за его поэтичное название, не менее поэтичную легенду его основания. Такие истории любят менестрели рассказывать на больших пирах, чтобы никто не забыл истоков дома Дейн, которому насчитывалось уже достаточно времени, чтобы Аллирия могла гордиться. Но сегодня звезды не увлекали ее, как обычно, зато непрошеными пришли мысли о том, что что-то не так происходило в ее жизни. Нет, она не скучала по жениху, которого толком и не узнала, больше беспокоилась за Эдрика, пропавшего вместе с Бериком. Но не могла не думать о том, что ее будущее было очень невнятным, сумрачным и беспокойным. Ралдай не зря говорил, что леди Дейн надо бы замуж, но та упорно отбрасывала в сторону все имена, тщательно подобранные мейстером, говоря о том, что пока еще рано.
Где-то что-то происходило, далеко от Звездопада совершались перевороты, менялась власть, а  Аллирия узнавала об этом с воронами. Все разнообразие принес ветер, наполнившие черные паруса корабля внизу, паруса, которые терялись на фоне ночного неба. А дорнийка все думала о том, что капитан этого судна одновременно и притягивал ее внимание и отталкивал, и что с этим делать, ей было невдомек. Конечно, как и все ее соотечественницы, Аллирия была наделена достаточно свободными взглядами, которые, впрочем, оставляла при себе, острым язычком и непослушным норовом, но по сути своей применяла это все лишь в стенах замках, оставаясь все такой же невинной на первый взгляд. Только в фиалковых глазах, подарок древней крови, плясали черти свой танец соблазна.

Она все-таки уснула, а проснулась с первыми лучами солнца. Так было всегда, ранние подъемы были привычны для леди Дейн. Встанешь раньше, больше сделаешь до того, как жара успеет разморить, а Быстроводная - поманить за собой. Кому-то нужны были бассейны, с мраморными ступенями, а Аллирию радовал живой поток воды, принимающий ее в свои объятия, грозивший при одном неосторожном движении утянуть ее на дно. Но она справлялась, с детства легко выплывая из волн, будто бы и не думала о том, что именно Быстроводная стала последним приютом для Эшары.
Легкое платье ладно легко на фигуру, волосы были заплетены в косы, украшения весело звенели при каждом движении, а талию оплетал пояс с ключами от кладовых Звездопада, бессменный атрибут хозяйки. Аллирия вышла из комнаты, принимая новый день. Гости скоро покинут замок, а она уговорит Ралдая отпустить ее на охоту. Охоту девушка любила, с той долей жестокости, которая таилась в прекрасном облике. В минуту азарта и погони ей было не жаль животное. У нее была цель, и все было просто, стоило пришпорить коня и ринуться за жертвой, вскинув арбалет.
Но все эти мысли были изгнаны тремя служанками, которые толпились у окна в очередном коридоре. Аллирия нахмурилась.
- Вам больше нечем заняться, кроме как глазеть...
Ее взгляд упал за окно, на объект интереса служанок. Она услышала как Марона заметила:
- Ну же, миледи, почему бы не поглазеть, он ведь хорош.
Не согласиться с Мароной было очень трудно, Аллирия и сама замерла у окна, а мысли из головы разлетелись испуганной стайкой, оставив ее наедине с полуобнаженным мужчиной, идущим от Быстроводной.
В какой-то момент она поняла, что забыла дышать. А затем ей показалось, что Харлоу поворачивает голову к окну. Она отпрянула назад, шикнув на девчонок:
- Брысь!
Те рассмеялась.
Лишенная подруг, Аллирия и сама была к ним ближе, чем было положено хозяйке владений. Но те все-таки помчались по своим делам, беззастенчиво и громко обсуждая проверенные этой ночью достоинства гостей. Как показалось Аллирии, ни одна и не могла похвастаться тем, что грела этой ночью постель лорду Харлоу.
И только Марона бросила весело:
- Может, пусть задержаться, и в эту ночь и вам скучать не придется.

Аллирия закатила глаза, но улыбку не сдержала. Рассмеялась и покачала головой, разворачиваясь к лестнице, чтобы спуститься в сад. Пора бы узнать, сколько гостям еще нужно времени, желательно при этом и правда не думая о словах Мароны - в них был смысл.
Она издалека любовалась Харлоу, все больше убеждаясь, что вчера он ей не показался привлекательным, и это был не солнечный удар, не выпитое вино. Сейчас Аллирия была трезва и свежа, но залетный пират, который на деле вроде как рыцарем был, все еще не растерял привлекательности.
- Было бы, по чему скучать, лорд Харрас, - парировала она, склоняясь к цветку, вдыхая его аромат. - Спалось чудесно, ваши ребята и правда оказались подозрительно тихи. А как вам спалось? Перина не слишком мягкая? Подушка не слишком твердая? Достаточно отдохнули?

+2

4

http://s4.uploads.ru/REUfB.gif http://s8.uploads.ru/Q0L8y.gifГоворят, на юге горит огнём та земля, которой названья нет, где рождает солнце палящий свет, выжигая память...

Солнце немилосердное, жгучее, раскаленное добела.
Только розовое утро расплескалось над Дорном, только окрасились кармином легкие облака, а вот, уже и схлынули теплые краски, поднялось жаркое солнце и синева заполнила небо. Чистая, яркая, будто кристально прозрачные озера, сквозь которые не речная галька просвечивает, а бледный лунный месяц, никак не желающий покидать небосвод. Верно и правда заслужил Звездопад свое имя. Где же еще падать звездам, как не здесь, под загорающимся солнцем, будто бы желающем уничтожить всех своих соперников, всех, кто только позволит себе состязаться за главенство над людьми.
И мне бы радоваться теплым вечерам, рекам что молоко парное, сладким фруктам и ветру ласковому. Мне бы радоваться всему, что так не похоже на родной край, наслаждаться дальними краями, отличными от дома что солнце от луны. А вот... все безразлично как-то. Пресытилось. Сколько их было, южных стран, Летнего моря и Летних островов, яркого солнца над гладью морской, сухого воздуха, что оставляет соль на коже? Я видел их всех: чернокожих невольников, красных, как пирамиды Астапора, гискарцев и женщин с серебристыми волосами в легких одеждах, где под тонкими тканями просвечивает умасленная кожа.  И сколько бы не было дальних путешествий, как далеко не уводил бы Черный Призрак, а я все же сравнивал все места с родным домом. Были лучше ли Железные Острова, могли бы они поспорить с тем, что видели глаза? Ха! Да ни капли. Камни, редкие деревья и снова камни, изможденные лица слуг, суровые - у воинов и недоверчивые у женщин. Заставьте железнорожденную обнажить, по квартийскому обычаю, белую грудь, а то и вовсе  нацепить прозрачные ткани, столь распространенные в Вольных городах... ох и достанется такому дураку за наглость! И дело даже не в том, что холодные ветер проберет до костей как только такое платье окажется на теле. Дело в обычаях, традициях, всем окружающем быте. Всё иначе. И всё куда милее.
Мой знакомый тирошиец говорил, что у тех, кто прибыл с Вестероса, даже взгляд другой, недоверчивый и будто бы недовольный, словно все чужие привычки у них вызывают отвращение. Может это и так. Мы с трудом принимаем то, что слишком не похоже на знакомое с детства. Разве от этого хуже? Наоборот. Куда веселее рассматривать чужестранных красавиц, сравнивать лук из златосерда, со своим, более грубым и тяжелым, даже стиль боя, а и то впитывает в себя характер мест, где родился.
И здесь, в Дорне, казалось бы, куда ближе к Железным Островам, а все равно иное. И юная леди Аллирия усердно улыбается, стараясь не выдать своих истинных эмоций и тонкой ниточки беспокойства. Конечно, в ее доме есть защитники, конечно, найдется и закаленная сталь жадная до чужой крови. Да вот только у меня родина воинов и захватчиков, разбойников, что впитывали с материнским молоком соленую морскую воду и тягу к смертельным приключениям. У нас смерть ходит за спиной, равнодушная и жадная, она любит железнорожденных от того, что те ей приносят более всех подношений. Справятся ли местные воины с этим? О, я даже не сомневаюсь, копьем и мечом они владеют прекрасно, да толку-то что? Бой он ведь разным бывает: по-рыцарски честным, благородным, где каждый замах что танец, где все движения плавные, броские, пугающие, но способные поразить только куклу соломенную. Нас же убивать учили с детства и плевать насколько красив замах, как велико копье. Брось кинжал промеж глаз, сделай подножку и воткни меч прямо в горло, не выдумывай чудаковатых воинских стоек, заноси меч над головой и удар веди двумя руками, такой врага разрубает даже сквозь латы. От того и слава идет об островитянах страшная.
Потому не обмануть меня, миледи, приторной улыбкой и взглядом спокойным. А если вы и вправду за себя так не боитесь, то вы, миледи, еще и безнадежно глупы. Было бы жаль, уж больно вы мне приглянулись. Впрочем, кто сказал, что для женщины ум - не помеха?

Я тихо смеюсь и качаю головой.
Вправду люди говорят, что на юге придумали ложь. "Да" и "нет" у них говорить не принято, что, впрочем, не значит будто бы мнения и вовсе нет. Скорее уж заведут долгие речи, будут спрашивать ненужные мелочи, попытаются скрыть свои мысли за полуправдой. А толку? Я не политик, а воин. И говорить о мягких подушках мне столь же интересно, сколь и об урожаях Дорна десятилетней давности. Но я не спорю, не грублю, лишь опираюсь спиной о дерево, складываю руки на груди и наблюдаю с хитрым прищуром за девушкой. Ах какие манеры, ничего не скажешь. Склониться к цветочку, вдохнуть аромат, паузу сделать и посмотреть благосклонно. Неужто и впрямь учат дорнийских красавиц как привлекать к себе внимание?

- Я - моряк, а не придворный господин, леди Аллирия. Слаще сон от перины не становится. - Выгнув бровь, посмотрел на девушку снисходительно и весело, склонил голову к плечу. - Или мы и впрямь подушки будем обсуждать? Быть может тогда миледи лучше проверить их самой, я буду не против. Может и правда станет слаще спаться.

Легкая улыбка вновь сменилась тихим, почти бархатным смехом. Отчего бы и не повеселиться над девушкой, лишь чтобы проверить начнет ли она смущаться? Быть гостем в ее доме мне нравилось, даже не смотря на жару. В конце концов кто откажется погостить в "благодатном краю"? Главное чтобы мои ребятки дуреть от этого не начали и не пожелали остаться в обществе местных служанок, к их, разумеется, радости. Ооо, уж я-то видел какими томными взглядами они провожали меня, не мог не заметить. Сразу видно, Звездопад обделен вниманием мужским и прочими соблазнами, будто бы у них до нас Бейлор Благословенный годами жил. И женихов у леди Аллирии что-то я не приметил, как и мужа, способного отстоять ее честь. Так и вправду становится понятным отчего ее служанки хихикали, будто колокольчиками серебряными звенели. Я бы увез одну их них с собой, на острова, да вот только не хотел я служанок. Куда больше мне нравилась их леди.
В притворной задумчивости я провел пальцами по подбородку, пожал плечами, словно решение какое-то принимал.

- Впрочем, раз миледи так заботится нашим отдыхом, почему бы нам и вправду не задержаться подольше? Моя команда устала после долгого плавания, а дом еще не близко. Да и последний шторм изрядно нас потрепал. Надобно почистить клюзы, переменить кливер, просмолить палубу, открыть, проветрить и вымести трюм... Мы с радостью задержимся здесь подольше. Быть может и я смогу привыкнуть к этим перинам.

Дела, разумеется, ждали. Какой железнорожденный не умеет следить за своим кораблем? Вот только Аллирии знать о таком не стоило, да и смысла не было. Будь даже у нее знание детальное об устройстве корабля, что изменилось бы? Повод остаться придумать не так уж и сложно. Можно и вовсе обойтись без него. Но мы же не захватчики какие-то. Мы миром действуем, разговорами, ахахах. О том всем Семи Королевствам известно.

Отредактировано Harras Harlaw (2017-08-11 23:36:03)

+2

5

- То-то ни вы, ни ваши люди не отказались от этой самой перины, - ехидно парировала Аллирия.
Нет, ей было ни капли не жаль комнат и перин для путников, но когда вот так начинали заявлять, что все это мелочи, всегда хотелось спросить - зачем же принимали эти мелочи?
Она играла цветком в руках, поглядывая на Харраса, и снова и снова задаваясь вопросом, попутный ли ветер привел его в Дорн, к самому порогу Звездопада, или же была в этом чья-то задумка. Он оставался полным загадок, которые разгадывать было интересно, но непросто. Вот Аллирии казалось, что она все понимает, но в следующую минуту все понимание рушилось волной непонимания. Конечно, прозорливости и внимательности очень мешал тот факт, что гость был хорош собой, и это постоянно отвлекало хозяйку от попыток найти правильную разгадку его словам и поступкам.
К чести его людей, они и правда вели достаточно тихо. Хотя все еще казались леди Дейн пиратами, но ничего такого не совершали, и утро не принесло ни единой жалобы, в том числе и от мейстера. Служанки все выглядели так, будто бы получили возможность откусить от куска пожирнее, и Аллирия прекрасно понимала, почему. Она и сама изнывала в четырех стенах, развлекаясь, как только возможно, но вот общения ей не хватало, абсолютно. А тут не просто общение, но и очень интересное, заставляшее постоянно быть в напряжении, подбирать едкие фразы, жонглировать ответами, показывать остроумие, а иногда и зубки. Впрочем, до настоящий перепалок дело не доходило ни разу за вчерашний вечер.

- О, я уверена, что в моем замке все перины мягкие и удобные, так что в моей проверке нет нужды. А что, неужели эту ночь вы провели в одиночестве? Как же так? Какая жалость, что мои служанки оказались переборчивыми, но что поделать, и такое бывает, - Аллирия в притворном разочаровании развела руками, с трудом удерживая улыбку. Цветочек ее более не интересовал, но присаживать рядом она не стремилась. Ей и вчера хватило того, как оказавшись в непосредственной близости от милорда, леди почувствовала, как сбивается дыхание, куда падает сердце, и почему-то становится так сладко-сладко.
И именно это ее и раздражало на инстинктивном уровне, она интуитивно ощущала, что Харлоу принес с собой проблемы в ее упорядоченный скучный мирок. Те самые, которые могут стоить ей не только сна, но и чего-то поважнее. И вот тут уже не прикроешься помолвкой, как плащом.
А что значила помолвка? Своего жениха леди Дейн толком и не знала, доверила ему, правда, единственного живого родственника, а теперь имела сомнительное удовольствие переживать. Да, когда до Аллирии долетели слухи о том, что Берик сгинул где-то, вроде как в Речных землях, она огорчилась - хорошим человеком он был, что дорнийка даже была готова прожить с ним долгую жизнь, но на том все ее чувства, к собственному стыду и закончились.
Берик был чужаком, и чужаком остался, не подарив Аллирии ни одного поцелуя, чтобы юная леди хоть что-то хранила в своем сердце. И тем более жадными она становилась до рассказов служанок, которые не стеснялись живописать о том, как хорошо бывает с мужчинами.
Она ведь и правда, на какие-то доли секунды задумалась, а может ей и правда воспользоваться присутствием гостя, которого тут больше никогда не будет? Это же Дорн. Его традиции отличались от остальных, женщина не держалась за невинность, как за единственное достоинство, в отличие от других обитательниц Вестероса. У дорниек была масса иных достоинств, более важных и ценных, нежели девственная чистота, от которой страстные южанки избавлялись быстро, как от ненужной вещи.
Но что-то цепко держало Аллирию, не невесту, не жену, она гордой смотрела на лорда Харлоу, сдерживая мысли вдали от соблазнов, которые он ей предлагал.

А вот следующие его слова заставили Аллирию на миг замереть, не зная, то ли радоваться, то взяться за метлу в попытке вымести весь сор из своего дома.
- Вот так просто, даже не получив приглашение, решили остаться? Уверенности вам, лорд Харрас, не занимать, она прямо шлейфом за вами тянется. Хотя нет, что это, - Аллирия мило улыбнулась, но взгляд теперь был очень прохладным, - это же самоуверенность. Вы в курсе, что она наказуема?
Длительное пребывание заморских гостей никак не входило в планы леди Дейн. Не то чтобы она не смогла бы прокормить столько ртов, но это же означало, что лорд Харрас будет продолжать своим присутствием раздражать ее, прогуливаясь по утрам от замка к реке, а потом возвращаясь вот так, как...есть. Аллирия снова беззастенчиво скользнула взглядом по мужчине, задержавшись подольше, изучая его, потом будто для себя что-то решила.
- Прогуляемся?
И развернулась, приглашая Харраса жестом за ней последовать. Подол юбок шевельнул траву, украшения призывно зазвенели, ветерок обдал шеи, плечи и руки, открытые платьем. Дорнийские платья были теми еще произведениями искусства, дополненные мирийскими кружевами, легкие и яркие, они, такое ощущение, были призваны не столько скрыть, сколько распалить мужчин. Впрочем, со смущением между двумя собеседниками и правда, похоже, было плоховато, каждый из них знал себе цену.

- И сколько по вашим подсчетам все это займет времени?
Белый камень вел дорожкой между аккуратных и ухоженных клумб, мимо беседок, оплетенных вьюнками, в которых легко было спрятаться не только от солнца, но и от чужих глаз. Сад был, своего рода, произведением искусства, взращенный на не самой лучшей почве, состоявшей из камня и песка. Но благодаря щедрости Быстроводной, стараниям нескольких поколений леди Дейн и садовников, теперь можно было здесь проводить часы, совершенно не изнывая от жара, в котором утопал Дорн. Это место любили все обитатели Звездопада, и Аллирия знала, что в беседках можно застать весело зажимающихся служанок со своими кавалерами.
И жгучее чувство зависти даже обожгло девушку, от одной лишь мысли об этом она залилась краской.

Аллирия сохраняла приличиствующее общению расстояние между собой и Харрасом, но не могла не чувствовать его взгляд, от чего хотелось поправить прическу, платье, украшения, а то и вообще покраснеть. И от того говорила она больше, чем следовало, выдавая фразы одну за другой.
- Неужели вас никто не ждет по ту сторону моря, что вы готовы задержаться в чужом королевстве, чужом доме, никуда не торопясь?
Казалось бы, вполне обычный вопрос, но подтекст в нем был очевиден даже для самой Аллирии, ненавязчивая попытка вызнать, существует ли на Железных островах леди Харлоу. Не то что бы ей это было нужно для каких-то целей, но женщина всегда была подобна кошке, ведомая своим любопытством, она вопрошала и вопрошала, и либо получала ответы, либо лишалась головы. Впрочем, леди Дейн была уверена, что сейчас это всего лишь светская беседа, даже если лорд Харлоу и не придворный.
Он ведь и правда был больше на пирата похож.
А леди Дейн лукаво улыбалась, скрывая за улыбкой готовность избавляться от гостей, если придется.
Ох, а если Харлоу и правда не шутит, правда, планируя воспользоваться гостеприимством? Мейстер еще не раз пристыдит свою подопечную, а ей придется придумывать глупую отговорку, что-то вроде "мне надо ко двору дорнийской принцессы, а потому пошли-ка вон из Звездопада".
Хороша хозяйка, нечего сказать.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC