Game of Thrones ∙ Bona Mente

Объявление

Sansa Stark

«Он пугал ее — и змеиным клубком, изуродовавшим лицо, и своей резкостью, и гневом, пылавшим не хуже адского пламени. Он смеялся над ней, над ее наивностью, над всем, во что она верила, когда покинула Винтерфелл. Санса жалела его и молила Семерых дать рыцарю покой, утишить тот гнев, что терзал его. Клиган был обожженным — и это девочка видела не только в его лице, но и в душе».

Bird song

Малый совет

Catelyn Stark - Мастер над законами
Taena Merryweather - Великий мейстер
Lyanna Stark - Мастер над кораблями



ЮБИЛЕЙНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ (1 ТУР)
Настоящее (299г)

1.68 Тирош: Nymeria Sand
1.78 Белая Гавань: Gyles Sunglass
1.80 Королевская Гавань: Tommen Baratheon / Sandor Clegane
1.82 Королевская Гавань: Arya Stark
1.88 Королевская Гавань: Osmund Kettleblack

Настоящее (300г)

2.13 Миэрин: Euron Greyjoy
2.14 Суровый Дом: Jon Snow
2.15 Ров Кейлин: Creighton Redfort
Краткий сюжет

Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Танец драконов » 1.82 Королевская Гавань. Birds and wolves


1.82 Королевская Гавань. Birds and wolves

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Участники эпизода в порядке очереди написания постов: Петир Бейлиш, Арья Старк и Санса Старк.
2. Хронологические рамки: начало 11 месяца 299 г. Первый час после смерти Джоффри.
3. Место действия: корабль у пристани
4. Время суток, погода: после полудня, жарко, душно.
5. Общее описание: Пересмешник - птица скромная, и как ей выстоять против всех этих звериных кланов с гордыми гербами, огромными замками и широкими владениями? И все же две волчицы, несмотря и вопреки, застряли лапами в гнезде пересмешника. Одну из них, впрочем, в Красном Замке прозвали Пташкой, вероятно, может, маленькой и юркой птичке скорее удастся смириться и принять новый подарок судьбы.
Чего, пожалуй, не скажешь о дикой волчице, что хоть и младше, однако во сто крат свирепее.

+3

2

[indent] По ком на сей раз звонил колокол, тревожным набатом накрывая измученную беспощадным солнцем Королевскую Гавань, проникая в каждый дом, закрадываясь за плотно задернутые пологи, взращивая в душах людских чувство тоски и безысходности? В этот жаркий день, когда духота казалась удивительно осязаемой и наводившей на мысли о топи, что затягивала в свои недра неосторожного путника, каждый житель столицы скорбел о вероломно убиенном мальчике – надежде и гордости Вестероса, юном Джоффри Баратеоне, благородном короле Андалов и Первых Людей. О том, кто лишь недавно воссел на Железный Трон и обратил наполненные мудростью очи на беды и страдания его народа…
«Какое печальное событие, сколь быстрая и незаслуженная смерть. Или, быть может, незаслуженно быстрая?», - усмехнулся мужчина. «Великие Семеро, как же легко начинает дышаться, стоит лишь узнать о смерти очередного маленького чудовища, страшного не столько своим гневом, сколько совершеннейшей непредсказуемостью».
[indent] Случайный луч солнца, играясь, скользнул по унизанным перстнями пальцам Мизинца, на краткий миг замершего подле трапа, дабы вновь бросить взгляд на оставленную за спиной Королевскую Гавань. Надолго ли покинутую? Увы, или, быть может, к счастью, но ему ещё суждено было ступить на этот берег. Лорд Петир Бейлиш не любил оставлять незавершенные дела, тем более что где-то там, в высящемся над городом Красном замке трепетало сердце маленькой пташки, нуждающейся в его защите и утешении. Той самой, чья роль в планах пересмешника с каждым днем лишь росла.
[indent] Капля пота, столь некстати скользнувшая от седого виска вниз, к шее, скрылась за узким воротом скромного дублета, слишком плотного для столь жаркого дня, но мастер над монетой просто не мог себе позволить расхаживать по кораблю в одной лишь легкой рубахе и свободных штанах, подобно жалкому моряку-пропойце. И, если уж задумываться о моряках…
[indent] Внимательный взгляд лорда пробежал по головам суетящегося люда, едва ли видевшего в тот момент хоть что-то кроме привычных глазу шкотов и брасов. Никчемные создания, ограниченные и неспособные думать о чём-то кроме тяжелого труда, выпивки и шлюх. Склонить таких на свою сторону, подкупить, а кого и запугать, оказалось не так уж и сложно. О, Петир не разорится, если пара-тройка его девочек поработает бесплатно, позволит себе лишиться полсотни серебряных оленей, заручившись верностью нужных ему лиц и упокоив особо упрямых на дне морском, да в сточных канавах Королевской Гавани. Что поделать, портовые города, тем более подобные столице Семи Королевств, всегда были местом опасным, о чем, несомненно, знал каждый моряк, сходя на берег и не всегда веря в благополучное своё возвращение обратно на борт.
«В этом мире, суровом и напрочь позабывшем о справедливости, каждый сам отводит себе роль. Одни предпочитают оставаться лишь ополченцами из кайвассы, таких большинство. Другие же, несогласные с никчемным своим положением, мнят себя едва ли не драконами и стремятся им подражать. Но лишь единицы, те, которые реально оценивают свои сильные и слабые стороны, кто способен мыслить более чем на один-два хода вперед, становятся… нет, не королями игровой доски, они становятся Игроками».
[indent] Налетевший порыв ветра, несущий с собой не столько прохладу, сколько вонь тухлой рыбы и человеческих испражнений, заставил Мизинца сморщиться и, не откладывая более, проследовать в мрачные, но желанные своей прохладой недра корабля, дабы уже там, с большим комфортом, ожидать маленькую пташку, в дальнейшем (и при достойном обучении) способную сыграть в большую игру.

Отредактировано Petyr Baelish (2017-10-16 20:04:52)

+8

3

Где-то высоко над головами заходился колокол. На его зов спешил народ, стекаясь по переулкам ручьями и собираясь в большой, бурный, шумящий поток.
Король умер, повторяли одни. Король умер, вторили другие.
Неужели Джоффри и правда сдох? Надо же, как кстати эта мразь решила откинуться, думала в ответ Арья.
Странно - она должна бы радоваться, но чувствует сейчас только страх за Сансу, нервное возбуждение от вида крови Джейме Ланнистера на рукаве своей рубахи, которым на бегу отерла Иглу прежде чем отправить ее в поясные ножны... и досаду.
И досада эта сильнее всего.
Жаль, что она сама не убила этого слизня в короне. Что не видела его лица в ту секунду, когда он понял, что смерть стоит перед ним. Наверняка он пищал как плаксивая девчонка и молил о пощаде, как в тот день, когда Нимерия едва не отгрызла ему руку. Жаль, чудовищно жаль, что Арья не смогла в этот момент громко расхохотаться в его холеное лицо - так, чтобы смех Старка был последним, что он слышал на этом свете.
Арья так долго этого желала - и ему, и Серсее, всем, кто попал в ее постоянно увеличивающийся список, что сейчас чувствовала себя так, будто кто-то неведомый отобрал ее законную добычу.

Тартская дылда неумолимо врезалась в людской поток против течения, а следом за ней, едва поспевая за широким шагом Бриенны, семенила Арья, держа за руку старшую сестру вспотевшей ладошкой, боясь отпустить и снова потерять. Держала настолько крепко, что вмиг представила их спаянными вместе, как звенья одной цепи - только из разных металлов. Не разорвать, не сломав оба. Впервые в жизни как единое целое, так как должно быть.
Сансу нужно уводить и прятать как можно скорее. За Бриенну не страшно, никто не свяжет ее с убийством Джоффри, за себя Арья чувствует уверенность - она убежит и спрячется, она умеет быть незаметной даже находясь на виду. Но сестра, с ее дорогим платьем, осенним огнем в волосах, и абсолютной неприспособленностью к жизни вне стен родного дома или за прутьями золотой клетки...

Арья отпустила ладонь Сансы только спустившись к порту. Там, в тени, под навесом, девочка позволила себе немного перевести дыхание, опершись руками о колени, пока Бриенна судорожно осматривалась, прицениваясь к пришвартованным в порту кораблям - а знала ли она вообще, что теперь делать? Сколько денег будет нужно отвалить капитану какой-нибудь старой посудины, чтобы срочно и тайно вывезти двух девчонок, и это сейчас, когда бьет набат, извещая каждую крысу в этом треклятом городе о смерти короля?
К счастью или нет, ответы пришли к ним сами.
Мужской голос окликнул тартскую каланчу, и Арья рывком выпрямилась, почти инстинктивно ступив перед сестрой и стиснув рукоять Иглы. Она все еще на взводе, как волк, почуявший кровь, и сейчас, когда рядом Санса, готова ждать нападения в любой момент. После Харенхолла она готова зубами рвать глотку любому за неверный шаг в сторону ее семьи. Что угодно, лишь бы не испытать этого снова.
- Ищете корабль? - почти сходу осведомился моряк. Бриенна утвердительно кивнула. Мужчина приставил ладонь козырьком ко лбу и махнул вдаль, в сторону моря, где виднелся вдалеке спущенный парус, - Наша красавица уже отошла, стоит на якоре вооон там. Забыли забрать кой-какой груз, я на шлюпе обратно плыву, могу прихватить. На всех за пяток серебряков по гамаку на нижней палубе отыщется.
Шлюпка неспешно качалась на волнах неподалеку. В ней, накрытый холщовым полотном, покоился какой-то ящик.
Бриенна долго не раздумывала, и, протянув моряку мешочек с серебром, заторопила девочек к шлюпке. Знала, видать, что не пройдет и получаса, как Сансу будет разыскивать треть королевской гвардии, и хорошо, если ее одну. Джейме теперь наверняка доложит сестрице, что жива младшая дочь Нэда Старка, бесследно исчезнувшая в день, когда ее отца взяли под стражу. Какое пропало преимущество.

Арья, пусть и решив не вмешиваться, все же сомневалась - настолько, насколько это было вообще возможно сейчас, под бой набата и шум потревоженного улья, в который в одночасье обратилась Королевская Гавань. Топталась на деревянной пристани до последнего, с сомнением щурила темные глаза против солнца на силуэт корабля, осознавая, что выбора особого нет, но не желая ступать с твердой земли туда, откуда не будет возможности убежать, если дело запахнет жареным.
Не будь сейчас рядом Сансы - Бриенне пришлось бы Арью вырубить, чтобы затащить на корабль.
Но Санса была рядом, а значит в шлюпку полезла и Арья, угрюмая, насупленная, игнорируя протянутые, чтобы помочь ей устроиться рядом с сестрой, могучие руки девы из Тарта.
- Может это все Бес? - осененная внезапной догадкой, шепотом предположила девочка, придвинувшись поближе к сестре, - Может это он нам помогает?
Ну а кто еще может им сейчас помогать? В совпадения Арья давно разучилась верить. В то, что ей везет... нет, лучше уж здоровый пессимизм. В итоге легче, если готовишься к худшему.
Был, конечно, еще один человек на ее пути - загадочный, возникший из ниоткуда, в никуда исчезнувший. Предложивший помощь и слово сдержавший как мог, в тот момент, когда она думала, что помощи ждать неоткуда. Арья стиснула через ткань жилета спрятанную в карман браавосийскую монету и покачала головой в ответ на собственные мысли, невидящим взором глядя на воду, пока моряк резво греб прочь от берега.
Как бы то ни было, Королевская Гавань медленно оставалась позади.

По спущенной с корабля вниз веревочной лестнице первой решительно поднялась Бриенна. Арья полезла сразу следом, легкая и резвая, то и дело тревожно смотря вниз - как будто Санса могла исчезнуть, если на нее не смотреть больше минуты.
Поднявшись, девочка легко перепрыгнула леера и быстро осмотрелась, пока Бриенна потянулась, чтобы помочь подняться Сансе. Первый страх сошел быстро, взгляд не встретил ни оголенной стали, ни стрел. Проводник их прицепил шлюпку к грот-талю и поднялся последним, собрав и скрутив за собой веревочный трап. Отдав команду поднять шлюпку с воды, он, по-прежнему вполне доброжелательно, провел новых пассажиров в каюту, которая им явно не предназначалась. Не за горсть же серебра.
И там их ждало знакомое лицо.

- Вы? - серые глаза удивленно расширились, - Как вы...?
Арья узнала его моментально - Мизинец, севший рядом с ними на памятном турнире, когда Гора одним ударом отрубил голову лошади. И моментально напряглась, втянув голову в плечи, не зная, чего ожидать. Далекое эхо набата еще отражалось от воды. Это не случайность.
Это не случайность.

Отредактировано Arya Stark (2017-10-17 17:20:33)

+8

4

Джоффри мертв.
Мысль билась в голове настойчиво, но Санса не решалась произнести этих слов вслух. Она чувствовала себя будто во сне — не до конца верила в происходящее, оцепенение, овладевшее ею прежде, спадало постепенно. Колокольный звон неотступно преследовал их — от тягучего, вязкого звука, наполнявшего улицы до краев, у Сансы кружилась голова.
Джоффри был мертв — и Санса ничуть его не жалела. Король был чудовищем, и если чья-то рука осмелилась прервать его жизнь, то направили ее боги.
Она думала о Маргери Тирелл — бедная, бедная Маленькая Королева, она уже овдовела однажды, теперь потеряла жениха. Но, может быть, это и к лучшему — конечно же, к лучшему — Джоффри не был бы добрым мужем.
Она думала об Арье — сколько раз прежде Санса смотрела на повадки сестры укоризненно, считая их недостойными леди, теперь же все это не имело значения; дикий нрав сестры, ее храбрость помогли им бежать.
Или же окончательно их погубили.
Джейме Ланнистер. Арья ранила Джейме Ланнистера. Теперь королева точно обвинит ее, Сансу, в смерти Джоффри. Тирион был прав — их будут преследовать до последнего. Серсея не успокоится, пока не отомстит за своего первенца. 
Мысли проносились в голове Сансы, как стаи встревоженных птиц, и все же она покорно и торопливо следовала за леди-рыцарем и сестрой — крепко сжимала руку Арьи, будто боялась, что они потеряют друг друга в этом страшном городе.
Санса не была уверена, что им можно бежать, что они смогут бежать. Как вообще Бриенна планировала увезти их из Королевской Гавани? Был ли у нее вовсе план? Санса не знала, но спрашивать не решалась. Отступать было некуда — возвращаться теперь в Красный замок ей точно нельзя. Оставалось только бежать вперед — пусть даже и неизвестно было, что там их ждет.
Их поймают, непременно поймают. Но она Старк, и должна быть храброй. Как мать. Как сестра. Как леди из песен. Сердце у Сансы стучало так, что казалось, сейчас выскочит из груди, — оно торопилось в такт их шагам, отсчитывающим улицу за улицей, переулок за переулком на пути к порту.
Ей стоило усилия не оглядываться по сторонам на каждом шагу — их наверняка уже ищут. Она боялась, что ее платье и медно-рыжие волосы привлекут чужое внимание.
Небольшая передышка, полная беспокойства. Санса следила за капитаном так же напряженно, как и сестра, но оружия у нее не было, да и не сумела бы она себя защитить, поэтому могла только прятаться за ее спиной. Откуда Бриенне знать, что капитану можно верить? Слишком быстро отыскалась им помощь — удача? или это все неспроста?
Она с сомнением смотрела на шлюпку, которая должна была доставить их на корабль, ведь на нем они будут в ловушке, но другого выхода нет, верно?
— Не знаю... — прошептала Санса сестре в ответ. Она и в самом деле не знала, что думать. Тирион отговаривал ее от побега, так с чего бы теперь стал им помогать? Но он не раз оберегал ее в Красном замке, и... Может быть, в самом деле решил сделать хоть что-то, раз остановить не вышло.
Веревочная лестница — ступенька, другая, третья... Сансе то и дело казалось, что руки или ноги подведут ее, и она упадет в воду, но вот ее подхватили крепкие руки девицы из Тарта, чтобы помочь выбраться на палубу. Санса поблагодарила ее.
На корабле ее тревога не уменьшилась — капитан провел их в каюту, которая явно не беглецам предназначена — все это меньше и меньше напоминало ей счастливое совпадение. И не зря — в неярком свете каюты их встретил знакомый взгляд лукавых глаз.
Лорд Бейлиш.
— Но... — услышала Санса свой собственный голос — в один голос с сестрой, — и не могла поверить глазам. Она придвинулась ближе к Арье — не потому что была напугала, но так ей было спокойнее. — Вы же должны быть в Долине. Милорд, я не понимаю...
Удивление и настороженность читались в выражении ее лица и взгляде синих глаз — друг он им или враг?

Отредактировано Sansa Stark (2017-11-08 11:19:00)

+5

5

Неблагодарное это дело, рыцарские подвиги совершать или мчаться куда-то сломя голову, стараясь как можно лучше выполнить поручение прекрасной дамы. Особенно если ты не рыцарь, а дама уже не столь прекрасна, какой была ранее да и наградой служит лишь благодарность, пустая, одними лишь словами выраженная. Но этот мир по прежнему полон глупцов и идеалистов, превозносящих пресловутую честь и верность слову выше разума, благородство ставя прежде практичности и получая взамен восхищенные вздохи молоденьких дурочек, руку нежных цветков, воспитанных под чутким присмотром грозных септ и, в большинстве случаев, раннюю да глупую смерть. Какая жалость, что его Кет, так и не усвоив тех жестоких уроков, что даровали ей Семеро, предпочла закрыть глаза на суровые  реалии жизни за высокими стенами Риверрана и обледенелыми - Винтерфелла, поверив человеку, которого сама же и отвергла много лет назад.
Неужели она думала, что перед ней всё тот же глупый мальчишка, её маленький Петир?
В каюте, что занимал лорд Бейлиш, приятный глазу полумрак соседствовал с удушающей жарой, тишина разбавлялась лишь далекими голосами матросов, да поскрипыванием снастей, позволяя мыслям привольно плыть по странным завихрениям памяти от прошлого, далекого и не очень, к куда более конкретным планам на ближайшее будущее.
А ведь прежде он искренне восхищался Кейтилин Талли, её красотой, характером, умом, готов был слепо подчиняться даже малейшим прихотям леди, пленившей его сердце, стать её рыцарем и даже погибнуть с именем любимой на устах. Какое счастье, что подобная глупость осталась в прошлом, унеся вслед за собой наивную веру в сказки о силе любви и те иллюзии, что застилали взор едва ли не каждому жителю королевства. За редкими исключениями, крайне редкими, а значит, опасными. И за прозрение, пусть едва не стоившее ему жизни, следовало поблагодарить этого заносчивого северянина, ограниченного как и прочие Старки, усопшие и ныне живущие.
Старки...
Матросы наверху оживились, засуетились, готовя корабль к окончательному на сей раз отбытию от гостеприимных берегов столицы.
Санса Старк...
Рука легла на кубок, полный арборского, по тонким губам пересмешника скользнула довольная улыбка.
Удивительно, как от семени недалекого северянина, в чреве той, что не видела свою жизнь без ограничений, навязываемых честью и долгом, могло зародиться нечто удивительное в своей инаковости, непохожести на родных. Словно талантливая девица из Лисса среди рядовых Вестеросских шлюх, старшая дочь Хранителя Севера выделялась в собственном семействе умением подстраиваться под изменчивость нравов и настроений, сумев не только пережить десницу-отца, но и самостоятельно выжить в Красном замке, подле хитрой змеи Серсеи и её милого отпрыска Джоффа. Не привлекая к себе особого внимания, будучи для всех недалёким, запуганным ребенком, она не оставила равнодушным столь опытного интригана, каким был Мизинец.
Хитрая маленькая волчица, которая возможно и не осознавала своего дара, пользуясь им неосознанно, уже совсем скоро окажется в его руках и, если всё пойдёт по плану (а иначе и быть не может), познает для себя все прелести настоящей жизни, лишенной многих условностей и правил. Счастливая, у неё по крайней мере будет опытный учитель, умелый игрок, девочке не придется искать дорогу наверх вслепую, раз за разом совершая ошибки и терпя неудачи.
Возвращать её матери было бы просто глупо. Кет не позволит дочери расцвести, старательно изничтожит любое инакомыслие и превратит бедняжку в очередную пустоголовую куклу.
Вино действительно было отменным, оправдывая свою немалую стоимость.
А захочет ли Санса подняться выше, стать кем-то большим, нежели дочь опального северянина?
Пересмешник не колебался с ответом, он видел девочку когда та лишь прибыла в столицу, и уже тогда подметил её взгляд, выдававший желание чего-то большего.
Тяжелые шаги приближались к его каюте. Одни наверняка принадлежали капитану, но вторые? Прежде расслабленный, позволяющий сознанию погружаться в вязкую дрёму, лорд Бейлиш подобрался, обращаясь во внимание, устремляя внешне спокойный взгляд на дверь и привычным движением руки проверяя, под рукой ли кинжал. Гостей было больше, чем двое.  Интересно...
Дверь распахнулась.

- Юные леди удивлены? - в голосе Мизинца явственно прозвучало веселье. - Что ж, это меня несказанно радует, значит о моём участии в вашем дерзком побеге никто не догадается и искать вас будут совершенно в ином направлении.
Проклятье, если у старшей Старк есть определенный талант лицедейства, то младшая не только бесполезна, но ещё и опасна. Эта Арья слишком непредсказуема, да к тому же не позволит сестре всецело довериться своему спасителю, взывая к родственным чувствам. От пигалицы следует избавиться, как и от сопровождающей их дылды. И быстро.
Мужчина поднялся на ноги, неторопливо обогнув пустой, за исключением кубка с вином, стол и перевел взгляд на замершего в стороне моряка, коротко тому кивнул.
- Отплываем.
Теперь можно подумать и о волчицах, волею судьбы оказавшихся под крылом у маленького пересмешника.
- Вы напуганы? Понимаю, после того, что произошло на берегу и той угрозы, что нависла над вами, но спешу напомнить - я старый друг вашей матери, - Мизинец хитро улыбнулся девочкам, игнорируя присутствие их горе-охранницы, после чего продолжил, заговорчески понизив голос. - И вернулся в Королевскую Гавань по её просьбе. Давайте сделаем так, отправим вашу провожатую отдыхать, а после я отвечу на все интересующие вас вопросы. Или отпущу отдыхать и вас, а разговоры отложим на потом? Не волнуйтесь, вам отведена отдельная каюта, а не гамаки на нижней палубе среди матросов.

Отредактировано Petyr Baelish (2017-12-11 00:07:04)

+3


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Танец драконов » 1.82 Королевская Гавань. Birds and wolves


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC