Game of Thrones ∙ Bona Mente

Объявление

Arya Stark

«Жаль, что она сама не убила этого слизня в короне. Что не видела его лица в ту секунду, когда он понял, что смерть стоит перед ним. Наверняка он пищал как плаксивая девчонка и молил о пощаде, как в тот день, когда Нимерия едва не отгрызла ему руку. Жаль, чудовищно жаль, что Арья не смогла в этот момент громко расхохотаться в его холеное лицо — так, чтобы смех Старка был последним, что он слышал на этом свете».

Birds and Wolves

Малый совет

Catelyn Stark - Мастер над законами
Leonette Tyrell - Мастер над шептунами
Taena Merryweather - Великий мейстер


Краткий сюжет

Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Танец драконов » 2.18 Ров Кейлин. Born Again


2.18 Ров Кейлин. Born Again

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Участники эпизода в порядке очереди написания постов: Крейтон Редфорт и Бринден Блэквуд.
2. Хронологические рамки: 300 г., начало первого месяца.
3. Место действия: Ров Кейлин.
4. Время суток, погода: холодно, сыро, мрачно.
5. Общее описание: Пути Семерых неисповедимы, и никто из смертных и не ведает, где и как прервется его жизнь. Или начнется заново.

+6

2

Крейтон Редфорт, тридцатилетний второй сын лорда Редфорта, волею Богов, Старых и Новых, один из заместителей командира разведчиков войска Короля Севера в данный момент испытывал целый ворох различных эмоций, но только не радость от победы. Если честно, выразить всё то, что он чувствовал, можно было бы разве что с помощью длинной заковыристой фразы из выражений, кои не произносят при дамах, но без которых встанет работа в любом отряде, мастерской или на корабле.
Боги не были сегодня милосердны. Отдать за три *** (здесь следовало несколько из тех самых не упоминаемых при леди слов, одно из которых было на валлирийском, которые приблизительно можно было озвучить как «старые никому не нужные развалюхи») башни по две-три сотни, если не больше, человек на каждую – это безумие. Лобовая атака была, мягко говоря, не самым мудрым решением, о чём Редфорт, заменяя отправившегося на Север Чёрную Рыбу, во всеуслышание заявил на военном совете в присутствии Короля Севера. Другой вопрос, конечно, что иного варианта практически не было. Практически, потому что вариант «окружить и подождать неделю, пока половина  подохнет от болезней и стрел, а потом предложить сдаться» рассматривался, по какой-то причине, лишь Редфортом. Понятно, что северяне торопились отбить родные дома, Крейтон и сам последние дни думал и молился о том, что б увидеть дочь, о которой и не знал до недавней поры, живой и здоровой, обнять её и получить улыбку в ответ (хотя, судя по характеру матери, на последнее шансов было маловато). Но ведь кто будет отбивать родные замки у кракенов, если мужи, братья и отцы полягут здесь, в проклятых болотах? Но остальным почему-то это не приходило в голову. А Большой Джон Амбер и вовсе, гм… охарактеризовал временного командира разведчиков как трусливого южанина, если опустить эпитеты. Он даже потянулся было за мечом, но Крейтона опередил лютоволк Короля, который, чуть заворочавшись в ногах Старка, разом погасил страсти в королевском шатре. Зверь Крейтону нравился, он был действительно умён, в чём разведчику уже удалось убедиться при Трезубце и у Окскросса. Но увы, больше тот ничем мужчину не поддержал, а потому план лобовой атаки был утверждён.
Единственное, на чём Редфорту удалось настоять – разведчиков не послали в атаку. Благодаря этому разведка у войска собственно и сохранилась, потому что выжить в такой мясорубке у легковооружённых и, в основном, почти не бронированных разведчиков шансов не было. Вместо участия в резне Крейтон возглавил отряд лучников, которые, двигаясь за наступающими, пытались хоть как-то противостоять стрелкам противника. Получилось так себе – один стрелок в башне стоит троих, если не пятерых на земле, тем более, если это даже не твёрдая земля, а болотная жижа. За всю битву, которая растянулась на цепочку отдельных сражений, в ходе которых северяне сначала наступали под обстрелом с башен, схватывались в рукопашную с железнорождёнными, а потом откатывались назад снова под обстрелом, Крейтону удалось подстрелить, пожалуй, двоих. Очень, конечно, хотелось приписать себе ещё одного, но всё же тот скорее сам отступил от окна после удачно влетевшей в него стрелы, чем был сражён ею.
И это им ещё повезло, что у кракенов не было здесь нормального гарнизона в несколько сотен воинов, что болотные жители, змеи и болезни проредили их ряды, что оставшиеся в живых были истощены. Иначе всё могло быть гораздо хуже. Хотя представить «хуже» было сложно. Крейтон шёл по полю боя и думал о том, что даже за свою весьма и весьма неспокойную жизнь такой мясорубки он ещё не видел. Разве что при Окскроссе, но там лежали, смотря в небо безжизненными глазами чужие, а здесь – свои, северяне. На своей земле и в каких-то считанных днях пути от своих домов. Жизнь всё же жестокая сука, изредка одаряющая дарами лишь некоторых по одной ей ведомым резонам.
Но были на болотистой, расплывающейся под ногами земле и кракены. Некоторые из них даже были живы, как, например, один мужчина в годах, которого Редфорт заприметил возле Пьяной башни. Широкоплечий топорщик с густой бородой оставил попытки вытащить широкое копьё, застрявшее в брюхе, и лишь что-то сипел горлом, кровь из которого окрасила почти седую когда-то бороду. Древко перерубленного двуручного топора лежало рядом, лезвие же глубоко увязло в груди одного из людей Гловеров.
- То, что мертво… умереть не может… - пробулькал кракен, захлёбываясь собственной кровью. «Но восстает вновь, сильнее и крепче, чем прежде», - припомнил разведчик. По правде, он всегда с уважением относился ко всем Богам, сам и вовсе верил и в Семерых, и в Старых Богов. После посещения богорощ на Севере лишь глупец мог отрицать силу последних в этом суровом краю. Теологический спор мог быть весьма интересным, но кинжал, вошедший в глазницу умирающего, опроверг тезис железнорождённого. Дальнейших аргументов не последовало, посему Крейтон счёл, что Воин и Неведомый в очередной раз одержал убедительную победу над Утонувшим Богом.
Редфорт устало вздохнул, вытирая кинжал от крови и мозга. Надо было расставить посты, отправить патрули и фуражиров на север, допросить пленных. А ещё надо бы найти Мормонтов и узнать, цела ли Алисанна. То, что жива, он знал и так, иначе не бродил бы так спокойно – один из разведчиков видел приметную Медведицу (сложно было в войске с кем-то её спутать). Но прежде всего, надо было отыскать Блэквуда и слегка приложить руку к его дурной голове – о геройстве Бриндена при штурме Редфорта тоже уже оповестили. Старого друга он и вовсе теперь считал почти что родственником, хотя до той идиллии, что была у Блэквуда с Лирой Мормонт, Крейтону было ой как далеко (да и даже если бы так и было, в богорощу мужчина не торопился). И то, что тот явно захотел умереть смертью героя и оставить Лиру вдовой, не оставило Редфорта безучастным. Проблема была в том, что после штурма самого героя толком никто не видел и не знал, где искать. А потому разведчик и направлялся к Детской башне, отгоняя от себя нехорошие предчувствия.

Офф

Я, вроде, постарался учесть все пожелания и кв предыдущие, если что - кидайте тапки, перепишу

Отредактировано Creighton Redfort (2017-07-07 00:28:29)

+6

3

[indent] Кровь пропитала Детскую Башню с верхних бойниц и до первого этажа, лестницы были скользкие, а затем липкие от крови, и запах – жесткий металлический запах – не выветривался пронзительным восточным ветром. Болотистый воздух был розоват от крови – или это ему, Бриндену, кажется, оттого, что перед глазами розовая пелена после удара?
[indent] Бринден стоит, пошатываясь под собственной тяжестью, опираясь на меч, ставший вдруг неподъемным. Некоторое время он упрямо мотает головой на уговоры Алисанны: отстань, женщина, не видишь, я отдыхаю? Но когда она грозит ему оплеухой, сдается и позволяет увести себя прочь из башни, вниз по ступеням, цепляясь носками сапог за трупы, спотыкаясь об оброненные топоры и луки.  [indent] Внизу уже складывают мертвецов. Морских сукиных сынов – в груду, своих – неровными рядами; солдаты бредут кто куда, осматривать убитых, просить помощи лекарей, искать свои вещи, утерянные в бою. Семнадцатилетний мальчишка стоит, прислонившись к каменной кладке, и держит в руках собственную кисть. Бриндена и без того мутит; он отводит взгляд.
[indent] Его осматривает худая изможденная женщина, ощупывая голову и неглубокий порез на плече, где разорвались кольца кольчуги. Краткий вывод её укладывается в «жить будешь», а Бринден и не сомневался, что будет, у него даже крови нигде нет, только губа вспухла, но да это же чепуха.
[indent] Посидев немного, Бринден отправляется бродить по Рву. Вскоре после окончания битвы стали подъезжать обозы; отчего-то он понял, что ужасно хочет пить, только взглянув на бочонок, из которого разливали по кружкам разбавленный эль. В очереди он усматривает нескольких своих людей и решает, что хватит шататься без дела.
[indent] Они помогают разбирать убитых и раненых, и в какой-то момент Бринден снова оказывается в Детской башне – укутанный запахом крови, укрытый ею, своей и чужой, подхватывает тела собратьев и выносит на улицу. Вскоре он остается один на верхней площадке, окруженный только мертвыми. Бринден выглядывает из окна вниз, где переломанными мешками мышц и костей лежат скинутые ими солдаты. Пусть полетают, – его слова горчат теперь на кончике языка. Легко причинять смерть в бою, но ох как сложно смотреть ей в глаза впоследствии.
[indent] На тихий, едва различимый звук Бринден хмурится и отворачивается от окна. Сперва он ничего не может заметить, а потом видит – едва-едва вздымается нагрудник и сиплое дыхание сливается с завыванием ветра. Бринден достает из ножен меч и осторожно приближается к железнорожденному; кракен на латах хищно тянет щупальца. Присев на одно колено, Бринден заносит лезвие – ровно в тот момент, когда мужчина перед ним распахивает глаза и вонзает кинжал ему в бедро.
[indent] С криком Бринден вскакивает, припадая на левую ногу; противник тем временем вполне бодро поднимается и подхватывает лежащий подле него щит.
[indent] – Ах ты живучий ублюдок, – рычит Блэквуд.
[indent] Железнорожденный скалится; из оружия у него только короткий кинжал, и некоторое время они ходят по кругу, два раненых неуверенных зверя, одинаково друг на друга разъяренные. Бринден пытается достать мужчину мечом, получая в ответ бестолковые размахивания щита, и никак не может подступить ближе; от кинжала, кинутого почти наугад, он уворачивается. Наконец ему удается отвлечь морского дьявола. Нарочный шаг в сторону, затем приблизиться – и вот уже его меч вонзается в плоть… и застревает между лат.
[indent] Бринден поднимает на железнорожденного широко раскрытые глаза, уже зная, предчувствуя, понимая, что сейчас произойдет, когда противник последним усилием обрушивает ему на голову щит, метя острым краем в висок.

+3

4

Запах крови смешался с болотной вонью, тут и там уже первые вороны примеривались к трупам. Среди людей же вокруг не было видно ни радости от победы, ни скорби и слёз о погибших. Среди воинов повсюду царила апатия. Растянувшееся на несколько атак по зыбкой болотной земле сражение измотало людей настолько, что у некоторых даже не было сил привести себя в порядок, стереть кровь или грязь (или жуткую смесь и того, и другого) с лица, не говоря уже о доспехах. Редкие группы мужчин из резерва, судя по относительно чистому виду (всего лишь по грудь в грязи, а не по голову) и бодрым действиям, пытались сортировать и убирать трупы. Практически не было даже мародёров – во-первых, с кракенов, забытых в этой глуши их Утонувшим богом, толком и нечего было взять, а во-вторых, люди были измотаны до крайности. Всё это будет потом – и скорбные церемонии, и пиры, и просто радость от того, что они пережили ещё один день. Сегодня, здесь и сейчас царило лишь одно безразличие.
Редфорт лишь недовольно качает головой на всё это. Ров Кейлин видал и не такие побоища, но вряд ли хоть когда-то у его башен проливалось столько крови северян. Между тем, Бриндена по-прежнему толком нигде не было видно. Крейтон встретил уже нескольких людей Блэквуда, но толком ответить, где их будущий лорд не смог никто. Поиски медленно, но верно вели его к Детской башне, за взятие которой Бриндена наверняка ждала награда от Его Величества – а также знатная головомойка от старого друга.
Детская Башня залита кровью не меньше, а то и больше остальных. Тишина только подчёркивает весь ужас происходившего здесь – как сказали бы другие «мёртвая». Стойкий запах крови и внутренностей вряд ли выветрится ближайшие несколько дней, а то и недель.
Аккуратно ступая меж трупов и их частей по залитым кровью ступеням, Крейтон внезапно услышал шум схватки наверху. Выхватив кинжал из ножен – с мечом на узкой и скользкой лестнице было не развернуться – он со всей скоростью поспешил наверх.
Но как Редфорт ни торопился, он застал уже окончание. Блэквуд, как подкошенный, падает на ещё оставшиеся тела, его соперник грузно и медленно оседает, пронзённый мечом. Выругавшись, разведчик в несколько шагов преодолел разделявшее их расстояние и расчётливым движением добил кракена, полоснув по горлу. Хватит, одного он уже застал врасплох, пусть теперь шлёпает в чертог к своему Утонувшему Богу. Затем мужчина наклонился над Бринденом. Поворчать на тему того, какой же Блэквуд дурак, что полез один в башню, он ещё успеет. Сейчас надо было спасать незадачливого товарища.
Редфорт проверил дыхание – слабое, но было. Быстрый осмотр мало что дал – место удара было хорошо заметно, но вот ограничилось ли всё простой встряской или же рана была куда серьезнее, было не ясно. По крайней мере, череп, по скромному разумению разведчика, пробит не был, а значит, шансы были.
- Эй, лекаря сюда, живее!!! И людей! – зычным командным голосом прокричал он в бойницу, на секунду отлучившись от Бриндена после того, как устроил его поудобнее. В сознание Блэквуд упорно приходить не желал.

+1


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Танец драконов » 2.18 Ров Кейлин. Born Again


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC