Game of Thrones ∙ Bona Mente

Объявление

Arya Stark

«Жаль, что она сама не убила этого слизня в короне. Что не видела его лица в ту секунду, когда он понял, что смерть стоит перед ним. Наверняка он пищал как плаксивая девчонка и молил о пощаде, как в тот день, когда Нимерия едва не отгрызла ему руку. Жаль, чудовищно жаль, что Арья не смогла в этот момент громко расхохотаться в его холеное лицо — так, чтобы смех Старка был последним, что он слышал на этом свете».

Birds and Wolves

Малый совет

Catelyn Stark - Мастер над законами
Leonette Tyrell - Мастер над шептунами
Taena Merryweather - Великий мейстер


Краткий сюжет

Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Танец драконов » 1.65 Королевская Гавань. The Lady and Her Knight


1.65 Королевская Гавань. The Lady and Her Knight

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Участники эпизода в порядке очереди написания постов: Маргери Тирелл, Лорас Тирелл (GM) и Аддам Марбранд.
2. Хронологические рамки: начало 11 месяца 299 г. Первый час после смерти Джоффри.
3. Место действия: Королевская Гавань, двор леди Маргери.
4. Время суток, погода: после полудня.
5. Общее описание: Королева Нейрис, говорят, была добродетельна, прекрасна и печальна. Тело было ее отдано королю, что прозвали Недостойным, а сердце — Рыцарю-Дракону. Тот поклялся ее защищать от всех бед, но от самой главной — ее супруга — уберечь не сумел.

Леди Маргери от будущего супруга уберегла сама смерть. Но сможет ли защитить ее дорогой брат от гнева и ненависти горюющей по сыну королевы?

https://68.media.tumblr.com/269207a90a5fa93bfa7ddace9997cb1d/tumblr_ooewc0m0hU1snykouo1_250.gif https://68.media.tumblr.com/56636d1e5d36874efa9ef3402ea30bcc/tumblr_ooewc0m0hU1snykouo5_250.gif

+4

2

Это сделала не я.

Дрожь била ее по всему телу, не отпуская ни на секунду, заставляя клацать друг об друга жемчужные зубки, трепетать пальцы на руках. Все произошло слишком быстро, за какие-то две или три секунды, которые тогда показались Маргери вечностью. Он падал, удивленно взирая в небо, падал вместе со своими идеями, своим будущим. Падал в бездну, из которой никто не выбирается. А она слишком поздно это увидела, с ужасом сжимая перила балкона руками. Он упал, забрав при этом не только свое будущее, но и будущее своей невесты, которая лихорадочно думала о том, какой она будет на свадьбе прекрасной и величественной, а не о том, что ее "возлюбленный" может скончаться так глупо и невовремя. Поэтому это была не она.

Я не хотела этого. Это сделала не я.

Мир закружился перед глазами стремительно, Тирелл резко втянула носом воздух и вихрем развернулась к комнате. Плащ. Спина. Размытая фигура, выходящая из королевских покоев. Уже не королевских - так обыденно и просто подумала Маргери, от чего ей захотелось упасть в обморок и не вставать, пока все это не превратится в обычный ночной кошмар. Вместо этого, она делает пару шагов за фигурой, останавливается и снова бежит к балкону. А вдруг показалось?

Но король лежал в окружении белых левкоев. Неподвижный, смятый к середине своего туловища. Все еще удивленно взирающий в небо остекленевшими глазами. С головой, покоющейся на камне, по которому ручейками стекала кровь. Король был мертв безвозвратно, умер неестественно просто и быстро. А Маргери Тирелл никто, никто не поверит, даже она сама.

Я лишь видела, как он падал вниз. Быстро, стремительно. Я не хотела этого. Это сделала не я.

Ее громкий клич стражи слышали многие.

В покои ее вел Лорас. Он что-то говорил, обнимал за плечики сестру, поправлял ее рассыпавшиеся по телу волосы, придерживал на ступеньках. Кругом поднимался крик, шум и гам, который доносился до розочки лишь нескончаемым гулом, нараставшим и нараставшим. Она шла, не видя дороги, кивала, не зная, с чем соглашается. И думала. Думала о том, что сделает с ней королева Серсея. А она сделает. Сделает так, что Маргери, возможно, тоже сумеет лишиться жизни. Так же просто и быстро, как сделал это ее жених всего десять минут назад. В глазах заискрились крохотные слезы, которые были согнаны быстрым взмахом ресниц. Сейчас было не до этого. Сейчас нужно было осознать все то, что случилось там, в покоях короля. Ей от чего-то трудно было называть ныне покойного по имени даже в своей голове. Странно это было слишком.

Его Величество стоял рядом со мной, разглядывая цветы, разглядывая меня. И в другую секунду король уже падал. Я лишь видела, как он падал вниз. Быстро, стремительно. Я не хотела этого. Это сделала не я.

Девушка с трудом вырвалась из своих мыслей, узнала свою комнату, почувствовала под руками шелк любимого одеяла. Подняла лицо вверх, увидела обеспокоенного Лораса. Протянула руку к брату и, почувствовав тепло от прикосновения близкого человека она закрыла глаза, выпуская из легких воздух. Притянула родного брата к себе, поднялась на ноги и прижалась к его груди. Молчали. Маргери слышала лишь чей-то стук сердца, гулко бившийся в ушах. Слышала звон колоколов в распахнутом окне. И осознавала. Осознавала весь ужас ситуации.

Я хотела стать королевой Вестероса, хотела выйти замуж за короля. Пришла к нему по его зову. Его Величество стоял рядом со мной, разглядывая цветы, разглядывая меня. И в другую секунду король уже падал. Я лишь видела, как он падал вниз. Быстро, стремительно. Я не хотела этого. Это сделала не я.

Резко оторвавшись от груди Лораса, Тирелл взглянула в лицо брата с бледным и серьезным лицом. Сжимала его плечи своими руками: то ли боялась упасть, то ли боялась, что если отпустит его, то он исчезнет. Она глядела ему в глаза с пару секунд, а затем быстро и отрывисто прохрипела:

- Не дай им забрать меня. Не дай им забрать меня, Лорас. Это была не я.

Отредактировано Margaery Tyrell (2017-05-23 16:51:20)

+8

3

[indent] Красный замок – и без того место тысячи шепотков, место слышащих стен и всезнающих слуг, Красный замок стал громче, чем когда-либо на его памяти; твердыню постепенно охватывала истерия, и с каждым перезвоном колоколов она нарастала, превращаясь в дикого зверя, готового поглотить любого. Лорас держит руку на плече у сестры, а затем и вовсе берет её ладонь в свою, чтобы ненароком не потерять, не уронить в эту пучину безумия.
[indent] Это не она.
[indent] Он не смеет сомневаться, как не сомневается, что солнце встает на востоке и садится на западе, что долгие годы зимы сменяются летом. Если бы он не видел Маргери прямо перед собой, то, быть может, и поверил бы в её виновность. Потому что только слепой не знал, что за человек Джоффри Баратеон… только слепой не видел жестокого прищура его светлых глаз, и только глупец принял бы его тщеславие за любовь. Мальчишка наслаждался своей красивой невестой. Кто знает, что он мог сделать, причинить ей боль… Лорас помнит, какой ходила Санса – бледная, нередко  со следами ударов. Его сестра бы такого не позволила.
[indent] Однако, видя, в каком состоянии его милая Маргери, как дрожат её плечи, как широко открыты глаза – он не мог не верить ей. Конечно, это не она.
[indent] Из коридора в коридор, ступеньки будто зубья, открывают свою коварную пасть, и даже знакомые покои сестры не приносят успокоения. Лорас усаживает Маргери на кровать и поправляет свой белый плащ. Он закрывает за ними дверь, запирая её. За ними придут. За ними несомненно придут. Вот только будет это убитая горем мать или её стражи, готовые заковать сестру в кандалы…
Маргери встает и держится за него, а Лорас не может даже улыбнуться, чтобы поддержать девушку.
[indent] – Я верю тебе. Хорошо? Я верю тебе, милая, – он обнимает её, крепко, поглаживая спину, затем отпускает. – Я не отдам тебя никому, никто не посмеет тебя забрать.
[indent] Голос его, твердый и уверенный, чуть вздрагивает в конце. Лорас ещё сохранил свою юношескую браваду, он всерьез намерен до последнего охранять свою сестру, но… и он отбрасывает это «но». Он её защитит, что же тут может быть неясного? Он её никому не отдаст, как пообещал. И сотня плащей не отберут её у него. Сначала Ренли, он смирился уже с этой потерей, похоронил своего прекрасного короля далеко-далеко в потаенном уголке сердца, и поклялся, что больше у него никого не заберут. Затем Уиллас. Они не были близки со старшим братом, и всё же, при мысли о нем Лорас не мог не вспоминать, как они играли вместе в изумрудных садах; маленький Лорас прятался в кустах белых роз, а Уиллас делал вид, что не может найти мальчишку. И теперь? Теперь Маргери? Ну уж нет.
[indent] Отстранившись от сестры, Лорас подходит к ночному столику и наливает в кубок воды из кувшина. Протягивая воду Маргери, юноша не сдерживает вопроса, прочно засевшего на кончике языка:
[indent] – Маргери… что произошло? Как это случилось?
[SGN]

http://31.media.tumblr.com/9ecd2415e3b7eb9efcf63a0d17968233/tumblr_n1j7hncAB61qeybv0o1_250.gif

http://25.media.tumblr.com/59a18de4d2a0f888099f40fadf4e310a/tumblr_n1j7hncAB61qeybv0o4_250.gif

[/SGN]
[NIC]Loras Tyrell[/NIC] [STA]cut down, we grow back stronger[/STA][AVA]http://savepic.ru/14139298.jpg[/AVA]

Отредактировано Him of Many Faces (2017-05-26 13:35:37)

+6

4

Его голос принес утешение. Подействовал, как настойка бадьяна действует на маленькие ранки или царапины. Как терпкое вино вечерами лечит душу, тоскующую по Хайгардену и Уилласу. Маргери судорожно вздыхает и пытается взять себя в руки. Ей всего лишь 16 лет, она слишком юна для стольких смертей.

Может, я проклята? Сначала Ренли, связавший себя узами брака со мною, теперь король, с которым я обручена. Была. Может, все дело во мне?

Невидящими глазами девушка водит по комнате, стараясь привести мысли в порядок, перестать видеть перед собою мертвого Джоффри Баратеона. Вновь садится на подушки, принимает воду из рук Лораса. Бледные пальцы крепче сжимают бокал на вопрос брата. Губы кривятся от сдерживающихся чувств, пушистые ресницы закрывают очи. Ей не хочется говорить, но нужно, нужно кому-то рассказать. А кто поймет и поможет ей, если не Тирелл? Я выросла и должна была окрепнуть... Так где же моя крепость духа? Ну же, Маргери, выплесни наружу всё, пока есть время. Бокал в ее руках опасно дрожит, но Маргери этого не замечает. Она вернулась в недалекое прошлое, в которое будет возвращаться изо дня в день, на протяжении своего недолгого века.

- Это было так быстро, Лорас... Он позвал меня к себе, мы разговаривали, про платье на свадьбу... Да, мы говорили о свадьбе, - голос перешел на дрожащий шепот. Никакой свадьбы больше не будет. Мой жених мертв. - Я сказала, что хочу платье цвета левкоев, что растут под его балконом и мы...мы пошли посмотреть их на балкон. Лорас, я отвернулась всего лишь мгновение, я отвернулась, а он уже летел вниз! - она некультурно всхлипнула и заглушила бурю эмоций, что намеревалась вырваться наружу стаканом воды. Осушила его до дна, пожалела, что не вино. Но продолжила немного окрепшим голосом, глядя прямо в глаза брата. - Там был человек. Я видела его лишь со спины, его плащ. Он выходил из покоев, когда я увидела его. Но... Но я не знаю, правда ли это был человек или просто мое наваждение... Я не знаю, Лорас! О, Семеро, я не знаю!

Бокал со звоном упал на пол, треснув по бокам. Девушка закрыла лицо ладонями, сильно надавила на глаза, от чего темнота заискрилась тысячью цветов и ярких брызгов. Ей очень хотелось заплакать, укрыться у мамы под одеялом, плакать и чувствовать ее заботу, тихий ласковый голос. Я хочу домой, хочу домой к маме. Хочу хотя бы увидеть ее перед тем, как... Отняв от лица руки Маргери уже не скрывала слез, предательски катившихся по ее бледному, как полотно, лицу.

- Лорас, мне не поверят. Ты знаешь Серсею, ты знаешь, как она относится ко мне, ко всем нам. Она обвинит меня, черт возьми, да я бы сама обвинила себя, но это была не я! - девушка закусила губу, услышав свой крик. Нужно вести себя достойно. Я была королевой, я была невестой другого короля. Я должна вести себя, как и подобает. Маргери встала, откинула локоны назад,стерла с лица слезы дрожащими руками и стала молча смотреть на дверь. А через минуту, не глядя на брата, не поворачиваясь к нему, она уже более спокойно и сдержанно попросила его снова. Попросила сделать что-то такое, что могло навлечь на всё семейство Тиреллов беду.

- Меня убьют, меня убьют с позором, оклеветанной и заклеймованной цареубийцей. Если только мы не докажем, что там был кто-то еще, кроме нас. Скажи отцу, что я видела человека в покоях, наймите кого-то, кто подкинет улики. Не дайте им убить меня. И сейчас, когда сюда придет стража... Не дай им забрать меня столько, сколько сможешь. Не жертвуй собой, но без боя я им не дамся. И ты не отдавай. Мы Тиреллы, мы...

В дверь громко постучали, заклацали латы, звонко прозвенела чья-то сталь, вынимаемая из ножен. Маргери похолодела, но не смела дрогнуть, лишь скрещенные на груди руки и зубы внушительно дрожали. К горлу подступил комок страха. За ней пришли так быстро, так стремительно, не дали ей еще немного времени побыть с братом. Не дали времени пожить.

И человек, скрывшийся за дверью комнаты короля, не дал ей немного времени пожить. Совсем чуть-чуть.

+5

5

[indent] Свадьба!.. да, он представлял себе не раз знаменательный день, когда на плечи его сестры ляжет плащ с вышитым львом – золотые нити переливаются на солнце, и сияние золотого венца вторит им. Он утешал себя этой мыслью, сознанием того, что семья их, некогда незнатная, станет во главе Семи Королевств наравне с Ланнистерами. Тиреллы на Железном Троне. Его храбрая стойкая сестричка будет править.
[indent] Будет ли?
[indent] Свадьба отменяется, а может, и жизнь Маргери отменяется вместе с тем; жизнь богатства и власти увядает и стирается, как стираются сладкие сны, приходящие в предрассветный час. Лорас кивает, поглаживает сестру по спине, по волосам, не прерывая.  [indent] Рассказ Маргери звучал неубедительно. Он был убедителен для него, кто видел в ней не невесту короля, не коварную розу, а перепуганную юную девушку. Кто замечал, как дрожат её пальцы, как слёзы чертят дорожки по бледным щекам и грудь заходится в затрудненных вдохах, стянутая платьем. Он чувствовал её страх и тревогу как свои. Но разве это увидит Серсея Ланнистер? Разве на это обратят внимание стражи? Правота мало кому интересна в Королевской Гавани.
[indent] Лорас невольно вспоминает судьбу Эддарда Старка и вздрагивает.
[indent] – Этот человек, он… как он выглядел?..
[indent] Она осыпает его отчаянными «не знаю», как моточки ниток из оброненной корзины вышивальницы, катятся и катятся по каменному полу, спутываются. Нити их судеб, ещё час назад сплетавшиеся в такой прекрасный лестный узор. А теперь – поглядите-ка! Королева-убийца и рыцарь-предатель.
[indent] В любом другом случае он гневно отверг бы её предложение обмана. Подложить улики? О, он готов был самостоятельно привести к ним виновного, а прежде отрезать у бедолаги несколько пальцев, чтобы заставить сознаться. Нет, нет… нет, он не смог бы этого сделать. Что, если взять вину на себя?.. Чушь. Он был далеко от королевских покоев, когда всё случилось, и не меньше двух слуг видели, как он бежал туда уже после смерти Джоффри.
[indent] Стук в дверь прерывает его хаотичные размышления, заставляет отвести пустой остекленевший взгляд от стены. Лорас хмурится. Он надеялся, что у них будет хоть несколько минут ещё, чтобы поговорить, но Боги, видимо, исчерпали для них всякую милость.
[indent] – Маргери, посмотри на меня.
[indent] Он подходит к сестре и берет её за руки, крепко сжимая её ладони в своих.
[indent] – Никто не посмеет тебя убить. Никто, слышишь? Ты невеста короля, король мёртв. В комнате был человек – придумай ему описание. Он толкнул Джоффри и хотел столкнуть тебя тоже, однако испугался криков и сбежал. Я распространю слухи, поверь, слуги видели хоть одного незнакомца… а если нет, так выдумают его. Отцу лучше пока не говорить, – Лорас не питал иллюзий насчет способностей своего родителя. – Я попрошу помощи у бабушки, как только смогу.
[indent] Лорас и сам не знал, откуда в нем взялись силы говорить так холодно и спокойно, будто он плел интриги всю свою жизнь. Может быть, в нем, как и в его братьях и сестре, была строгая, жесткая хватка, как растение цепляется за прутья, так Тиреллы держат жизнь в колючих лозах: вырастая, крепнем.
[indent] – Я люблю тебя, – Лорас наклоняется и оставляет прохладный поцелуй на лбу сестры. – Ничего не бойся.
[indent] Повернувшись в сторону двери, Лорас Тирелл достает из ножен меч и отбрасывает плащ за плечи. Он раздумывает, не отворить ли самому, и решает не делать этого. Кто знает, чем движимы стражи, не кинутся ли они сразу же на Маргери, не нанесут ли ей вреда. Встав в оборонительную позу, юноша крикнул:
[indent] – Кто там?
[SGN]

http://31.media.tumblr.com/9ecd2415e3b7eb9efcf63a0d17968233/tumblr_n1j7hncAB61qeybv0o1_250.gif

http://25.media.tumblr.com/59a18de4d2a0f888099f40fadf4e310a/tumblr_n1j7hncAB61qeybv0o4_250.gif

[/SGN]
[NIC]Loras Tyrell[/NIC] [STA]cut down, we grow back stronger[/STA][AVA]http://savepic.ru/14139298.jpg[/AVA]

+5

6

Чему готовят юных леди из знатных семей? К замужеству. Их учат хорошо говорить, правильно улыбаться и красиво смеяться, обучают дворцовому этикету, учат наукам, нужным хорошей жене и прекрасной женщине. Учат быть самой лучшей, изысканной. Немного хитрой, лукавой и соблазнительной. Юных леди учат всему тому, что пригодится им в суровые будни знатных людей, отягощенные званными ужинами, приемами и аудиенциями. Их учат абсолютно всему, так что быть юной леди из знатного рода не так-то и легко.

Но вот единственное, чему не учат молодых барышень, так это тому, что им могут присвоить звание цареубийцы и отправить на плаху. А жаль.

Руки окаменевшей в гордой позе Маргери оказываются в руках брата, сам он очень тверд, но не в действиях, а в своих словах. Бледная, как полотно девушка внимательно слушает Лораса, сдерживает дрожащую нижнюю губу. О, Боги, мне ведь всего шестнадцать лет! Я не хочу, я ничего не хочу... Не хочу быть Маргери Тирелл!

Вся ее глупая, дурацкая жизнь проносится перед глазами. Эта вышивка, эти ложечки и вилочки, все эти "правильно"/"неправильно", сплетни, визгливый девчачий смех, неугомонное желание стать королевой, стать самой главной этого мира. Для того, чтобы застать смерть второго суженного. Для того, чтобы на сей раз увидеть это самой, быть одним из двух свидетелей этого происшествия, быть той, которая не желая того приняла на себя роль виновной в трагедии, что трезвонила стоном сотни колоколов. Вся ее никчемная фальшивая жизнь привела ее к страшному и такому естественному финалу. Как говорят? "Те, кто играет в престолы, либо побеждают, либо умирают, середины не бывает". Маргери проиграла. Уже внутри себя она понимала, что проиграла, а проигрыш означает лишь одно - смерть.

– Я попрошу помощи у бабушки, как только смогу.

Бабушка. Вот кто должна быть королевой. Суровая, но справедливая, шипастая, но чудесная - истинная роза. Маргери всегда хотела быть похожей на нее, а не на свою мягкую и нежную леди-мать. В глазах бабушки Оленны горел яркий огонь даже не смотря на большой возраст, а из уст всегда глаголила едкая истина - неприятная столь многим, сладкозвучная столь малым. И, да, она могла помочь. Она могла стать тем, кто своей когтистой рукой смог бы вытащить юную розу из любой неприятности. Но вряд ли она сможет доказать непричастность Маргери к смерти Джоффри. Была маленькая загвостка - Серсея Ланнистер. Жуткая королева-мать, которая вцепиться в любую возможность подставить невестку. Готова ли она была пожертвовать сыном ради этого? Кто знает.

Лорас все еще говорил, глядел с любовью, желал помочь сестре, которая все так же невидящим взглядом смотрела ему в глаза, практически не шевелясь, желая остаться непоколебимой внешне, когда уже надломилась внутри. Хотя бы сделать вид, подобный юной леди из знатного дома.

– Кто там?

Глаза девушки снова впериваются в дверь, руки подрагивают, в лице ни кровинки. Ей страшно, так страшно и жутко, что хочется, как в детстве, по темным коридорам прошлепать до комнаты матери, зарыться к ней под одеяло и нащупать ее теплую мягкую руку, прижаться к ней щекой и уснуть, зная, что все хорошо и монстры из-под кровати не посмеют тронуть ее и маму.

А сейчас мамы рядом нет, да и самой Маргери не пять лет. Ей шестнадцать, она вдова королей Ренли и Джоффри Баратеона, первых этого имени. И девочка, которую не научили, что делать, когда к тебе в дверь ломится королевская стража, чтобы забрать на допрос, а затем бросить в темницу. Ее не научили. А жаль.

+5

7

[indent] Доверять никому он не мог. Неизвестно, кто из золотых плащей служил только ему, а не докладывал за спиной у командующего Варису или самой Серсее, поэтому рыцарь отправился один. Благо во дворце стояла неразбериха - смерть государя переполошила всех и вся: служки бегали и натыкались друг на друга, благородных так вообще не было видно а стражи были оттянуты на внешние стены Красного замка и патрули. Аддама словно не замечали, лишь задерживали взгляд на засохших уже пятнах крови на его доспехах и плаще. Ну, хотя бы лицо от крови он умыл. Хорошо у сонного пажа была свежая вода. Не хотелось бы пугать леди Маргери ещё больше.
[indent] Гвардейцы в зелёных плащах действительно находились в нужном ему крыле. Один с лычками спросил цель его визита, но, услышав о подозрениях королевы и его цели препятствий чинить не стал, больше того - проводил до покоев благородной леди, после чего удалился на свой пост с беспристрастным видом под удивлённым взглядом сира Аддама из под поднятой брови. То ли королеву побаиваются. то ли я чего-то не знаю... Был только один способ проверить...
[indent] Чёрная латная печатка командующего тяжело стукнула в дверь. Раз, второй, третий. Казалось время тянулось медленно, а может просто дверь не спешили открывать. Постучал повторно - дубовая дверь глухо вторила его стуку. Кто там? - раздался совсем не женский голос с другой стороны. Напряжение нарастало, Аддам терял терпение Хотелось поскорей разобраться со всем. вот только сейчас ему стоит быть как никогда ранее деликатным. А ещё предстояло убедить миледи что он ей не враг. Кто ты сам, семеро тебя дери?
[indent] - Сир Аддам Марбранд, командующий городской стражей. - ответил он так, чтобы было слышно в покоях. - Вам нечего опасаться - я один. Нам с леди Маргери срочно необходимо побеседовать.
Этот голос из-за двери, кажется он был знаком Марбранду.
[indent] Ну конечно, кто же защитит сестру в таком случае лучше Рыцаря Цветов?!
[indent] - Сир Лорас, мы виделись на турнире десницы. Клянусь рыцарской честью я не причиню вреда вашей сестре, но времени мало. Оставалось только надеяться, что Тирелл не забыл его и внемлет словам Аддама, иначе придётся созвать стражу и действовать с позиции силы. Но проливать кровь ему бы сейчас не хотелось и вообще ставка шла на то, что Тиреллы поверят в план рыцаря и всё сделают правильно. А Райем должен успеть.

+5

8

[indent] На долю секунды Лорас сознает всем своим естеством, как мало отделяет его и сестру от людей по ту сторону двери. Несколько дюймов древесины, некрепкий замок да кончик его меча, выставленный вперед – разве этого достаточно, чтобы уберечь их? Но если разум его готов распознать бессилие, то сердце, полное возмущения, отказывается.
[indent] Из-за двери слышится знакомый голос: Марбранд. Плечи Лораса будто судорогой сведены, настолько неподвижно он застыл, стараясь распознать: есть ли кто-то там помимо командира золотых плащей? С одной стороны, зачем ему отряд, чтобы задержать беззащитную девушку… а с другой, сир Аддам был бы дураком, отправившись на арест в полном одиночестве. Не мог же он думать, что Маргери смиренно отправится в свои покои горевать о покойном короле в полном одиночестве? Или… или он действительно пришел не для того, чтобы забрать сестру?
[indent] Лорас невольно фыркает. Он прекрасно знает, какой из Аддама рыцарь – верный пес на золотой цепочке Ланнистеров! Служащий Тайвину Ланнистеру в большей степени, чем королеве-регенту или её детям. Хотя, быть может, именно потому он и не хотел бы проливать кровь.
[indent] – Кто вас прислал, сир Аддам? – вопрос призван скорее потянуть время, чем повлиять на их дальнейшие действия. Серсея могла просить головы Маргери без суда, Тайвин мог требовать её пленения до выяснения дальнейших обстоятельств. Ни того, ни другого Лорас позволять не собирался. – Зачем вы здесь?
[indent] На самом деле, добавляет про себя юноша.
[indent] Оглядываясь на сестру, Лорас подходит к двери и присаживается на одно колено. Самому себе он кажется мальчишкой, играющим в гляделки со старшим братом; в проеме узкой замочной скважины виднеется только рукоять меча на бедре сира Аддама. Если ли кто-либо у него за спиной, неясно, но и соответствующего шума – лязга вооружения и шороха одежд – Лорас расслышать не может. Ему вдруг чудится, что мужчина вот-вот наклонится. Мотнув головой, чтобы отделаться от мимолетного испуга, Лорас выпрямился.
[indent] – Я не доверяю ему, – шепотом обращается юноша к Маргери. – Но если пожелаешь, я его впущу.
[indent] Ему не хотелось бы перекладывать решение на плечи сестры, да и вовсе не хотелось бы пускать Марбранда вне зависимости от того, посчитает ли нужным Маргери с ним говорить или нет. Но он должен спросить её хотя бы потому, что не знает – быть может, у неё есть причины согласиться на переговоры с командующим городской стражей? «Времени мало» повисло в воздухе невнятной угрозой, более пугающей оттого, что не имело пока что ясного выражения. Для вдовствующей невесты карающая длань королевской семьи могла уготовить какой угодно исход.

+4

9

А ей все слышался звон и лязг мечей за дверью. Перепуганный разум выдавал чуть ли барабанный бой, сулящий Маргери лишь горе и потерю. Гулко бьющееся сердце, казалось, вот-вот вырвется из груди, шлепнется на пол в поклоне перед стражниками, стучавшими в дверь. Облегчит им работу, облегчит участь своей хозяйки.

Но за дверью бой колоколов нарушил один единственный голос. Спокойный, прямо-таки успокаивающий. А все остальное - просто мираж, просто наваждение. Девушка обхватила пальцами платье, сжала кулаки. Голос и имя принадлежали очень знакомому ей человеку, но вспомнить она не могла. А вспомнить было нужно и как можно скорее - от этого зависел дальнейший исход событий.

Кто вы, сир Марбранд? Человек чести? Или быть может, очередная игрушка в руках львов? Я помню, я помню, что слышала о вас, но кто вы, какой же вы человек?

- ...Клянусь рыцарской честью я не причиню вреда вашей сестре, но времени мало.

Времени и правда было мало. Время ускользало, рассыпалось на части, превращалось в шепот дворца. Шепот источавший одну лишь истину: "Король мертв, а убила его невеста". Так и будет, так и будет, потому что времени мало. Лорас поворачивается к сестре, взгляд его тревожен, но сам он храбр, так храбр, что юная Тирелл не в силах дышат, глядя на своего брата. У них нет той порочной, но крепкой связи между близнецами Ланнистер, ежели верить слухам, но зато у них есть братско-сестринская любовь. Тысячи мгновений любви, разговор, доверия. Любовь, которая движет Лорасом, стоящим чуть ли не в боевой стойке, Маргери, всей душой верящая в силу своего брата. Их глаза встречаются, а на тихий вопрос брата девушка робко кивает.

- Впусти его, - еле шепчет розочка, делает шаг к открывающейся двери. Видит входящего рыцаря и шумно вздыхает.

Сир Марбранд всецело предан Ланнистерам. Именно его она видела всякий раз при Тайвине Ланнистере в тронной зале, видела разговаривающим с Джейме Ланнистером. Окруженный львами. Укрытый их золотой дланью. Девушка отшатнулась, сделала два шага назад и снова вздохнула. Надо что-то придумать, нельзя просто стоять и молчать. Я Тирелл, внучка Королевы Шипов, дважды невеста, единожды сама королева. Негоже мне стоять и лупить глаза. Нужно думать. Девушка выставила перед собой ладонь, сим жестом призывая к тишине. Маргери изучающе смотрит на командующего городской стражей, анализирует. Кому он служит? Тайвину или его дочери? Даже бабушка Оленна, а она знает, каковы на вкус Ланнистеры, по-своему уважает Хранителя Запада, считается с ним. Я знаю его как более сдержанного льва всей этой семейки. А вот если он здесь по приказу Серсеи... Этой безумной, злой женщины, то ни о каком здравом смысле и речи идти не может. За правосудием или кровью пришел сюда сир Марбранд?

- Прежде, чем что-то сказать, я хочу кое о чем спросить вас, - голос подрагивает, но властные нотки, спасибо Семерым, не исчезли из ее тона, давая возможность девушке крепнуть под звук своего голоса, веря в свою храбрость и власть. - Хочу спросить вас лишь об одном: кому вы служите? Деснице коро...ля, - о, боги, король мертв! - или же королеве-регент?

+5

10

[indent] Когда долго не спишь всё вокруг словно ненастоящее. Всё вокруг предстаёт эдаким миражом дорнийских пустынь - видимое но не осязаемое. Мир, наполненный видениями. Уставшее тело наблюдателя подобного не спит, но и не бодрствует. Иногда с этим состоянием можно бороться. Испытывающий сильные эмоции человек может выбраться в реальность. особенно в силу побуждающих обстоятельств. Их, благо, предостаточно...
[indent] Тем временем терпение рыцаря таяло как лёд под весенним солнцем. За кого они меня принимают? Разве я пришёл сюда отвечать на вопросы из-за двери? Или может они всё-таки имеют причастность... К дьяволу! - острой головной болью отдавалась каждая мысль в голове - последствия нескольких бессонных ночей и изнуряющих допросов и задержаний. Сейчас хотелось одного - напиться и уснуть на сутки. Несбыточная мечта так и не успела вылиться в сколько-нибудь осязаемую мысль, оставшись плавать где-то далеко от действительно насущного. Очень далеко. И от этого, собственно, терпения не прибавлялось.
[indent] - Сир Лорас, будь я настроен враждебно - двери бы между нами уже бы не было. Вам и вашей сестре просто жизненно необходимо выслушать меня. А мне жизненно необходимо выслушать леди Маргери. Понять, правдива ли она. И тянуть время.

[indent] Долго ли размышляли господа Тиреллы, или Аддаму настолько нездоровилось, но время тянулось со скоростью крадущейся черепахи. Разум блуждал где-то далеко и дверь в конечном итоге расплылась туманными сгустками, оставив за собой медленно заполняющуюся знакомыми очертаниями темноту. Вот покосившаяся харчевня близ разъезда: горячая ячменная похлёбка и густой тёмный эль, улыбчивый в оба своих целых зуба хозяин, изящно шныряющая меж столов осиная талия его дочки... Открывшаяся рывком дверь заставила вернуться рыцаря в реальность. Тоже рывком. Секунду помедлив, он вошёл внутрь просторной комнаты. Мебель, шторы, покрывала, ковры, - всё говорило о принадлежности Тиреллам золотом и зеленью. Гобелены изображали исторических знаменитостей Простора и, собственно, всё семейство теперешних представителей дома.
[indent] Проходя внутрь Аддам чуть было не наткнулся на меч, выставленный Лорасом. - Вам стоило с таким пылом защищать короля, гвардеец. Сейчас меч вам немногим поможет.

[indent] Было неловко смотреть Маргери в глаза, ведь это из-за него королева знает о её присутствии в момент убийства. Конечно, Серсея и сама бы узнала об этом, но может если бы с новостью удалось повременить... Зачем себя обманывать? Узнай она позже - отравила бы её а поминках. К тому же нельзя было оставлять без внимания ту вероятность, что леди Маргери могла быть причастна  а то и виновна в убийстве. Но, изучая красные от слёз глаза, съёжившиеся от страха плечи и дрожащий голос девушки Аддам всё меньше и меньше верил в подобное.

[indent] Опять... Снова темнота. Усилие воли разорвало вуаль мрака, свет вновь проник в его глаза. Он сделал шаг навстречу ей. Второй. Почувствовал загривком, как сзади напрягся Лорас. В глазах Маргери промелькнул испуг и вся напускное величие её жестов исчезло. Но рыцарь лишь присел на край кровати. Пожалуй стоит посетить мейстера позже...
[indent] Вопрос конечно хороший: кому же служит он? А кому вообще можно служить в этой стране? Одних королей пять... четыре.
А ещё королевы, десницы, лорды, рыцари...
Устав городской стражи определял: "Командующий городской стражей Королевской Гавани (далее именуемый - Командующий) напрямую подчиняется Мастеру над законами Малого Совета." Ну, само собой, приказы исходили от десницы, короля и королевы. Если забыть о "просьбе" Серсеи и "разрешения вопроса с предателями" от покойного короля  Аддама на должности в общем-то королевские особы не беспокоили. Куда плотнее приходилось работать с сиром Киваном. Лорд Тайвин же был частенько занят и, в общем-то, особых поручений не давал. Возвращаясь к вопросу о том, кому служит сир Аддам Марбранд с большим успехом можно заявить следующее: - Я присягнул лорду Тайвину и только ему. Он стремиться как можно скорее покончить с этой дурацкой войной - я тоже. Аддам принялся массировать виски - головная боль не на шутку сбивала с мыслей. А стараниями королевы Серсеи эта война может стать ещё более дурацкой и кровопролитной. Закончив с висками Аддам посмотрел на Лораса, затем в глаза Маргери. Королева послала меня прогуляться с вами, миледи, по Пути Предателя в покои Королевского Правосудия. - невесело промолвил рыцарь. Но мне, как видите, недосуг такие прогулки. - уже с помятой улыбкой продолжил он. Я отправил весточку старшему льву. А теперь, миледи, расскажите мне наконец какого дьявола во имя Семерых произошло с королём?

Отредактировано Addam Marbrand (2017-07-04 23:41:21)

+5

11

Стало ли ей легче, после слов сира Марбранда? Скорее да, чем нет. На нее резко навалилась усталость, захлестнувшая все ее тонкое тело, бессознательно девушка нащупала руку брата и крепко сжала ее. У Маргери была надежда. Но зыбкая, очень зыбкая. Меж двух огней, меж двух львов. Тайвин, хоть и дожил до относительно преклонных лет благодаря своему уму и хитрости, все же оставался Ланнистером, которые, как всем известно, стояли за свою семью до конца. Разжалобит ли материнское сердце Серсеи его или все же холодный разум не даст взять верх чувствам? Об этом Тирелл могла лишь гадать. Гадать и всеми силами держаться за хрупкую соломинку, что сир Марбранд, сам того не зная, протянул ей, по горло тонущей в крови.

- А теперь, миледи, расскажите мне наконец какого дьявола во имя Семерых произошло с королём?

Сердце ухнуло куда-то далеко вниз, напряженный взгляд девушки недвижно уставился в серьезные и усталые глаза рыцаря. Что она могла рассказать? За то время, что прошло после смерти его величества, девушка уже и сама не знала, что произошло. Верить ли тому, что видели ее глаза? Верить ли тому, о чем думал разум? Верить ли...

Она вдруг вспомнила одного из рыцарей Радужной гвардии. Синего рыцаря. Высокую нескладную девушку, с соломенными короткими волосами, некрасивым лицом и чрезвычайно влюбленным взглядом, которым она одаривала Ренли Баратеона, ее мужа. Вспомнила тот день, когда он умер. И ее рассказ. Рассказ о тени, убившей короля Ренли, внезапно, быстро, без каких-либо свидетелей, кроме нее самой. Верила ли Маргери Тирелл в то, что короля убила Бриенна Тарт? Да, до сего момента. Сейчас она засомневалась. И испугалась, потому что поняла, что ей никто, никто не поверит, а теперь она не верила самой себе. И все же... Все же нужно было рассказать что-то, начать плести легенду, чтобы и Лорас, пока мог, слышал ее и сумел бы передать родным.

- Я... Сир Марбранд, вы должны понять, что все произошло слишком быстро. Но я прошу поверить вас в то, о чем поведаю - иной правды у меня нет. Король позвал меня в свои покои обсудить свадьбу и пригласить на прогулку. Заговорив о цвете платья, я поделилась с... Его Величеством своим желанием - платьем цвета левкоев, что растут у него под балконом. Мы вышли туда и, когда я перегнулась на край балкона, чтобы посмотреть на пейзаж... Он уже падал, - холодок пробежал по ее телу, покрывая его мурашками, доводя губы до сочной синевы страха, - падал так стремительно и в то же время медленно... Я обернулась на звук в покоях и увидела мужчину, - девушка бросила короткий взгляд на брата и лишь крепче сжала его теплую руку. - Он был средних лет, длинные волосы темного цвета. На нем был темный плащ. Он приложил к губам палец, увидев мой взгляд, а на бедре блеснул кинжал... Я оцепенела, шокированная произошедшим и напуганная...

Она тихо охнула, закрыла лицо руками и села возле рыцаря на кровать, сжавшись в комок. Молчала, слушала молчание. А потом, подняв лицо, посмотрела на сидевшего рядом мужчину. Сердце клокотало, щеки сжигало огнем, голос дрожал. Но рука, ее тонкая мягкая рука, нежно коснулась его предплечья, проникновенный взгляд блестящих от слез глаз вглядывался в лицо мужчины (а проймет ли его это?). Маргери сглотнула, прикусила тонкую губу и прошептала, легонько сжимая его руку:

- Вы ведь мне верите, правда?

+4


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Танец драконов » 1.65 Королевская Гавань. The Lady and Her Knight


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC