Barbrey Dustin

«Не стоило ему покидать Курганы. О, почему же он не остался с ней? Нет. Неверно. Она забывается. Домерик был не ее сыном, он был сыном Бетани. Домерик был не ее. Домерик был Русе.
Она не знала, каково иметь собственное дитя, наследие от твоей плоти и крови, не знала, каково быть матерью дочери или отцом сыну; каково видеть свое продолжение в другом лице из года в год и в один миг лишиться этого. Невообразимо. Ей бы поблагодарить богов, что не дали ей подобной судьбы.
— Я сожалею, — дрогнувшим голосом говорит она зятю, и это дается ей в разы тяжелее, чем все предыдущие слова вместе взятые».

For where your treasure is

Малый совет

Catelyn Stark - Мастер над законами
Leonette Tyrell - Мастер над шептунами
Taena Merryweather - Великий мейстер
Jon Snow - Лорд-командующий Королевской Гвардией



АНТИСПОЙЛЕРНАЯ ПОЛИТИКА

Совет Робба Старка!
Краткий сюжет

Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Game of Thrones ∙ Bona Mente

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Танец драконов » 2.14 Черный замок. And All the Nights to Come


2.14 Черный замок. And All the Nights to Come

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Участники эпизода в порядке очереди написания постов: Джон Сноу и Эйрлис Селтигар.
2. Хронологические рамки: 300 года, конец первого месяца.
3. Место действия: Черный замок.
4. Время суток, погода: смех стынет в горле. Если кому-то вообще смешно.
5. Общее описание эпизода: Три оружия против Иных: обсидиан, валирийская сталь и, конечно, огонь. Но кострами и факелами, как ни старайся, армию мертвых не одолеть.
Три головы дракона, три легендарных рога. Один из них Красная Жрица уже нарекла проклятым, но откуда ей знать все тайны магии?

+2

2

[indent] Вечер схлопывается железными дверцами, высвеченный ало-красным, охваченный оранжевыми сполохами – пересекающиеся линии на синем льду. Джон смотрит со Стены вниз, на белоснежную равнину, на черную линию деревьев вдалеке, на далекую тонкую ниточку костра. Если бы не последняя, он бы запросто поверил, что мир по ту сторону совершенно мёртв. Если сощуриться, можно разглядеть цепочку следов от ворот до опушки... но нет, конечно. Ничего подобного увидеть отсюда нельзя, он просто знает, что ровная линия вдавленных лошадиными копытами следов там есть. Потому что сегодня Вель взобралась в седло гнедой кобылы и отправилась за Стену. И снег не шел.
[indent] Снег пока не шел.
[indent] Снова и снова он возвращается мысленно к вечеру, к тусклому отсвету факелов, к собственным словам, отдалившим его от Винтерфелла раз и навсегда. Я не могу – так, кажется, он сказал? Я не могу, мой лорд. Мой король. Иначе я перестану быть собой, а собственная честь, целостность ума и действия – единственное, что держит меня здесь (этого он не говорил, только размышлял, уставясь на деревянные кольца столешницы).
[indent] Сон, в котором он примерял латунный венец и осматривал залы и коридоры родного замка, истаял и сменился старым, давно ему известным: крипта, каменные фигуры Старков, пыль и прах, ноющая тоска, тягостное чувство, словно он что-то упускает и никак не может ухватиться. Хотя бы за краешек истлевшей робы, за рукоять поржавевшего меча...
[indent] По пробуждении лоб его покрыт испариной, и черные пряди липнут к потной коже.

[indent] Джон знает, что ему пора бы возвращаться вниз, но никак не может заставить себя оторваться взглядом от горизонта по левую сторону, где блуждает дымка вокруг горных вершин. За последние недели ему удалось выбраться из тупого оцепенения. Поступок Сэма Тарли помог ему вырваться из объятий постоянного, каждодневного отчаяния, тихой, печальной больности, сопровождающей его уже долгое время. Когда на плечи его упала ответственность – боги, такой он не просил и не ждал! – Джон невольно поднял голову и закусил брошенные ему удила.
[indent] Лорд-командующий. Какое тяжелое, тяжкое звание, терновый венец, когда-то казавшийся ему логичным путем его угольно-черного пути. Джон предпочитает быть честным с самим собой, а потому признает, что хотел этого. Но ни в коем случае не ожидал, что получит эту должность в шестнадцать лет, после того, как предал Дозор, после того, как метался по Стене в попытках спасти свой новый дом, после ненависти и отчуждения, после прихода южного короля... нет, Джон надеялся, что произойдет нечто, что повернет русло выборов, позволит достойному человеку занять место Джиора Мормонта. Однако он, он, Джон Сноу, лорд Сноу, он?...

[indent] – Добро пожаловать в Черный Замок, – его голос – будто промерзшая земля, рубит слова коротко и ясно. Вежлив настолько, насколько этого требуется, и ни в коем случае не любезен. В красных глазах жрицы блестит его отражение. И – понимание. Ни для кого не секрет, что, будь его воля, ноги Станниса и его свиты бы здесь не было. Леди Селиса выглядит недовольной.

[indent] Из прибывших женщин его внимание сразу же привлекает жрица. Властность и сила, уверенность и убеждение, слова крутятся на языке у Джона и ни одно из них не передает вполне, что собой представляет Мелисандра. Огонь в обманчиво прекрасном облике. Опасное, самовольное пламя. Единственное, чего ему понять не удается – так это причины, по которой жрица следует за Станнисом Баратеоном. Почему он? Из всех королей и королев Вестероса, а видят боги, их немало, почему именно он? От солдат Станниса Джон знает слухи: Азой Ахай, избранный, пророчество... Казалось бы, вера его, в старых богов, – дикая, издревняя, – ему должно быть просто поверить в существование пророчества и его истинность. Однако, глядя на высушенное серое лицо Станниса, Джон не мог не задаватья вопросом: он? Избранный?.. Неисповедимы пути судьбы.
[indent] За спиной заскрипел ворот, накручивая цепь. Клетка поднимается, спокойно констатирует Джон, в который раз напоминая себе, что ему пора спускаться – в скором времени накроют обед, и его обязанностью будет сидеть подле леди Селисы, Мелисандры и леди Селтигар, предлагая им скудную пищу и ещё более скудную беседу, ведь о чем им, в самом деле, говорить? У Джона много вопросов: о намерениях короля, о событиях в Дозоре-у-Моря, о Белой Гавани... но он сильно сомневается, что получит на них ответы.
[indent] Хотя, бесспорно, попытается.
[indent] Эйрлис, белокурую бледную девушку, он и не принял во внимание, сосредоточившись на молчаливой королеве и её красноволосой спутнице.

[indent] Грохот цепи умолкает, чья-то легкая поступь вдавливает грязный снег.
[indent] – Леди Селтигар? – Джон не скрывает удивления в голосе, не считает нужным: почему она здесь? Из любопытства? Или это намеренный визит?

+4

3

- Лорд-командующий, - отзывается она тоном, резко диссонирующим с его очевидным удивлением от ее присутствия. Голос ее отдает спокойным холодом валирийской стали, точно так же, как вся ее внешность выдает инородное происхождение; сапфировые глаза чем-то схожи с глазами Ходоков, какими Эйрлис их видит в своих снах. Куда бы она ни пошла, куда бы ни ступила – везде скажется ее чуждость, поэтому нет никакого смысла делать вид, что она своя, и из-за этого Эйрлис нравится Стена – места неуместнее для валирийки высокого дома не придумаешь. Здесь можно не особо-то и делать вид. К тому же, сил делать вид у нее нет – все уходит на сдерживание воспалённых нервов при полном отсутствии трав их Волантиса в драгоценном мешочке и не проходящей бессоннице. Ее слегка лихорадит, нижнее платье ее все влажное и за каждым углом ей чудятся вещи, какие обычно она видит во снах, но в остальном валирийка все так же недосягаема и непостижима.
Лорд-командующий Джон Сноу ей не чудится точно. Как и зверь на гербе его отца. «Следуй за волком», - звучат в голове слова ее королевы, сказанные ею на этом же самом месте, пусть и в другой реальности, пусть и не понятые до конца, ни тогда, ни теперь. Эйрлис не понимает всего, – она никогда не собиралась уделять этому должное внимание, – но, наученная своими снами, в случайности не верит: Стена сводит ее с ума, Красная жрица ведет разговоры об Азой Ахае, маленький мальчик Старк ведет собственные разговоры, безотчетно схожие с мироощущением самой Эйрлис, трехглавые драконы дышат пламенем слишком далеко от Вестероса, в старых северных свитках говорится о магии детей леса и зеленых снах, и шестнадцатилетний лорд-командующий, кажется, во все это как-то втянут. Плохо, что Эйрлис не знает, как. Хорошо, что Эйрлис не знает – у нее бы не было предлога заставать его врасплох на вершине ледяного сооружения, а игр Мелиссандры, покорности Селисы и замкнутости глухих, мрачных стен Селтигар больше не вынесет. Уж лучше липкое нижнее платье и грязноватый снег на вершине Стены. И недоумевающий лорд-командующий.
- Эти стены, говорят, слеплены при помощи древней магии, - чуть нагибаясь над краем белой бездны, замечает валирийка в пустоту. – У меня есть рог, созданный похожей силой, - синие глаза ее обращаются к собеседнику. Она умалчивает, что рог уже в распоряжении жрицы. Умалчивает так же, что без нужного человека он совершенно не нужен. – Похоже, все это одинаково бесполезно против того, что там, - хрупкий палец указывает на горизонт, за Стену, туда, откуда идут они, несущие зиму. – Когда наступит зима, лорд Сноу? Ходят слухи, вы ее видели. – Неприятно признавать, что она, пусть тоже видела, но совсем не в курсе – так сложно разобраться в области, где нет советчиков. Короткие разговоры с Красной жрицей, больше похожие на дискуссию, размытые очерки обо всех богах Вестероса и Эссоса сразу, до смешного похожих и абсурдно-различных – Эйрлис делит это безумие, называемое северянами зелеными снами, только с самой собой, и, кажется, все записи врут, никто и никогда их не видел так, как видит она.
Потому Селтигар так интересует Бран Старк, появившийся в ее жизни на короткое мгновение и даже не подозревающий об этом. Потому ее так интересует каждый, с ним связанный. Прочих волков она не знает – слыхала, она все умерли. И где-то глубже лежит ее любопытство к миру: те древние боги Валирии, с которыми она жила всю жизнь, нечаянно явившиеся ей здесь, на Севере, в самой далекой от дома точке. Она чувствует все, что здесь, и больше всех верит в могущество этих стен; огненная жрица проповедует огонь, но Эйрлис чувствует силу льда, и ей хочется сказать, что пламень – велик, потому что он суть ее королевы, но с очевидным не поспоришь.

+3

4

[indent] Лорд-командующий, – говорит голос звонко и чисто, давнее-давнее слово, которым укрывали плечи многие мужчины до него, и которое теперь принадлежит ему, шестнадцатилетнему мальчишке. Джон, поначалу вздрагивающий (ему всё казалось, что за «лордом» последует приевшееся «ворона», что в озвученной запятой или восклицательном знаке послышится насмешка, и насмешка была, а бывало и искреннее уважение), поначалу принимавший это звание как незаслуженную подачку, постепенно с ним свыкался.
[indent] – Добрый вечер, леди Эйрлис.
[indent] Закатный огонь отчетливо полыхает в её синих-синих глазах, наверное, таким было море, омывавшее берега Валирии и такими были глаза среброволосых девушек, купавшихся в теплых заливах.
Селтигар – старое, старое слово, верно, старше, чем Стена, а может, даже старше, чем Старк.
[indent] – Так говорят, – покладисто соглашается Джон, не вполне понимая, к чему клонит девушка. В свое время он ожидал отыскать здесь, на Стене, некую древнюю могущественную силу, однако всё, что нашел – ужас и смерть по ту её сторону. Он надеялся, что легенды не врут, и что в этот лёд вплетена магия. Иначе все они обречены.
[indent] Рог?
[indent] – Какой…
[indent] Она и не слушает его, она протягивает руку и пальцы её вот-вот коснутся дымки на горизонте. Джону не нравится манера речи Эйрлис, её студёный голос, слишком старый для такой молодой девушки, будто острая галька впивается в кожу.
[indent] – Зима уже наступила, – довольно резко обрывает он её, внимательно и без доброты глядя в морские глаза. – Не стоит обращать внимания на слухи, миледи. Если вы хотите услышать о том, что я видел за Стеной, вы можете спросить меня сами.
[indent] Ему и без того достаточно сплетен, коими полнились стены Черного замка; можно подумать, это был не легендарный Ночной дозор, а сборище болтливых баб. Джону очень хотелось бы знать, сколько из того, что о нем говорят, напридумывал Сэм, а сколько – остальные братья. В его репутации предателя-героя уже черт сломит в поисках правды.
[indent] – Вы упомянули некий рог, леди Эйрлис. Расскажите о нем?
[indent] Он смягчает голос, будто жалея, что был слишком груб, хотя это и не было так. Он не понимает Селтигар, не может понять: она как та Стена для него, ледяной силуэт, и что бродит в её мыслях, ему неясно. Зачем она вообще поднялась сюда? Постоять на пронизывающем ветру? Однако слова её заинтересовали. Джон слышал уже о волшебных рогах, вот только ни один из них, по-видимому, таковым не оказался. Мансов рог, которым он грозился разрушить Стену, разрушил разве что самого Манса, подарив ему ложную уверенность. Рог, принесенный Сэмом с Кулака Первых Людей, тоже не выказал никаких удивительных сил, и даже звука из него Сэму выдавить не удалось.
[indent] Так что же это за третий рог, или, может быть, Рог (может, хоть один из них окажется в самом деле магическим, может, валирийка достанет его из-под плаща, дунет и осыплется под их ногами Стена? Джон прикусил губу, сдерживая нервный смех).

+4


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Танец драконов » 2.14 Черный замок. And All the Nights to Come


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC