Game of Thrones ∙ Bona Mente

Объявление

Arya Stark

«Жаль, что она сама не убила этого слизня в короне. Что не видела его лица в ту секунду, когда он понял, что смерть стоит перед ним. Наверняка он пищал как плаксивая девчонка и молил о пощаде, как в тот день, когда Нимерия едва не отгрызла ему руку. Жаль, чудовищно жаль, что Арья не смогла в этот момент громко расхохотаться в его холеное лицо — так, чтобы смех Старка был последним, что он слышал на этом свете».

Birds and Wolves

Малый совет

Catelyn Stark - Мастер над законами
Leonette Tyrell - Мастер над шептунами
Taena Merryweather - Великий мейстер


Краткий сюжет

Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Танец драконов » 1.78 Белая Гавань. In the Middle of Nowhere


1.78 Белая Гавань. In the Middle of Nowhere

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Участники эпизода в порядке очереди написания постов: Сильва Сантагар, Элия Сэнд, Джулиан Кворгилл, Винафрид Мандерли, Вилла Мандерли и Джайлз Сангласс.
2. Хронологические рамки: начало 12 месяца, через пару дней после прибытия дорнийцев.
3. Место действия: небольшой островок недалеко от Белой Гавани.
4. Время суток, погода: первая половина дня, солнечно, но ветрено и холодно.
5. Общее описание эпизода: Север и Дорн — два самых независимых королевства Вестероса, столько редко, меж тем, имеющие между собой что-то общее, но фигурки кайвассы поменялись местами, и теперь южные принцы имеют дело с Молодым Волком, венчавшим себя по праву древних Королей Зимы. Политика, впрочем, не единственное, что в этой истории любопытно: вьются между собой ниточки новой истории, ложась в красивый и сложный узор. Две русалки, две дорнийки и два искателя приключений — с такой компанией недолго попасть в приключение.

+4

2

В Дорне приходилось вставать рано. Солнце почти сразу начинало жарить настолько беспощадно, что не было шансов скрыться от него за тонкими занавесями на окнах или покрывалами на кроватях. Спать в такой духоте было невозможно, потому многие обитатели Дорна были ранними пташками, оставляя себе несколько часов сна, когда их смаривал жар или ласкала прохлада.
На Севере же Сильва с трудом открывала глаза, чтобы не показаться неисправимой лентяйкой. Здесь все было иначе, и хотя солнце, когда выходило, сияло ярче дорнийского, оно совершенно не грело, а холодные порывы ветра заставляли кутаться в теплый плащ, не говоря о количестве исподнего и теплых юбок, которые следовало надеть на себя, чтобы не замерзнуть. Изо всех сил дорнийка старалась сверкать улыбкой, но пока лишь приходила каждое утро к не самому радужному настроению. В какой-то момент ей даже показалось, что вся затея принца была бессмысленной, придуманной лишь для того, чтобы наказать строптивую фрейлину. Правда, потом Сильва вспоминала, сколько было потрачено на эту поездку, да и Элия своим присутствием намекала на то, что все совсем не так. И снова надевала на лицо лучезарную улыбку, скрывая за этим то, как мерзла и уставала от белизны чужого дома.
Ей хотелось в своей дом. Ей хотелось туда, где жарко и привычно. Сильва не представляла, что может так сильно тосковать по Дорну, тем более, что поначалу ее вполне захватила идея поездки – когда прошел страх, она даже мысленно торопила ветер, чтобы быстрее привел ее к цели. Путешествие, хоть и полное безделья и однообразных дней, было менее тяжелым, чем сейчас пребывание в Белой Гавани. Но Сильва не собиралась никому показывать то, как сильно сейчас ей хотелось вернуться.
Ну или хотя бы спрятаться за спину Кворгила, бросив на него все право думать и решать.

Памятуя о своей роли девушка радостно щебеча подхватила идею Винафрид отправится на прогулку на следующий день. Хотя при мысли о том, что под ногами будет качаться палуба, Сильву слегка замутило. Оставалось надеяться, что теперь само пребывание на судне будет гораздо короче, а потом спокойнее будет перенесено. Лишь потом, когда за ней закрылась дверь комнаты, Сильва со стоном стянула обувь, которая казалась ей после сандалий такой неудобной, и чуть не расплакалась от желания никуда завтра не отправляться, но провести хотя бы один день в постели. Ей настолько было тоскливо, что она даже не подумала наведаться к Джулиану, который был прекрасным излечением от тоски. Вместо этого она закуталась в одеяла, проваливаясь в сон, в котором снился Дорн. А наутро проснулась с мыслью «я туда не вернусь».
Когда она вышла к хозяевам, уже готовым к путешествию, то улыбалась. Как обычно, задорно сверкала глазами, серебрилась смехом, звенела браслетами и гордо вздергивала подбородок, косясь любопытно в сторону молчаливого Сангласса. Возможно, Крапинка ошибалась, но ей казалось, что мужчина проявлял к леди Винафрид совсем не обычную вежливость, но вполне закономерный интерес. Что ж, Сильва прекрасно понимала Джайлса, старшая из русалок была хороша собой и очень обаятельна, чем пробуждала в дорнийке не меньший интерес. Это немного подняло Сильве настроение, настолько, что она легко смогла его скрыть от северян да от Элии. От Кворгила девушка в принципе ничего не пыталась скрывать.

- И сколько времени займет путешествие до острова, лорд Сангласс? – Поинтересовалась Сильва у «лодочника», хотя под руку без тени смущения и стеснения подхватила Винафрид. – И что нас там ждет, дорогая Винафрид? – Теперь уже вопрос был адресован старшей сестре.

Отредактировано Sylva Santagar (2017-02-22 11:42:49)

+6

3

- Море в это время года здесь далеко не спокойное, леди Сильва, - ответил Джайлс, хотя дорнийка недавно приплывшая в Белую гавань и так должна была знать. – Но если ветер не перемениться, мы увидим Сладкую Сестру раньше, чем   завтрашний закат.

Отправить в плавание к Трем Сестрам, обеих леди Мандерди и дорнийских посланников, под опекой недавно перешедшего на сторону Севера адмирала, на его де собственном корабле. Лорд Сангласс не представлял как внучка смогла уговорить лорда Мандерли дать на это согласие. Но, положа руку на сердце, для него самомго этот морской вояж окупался уже одной возможностью еще раз прогуляться до порта вместе с Винафрид, без многочисленной свиты из замка. Даже не смотря на компанию, впрочем, весьма и весьма изысканную, если не считать Кворгила. Не говоря уже о том, что в плавании у него будет много благовидных предлогов провести время с гостьями и насладиться общением с юной леди Мандерди и ее красотой.

- Пожалуй слишком ты себя распустил, - проговорил вредный голосок в разуме уже преисполнившегося сладких мечтаний Джайлса. Который, впрочем, и так не собирался переходить черту. А уж оказывать знаки внимания прекрасной и незамужней леди, рыцарю самими Семерыми наказано.

«Морж» загодя был готов к отплытию, ожидая только своего капитана и конечно же пассажиров. Как не рад был в душе лорд Сангласс предложению Винафрид, но дел в Белой Гавани у него сейчас было предостаточно. Ведь даже если впереди их ожидает долгая зима, постройка флота угрожала затянуться и того дольще. Да, в Белой Гавани можно было найти неплохих, по меркам Севера, корабелов, но никто и никогда здесь не строил тех кораблей которые будут потребны в грядущей войне. А с людьми все обстояло еще хуже. Да, местные моряки и рыбаки были крепкими людьми, на первый взгляд верными своему лорду и не дураками постоять за себя, но из них надо было собрать команды боевых кораблей, обучить, разбавить опытными моряками нанятыми в вольных городах. К счастью это то ждет пока не будут построены корабли.

С другой стороны плавание «Моржа» к Трем Сестрам продемонстрирует всем от Стены до Королевской гавани, что силы Белой Гавани, а значит и Короля Севера, возросли и теперь их стоит принимать в расчет и на море. Джайлс считал, что может положиться на свою заслуженную репутацию, а значит и корабли, и мечи которые он привел с собой должны изрядно поколебать чашу весов в пользу лорда Вимана. Долина, которой официально принадлежали Сестры, все еще делом не поддержала никого в этой войне, у остатков королевского флота и так достаточно дел, чтобы не соваться в северные воды, а уж на любителей поживиться легкой добычей имя лорда Сангласса должно подействовать. Да и на дорнийцев… Интересно все же, зачем они прибыли на Север, самое далекое от них, и казалось бы ничем не связанное с ними королевство. Всеми планами с новым союзником лорд Мандерли понятное дело не делился, но сам Джайлс почему-то не сомневался, что в Солнечном Копье хотят поскорее узнать обо всем, что посланцы здесь увидели.

Его лучший корабль точно производил впечатление. Он считался большим даже в вольных городах, а уж в Белой Гавани казался просто «Бравосским Титаном». Не говоря уже о его команде. Во время приветственной встречи конечно же все присутствующие видели его капитанов, да и то все лишнее внимание привлек старый Дауда, темнокожий, седовласый выходец с Летних Островов. Северянин и мириец естественно привлекли меньше внимания. А уж  капитаны галер из «Приветной Бухты» и вовсе были и видом и манерами привычны всем. Сейчас же перед леди Мандерли и дорнийцами предстала вся готовая к отплытию эскадра и люди лорда Сангласса, набранные по обе стороны Узкого Моря. Все пристани были заполнены снующими людьми, готовыми к отплытию в любой момент, людьми привычными проводить всю жизнь в море. Были здесь выходцы из каждого королевства Вестероса: высокие светлокожие северяне, соседствовали с пронырливыми выходцами из Королевской Гавани и Штормовых Земель, были здесь мужи и из Чаячьего Города и Солеварен, из Староместа и Айбора. Быди тут и старавшиеся казаться грозными даже на фоне остальных железнорожденные, и смуглолицые земляки леди Сильвы. Виднелись раздвоенные и покрашенные по пентошскому обычаю бороды, и льняные лисийские волосы, и расшитые кружевами мирийские воротники, и выкрашенные в синее и красное гривы тирошцев. Попадались и темнокожие родичи Дауды, и бронзовокожие дотракийцы. Скорее похожие на душегубов, чем на простых моряков, крепкие, звероподобные, страшные, часто с посечеными шрамами лицами, одетые и вооруженные так же разнообразно. Особняком держались отряды вестеросских лучников и мирийских арбалетчиков, эти наоборот держались и выглядели однообразно, что еще больше выделяло их на фоне прочих матросов. Многие кому не нашлось дела в утренем туманном морозе жались к кострам, разведенным на каменных пристанях, подальше от просмаленных снастей.  Но вместе с тем не было ни одного пьяного, никаких следов недавней гульбы или несобранности. Возня и крики на разных языках и наречиях шли строго по делу, и каждый по команде был готов занят свое место.

- Прошу прекрасных леди и их свиту подняться на борт моего судна,
- произнес Джайлс у сходен «Моржа».

+6

4

Подобное открытое неповиновение было скорее частью образа Виллы. Винафрид не была уверена, что кто-то в самом деле смог бы различить продиктованное эмоциями решение младшей и холодно-расчетливый ход старшей из Мандерли. Ей необходимо было время – чтобы все обдумать, все уложить в собственной картине мира. Чтобы разобраться в своих чувствах, в конце концов, потому что дыхание Джайлса опаляло щеки всякий раз, как она видела его, а от лукавого взгляда леди Сильвы не укрывалось это напряжение – и, кажется, оно привлекало ее пуще прочих северных красот. Это была странная, очень странная фигура – и на фоне всех этих бередящих душу волнений предложение Виллы поразвлечься с лордом Кворгиллом казалось все более заманчивым. По крайней мере, с ним все было просто и понятно: флирт не пересекал границы допустимого для леди, и настойчивость Джулиана была тоже весьма умеренной.

Холодно-расчетливый ход – таким его предпочитала видеть сама Винафрид – тем не менее, нравился ей с каждым шагом все меньше. Она почти не стыдится того, что ухватилась за локоток Сильвы сильнее, чем следовало бы, и не опускает носа, ступая мимо моряков с какой-то неуместной чванливой гордостью благородной леди, оставшейся один на один с нищими из самых бедных кварталов. Ей в самом деле почти что страшно, но видит Неведомый – ни за что в этом не признается. В поисках сил и поддержки Винафрид оборачивается назад, ловит взглядом беззаботно щебечущую Виллу, проникаясь в определенной степени завистью к сестре, способной любую угрозу воспринимать со свойственной ей беспечностью. Показной ли? На благо всего Дома Мандерли, в поведении Виллы нет ни единой нотки фальши – она естественна и проста даже в своей беззаботности. Винафрид, однако, знает, какой глубины воды таятся под этими пенистыми волнами-барашками. Дай Семеро, чтобы больше никто не узнал.

Я не была там со времен Восстания Грейджоя, – тянет она немного пространно. Имеется ввиду, конечно, время после восстания, когда лорд Виман посчитал водную гладь достаточно безопасной для любимых внучек. Встретить между Белой Гаванью и Тремя Сестрами хоть одного железнорожденного – дело немыслимое, но даже такому крохотному риску дедушка не был готов подвергать девочек. Быть может, оно и к лучшему? – Для меня это такой же новый мир, как и для вас, леди Сильва.

Если разношерстная команда моряков, разбившихся группками по всему порту, пугала Винафрид, то огромный корабль, к которому привел их лорд Сангласс, внушал если не трепет, то, конечно, доверие. Лорд-чайка не поскупился на свое детище – и старшая Мандерли озорно улыбается, думая о том, как обменяются они с Виллой смешками, оставшись наедине. Юным леди многого не надо, чтобы найти повод для веселья.

На палубу «Моржа» она ступает хозяйкой – отпустив руку дорнийки и шагнув первой. Будто бы осматривая свою новую вотчину, она оценивающе оглядывает моряков и снасти, и пусть мало что понимает в этом деле, лицо сохраняет непроницаемое и невозмутимое, столь же высокомерное, сколь и благожелательное. Она делает лорду Санглассу большое одолжение, доверяя ему их путешествие и собственную безопасность.

О каютах она решает спросить позже, когда корабль отчалит. Для нее это важно – в отличие от тех же Элии и Виллы. Пока капитан «Моржа» отдает приказы и занимается непосредственно отплытием, Винафрид прислоняется спиной к крепкому парапету, то и дело находя глазами лорда-чайку, лицо которого одновременно злит и вводит леди Мандерли в состояние глубочайшей задумчивости. Право, Дева, за что эти сердечные томления, когда до них совсем нет дела?

Говорить у нее нет никакого желания: внимательно смотрит по сторонам, примечая повадки и задачи моряков и положение Виллы. А чуть погодя – провожает взглядом белоснежного гиганта, оставшегося на берегу, когда они, непокорные и упрямые, бегут от своего долга. Быть может, когда они вернутся обратно, уже прибудет ворон с вестями о судьбах их помолвок. Об их с Виллой судьбах.

Отредактировано Wynafryd Manderly (2017-02-26 03:23:41)

+6


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Танец драконов » 1.78 Белая Гавань. In the Middle of Nowhere


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC