Game of Thrones ∙ Bona Mente

Объявление

Arya Stark

«Жаль, что она сама не убила этого слизня в короне. Что не видела его лица в ту секунду, когда он понял, что смерть стоит перед ним. Наверняка он пищал как плаксивая девчонка и молил о пощаде, как в тот день, когда Нимерия едва не отгрызла ему руку. Жаль, чудовищно жаль, что Арья не смогла в этот момент громко расхохотаться в его холеное лицо — так, чтобы смех Старка был последним, что он слышал на этом свете».

Birds and Wolves

Малый совет

Catelyn Stark - Мастер над законами
Leonette Tyrell - Мастер над шептунами
Taena Merryweather - Великий мейстер


Краткий сюжет

Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Два сердца бьются как одно » Родство не повод для доверия


Родство не повод для доверия

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://24.media.tumblr.com/fed9f97c1c54ce1e540e3b7fa7acb486/tumblr_n54hveVs8G1tpabkto2_250.gifhttp://31.media.tumblr.com/fe1ed1aed2737ada130c5ae79c52b38b/tumblr_n54hveVs8G1tpabkto4_r1_250.gif

1. Участники эпизода: Серсея Ланнистер, Маргери Тирелл
2. Место действия: Королевская Гавань, Красный замок
3. Время действия: начало 10 месяца 299 г., вечер
4. Описание эпизода: королю скучно, король собрал вокруг себя двор прямо в тронном зале, чтобы насладиться внимание после приема просителей. Серсее не скучно, но она хочет познакомиться поближе с будущей невесткой, чтобы понять, чего от нее ожидать. Ведь доверия к Маргери она не испытывает, как и симпатии, но все решено, остается лишь принять и решить, что с этим делать.

0

2

Конечно, существуют неизбежные вещи, которые Серсея была вынуждена принять. Одной из таких была женитьба сына на Маргери Тирелл. Плата за спасение Королевской Гавани, не больше, не меньше. И пусть Серсея предпочитала думать, что своим спасением обязана отцу, настоящего это не меняло. Платить приходилось, и платить короной и собственным сыном.
Хрен редьки был не слаще. Сансу Старк, девочка с Севера, юную волчицу, сменила Маргери Тирелл, прекрасная роза Хайгардена. Спроси Тайвин мнения дочери о своем решение, и услышал бы, что менять наивность и невинность на прожженность и желание надеть корону – глупо и небезопасно. Порченный товар Джофф не заслуживал, к тому же, это выглядело совсем уж пошло и грязно. И все-так оказалось, что Маргери невинна, аки агнец, а брак с Ренли не был консумирован. Ну да, для этого нужен был третий, желательно с челном. Причем для Ренли. Слухи-слухи, но насчет покойного младшего брата покойного же мужа Серсея иллюзий не питала.
По большому счету ей было все равно, кто с кем и в каких позах удовлетворяет свои потребности, главное, что в ее постель не лезли. Но все так и норовили это сделать. А потому Серсея начинала тихо звереть.
Хотя сейчас речь шла о Маргери.

Будущая невестка не понравилась Серсее практически с первого взгляда, если не считать того факта, что предубеждение она испытывала гораздо раньше. Красива, свежа, юна и нахальна. Это не считая того, что давние пророчества тучей весели над головой королевы, но она вообще пыталась на них не оглядываться, не позволять управлять ее жизнью. А вот Маргери ей не нравилась, начиная от лучезарной, такой фальшивой по мнению Серсеи улыбки, заканчивая желанием облагодетельствовать всех. Добродетель и нежность, от этого тошнило. Оставалось надеяться, что Джоффри не преминет проявить свой испорченный отцом характер, показав Маргери, где ее место. Да, сына Серсея любила, но против истины не грешила – Роберт испортил мальчишку, а вот своей вины она не замечала. Никак не хотела признавать, что оба наложили свой отпечаток на воспитание и взросление Джоффри. Капризному ребенку подарили новую куклу, а старую он выкинул за ненадобностью. Теперь он должен был наиграться, а затем забросить и эту игрушку. Какого же было удивление и недовольство Серсеи, когда за несколько встреч Маргери сумела укротить юного льва. В пору было метать тарелки в голову служанок, но слишком гордая королева скрипела зубами и продолжала делать вид, что все нормально.
Нормально не было ничего.
Хуже того, во всем этом Серсея варилась одна, мучимая мыслями о том, что Джейме был в плену. В таком деле она бы все равно не получила от него никакой помощи, но хотя бы чувствовала его присутствие рядом, а не эту мерзлую пустоту, что не отпускала его уже сколько времени.

А еще королю было скучно. Хотя перед ним открывалось столько дел, столько всего следовало сделать, восстановить стены Королевской Гавани, проникнуться проблемами народа, но нет, последним занималась его невеста, а сам Джоффри восседал на жутко неудобном Железном троне, переставая придворных, как пешки. Вот сегодня ему захотелось послеобеденного сбора, который растянулся до вечера. Солнце медленно заползало за море, придворные курсировали по несколько человек туда-сюда, а королева наблюдала издалека за Маргери в окружении ее цветника. Увы, у Тиреллов было мощное оружие в виде семьи, что стеной стала вокруг юной розы, закрывая собой от невзгод. А Серсея изнывала от желания придумать той невзгоды, да побольше.
Она спустилась по лестнице, ведущей в тронный зал. Бросила взгляд на сына, но тот не замечал ничего вокруг, увлеченный каким-то разговором. Каблуки туфель тихо отстукивали ритм, когда Серсея медленно и чинно приближалась к тирелловскому цветнику, привлекая внимание и заставляя расступаться перед ней. И вот уже Маргери повернула свою изящную голову с будущей свекровью, от чего губы Серсеи расплылись в медовой, но отнюдь не подобострастной улыбке.
- Я все беспокоилась, что вы заскучали, дорогая Маргери, пока мой сын занят важными разговорами. А я не могу позволить подобного, так что составлю вам компанию, - это был едва ли не первый их разговор с момента прибытия Тиреллов в Гавань. Разговор – а не обмен любезностями, когда достаточно кивка головы, улыбки и вопросов о здоровье. Серсея улыбалась, но всем своим видом давала понять, что отказаться от ее общества Маргери не сможет, а милой клумбе вообще испариться, чтобы не мешать.
- Закат над морем бесконечно прекрасен, жаль, вы не можете им любоваться в обществе вашего возлюбленного жениха, но мое общество ничуть не хуже. Идемте.

+3

3

Гордость. Гордость за себя и свою семью. Вырастая - крепнем. Самый сильный девиз, который знала Маргери, принадлежал ей и ее близким. Они рождались, росли, крепли, давали семена, разрастались. И вот теперь пышные кусты роз Хайгардена цвели в Королевской Гавани, в ее сердце - королевском замке. Еще недостаточно пустили корни, но благоухали пьянящим ароматом во всех закоулках двора.

Его Величество Джоффри Баратеон брал в жены Маргери Тирелл.

Это было именно то, о чем мечтала с детства юная дочь Мейса Тирелла - трон, корона, власть. К тому же, избранник был хорош собою, галантен и не обделен королевским шармом. Чем не сказка, которой грезит каждая малышка Вестероса? И именно Маргери суждено было окунуться с головой в эту сказку. Да, пройдя терновый путь, переживя смерть молодого мужа и своего первого короля. Да, перетерпев страх, что одержать победу над Станнисом у них не удастся, что после этого в Королевской Гавани их не примут львы (что было бы крайне глупо, но все же), что Его Величество поведет себя как мальчишка. Но нет, все складывалось весьма и весьма удачно для юной розочки и ее семьи. В замок хлынули потоки знати и свиты Тиреллов, вассалы, тонны платьев, нарядов и украшений. Маргери собиралась очень плотно засесть в этом городе и его дворце, всеми силами вытеснить львов, утопить их в новых семенах, чтобы розы росли в замке Вестероса, а вырастая - крепли.

Она заведомо любила здесь все. Соленый морской ветер, трепетавший ее шаловливые локоны, отчаянные крики болтливых чаек, запах дыма из разных частей города, даже пики с головами, на которые она наткнулась, гуляя с кузинами. Единственное, чего, а точнее кого, девушка не могла полюбить, так это Серсею Ланнистер. Позолоченную королеву-регент. До омерзения красивую, до жути холодную, не смотря на весь блеск золотых волос и красивых глаз. В первый же раз, как только взгляд Маргери пал на эту женщину, голосок внутри нее тихо шепнул: "Опасность". И этот голосочек звенит все громче с каждым разом. С каждой встречей. Серсея была самой опасной женщиной в мире юной Тирелл, которую стоило либо обуздать, либо не прекращать опасаться. Что именно ей делать, розочка до сих пор не знала. За нее пока всё делали ее родные, в частности - бабушка Оленна. Но и она не могла оградить Маргери от львиной когтистой лапы, которая с каждым днем подбиралась к ней все ближе. И, сегодня, длань Серсеи все же загребла ее к себе на "поговорить".

Она не шла, а плыла. Прямая спина, надменный взгляд, презрительно собранные в ниточку губы. Она плыла, не боясь наткнуться на что-то на своем пути - каждый человек, каждая пылинка сдувались в разные стороны, завидев свою королеву. Не тронулась с места лишь Маргери, потому что знала, к кому шла мать ее будущего жениха. Ее будущая свекровь. Маргери и ее милая стайка птичек присели в поклоне, а затем, затаив дыхание, слушали молву Ланнистер.

- Закат над морем бесконечно прекрасен, жаль, вы не можете им любоваться в обществе вашего возлюбленного жениха, но мое общество ничуть не хуже. Идемте.

Тирелл почувствовала, как побледнела. Однако ничем больше не выдала своего волнения. Краем глаза заметив на себе и королеве взгляд Оленны, девушка улыбнулась своей новой собеседнице и утвердительно кивнула ей.

- С удовольствием, Ваше Величество. Почту за честь.

Первая беседа - самая важная. Первое впечатление они уже друг на друга произвели, осталось теперь вплотную друг друга разглядеть. Оценить. Но Маргери не была готова к этому разговору, поэтому не знала, как себя вести в данной ситуации. Когда они неспешно двинулись по зале, роза Хайгардена, все так же мило улыбаясь, проворковала:

- Хочу вас поблагодарить за ваше гостеприимство, Ваше Величество. Замок чудесен, как и все в этом городе. Я очень надеюсь, что стану неотъемлемой частью вашего мира.

+3

4

Гостеприимство…
Какое милое слово. Если бы Маргери знала, какое именно гостеприимство хотела бы оказать ей королева, то вряд ли бы стала так мило улыбаться и благодарить. Но Серсея улыбалась, не позволяя эмоциям возобладать над разумом.
Она подхватила Маргери под руку, уводя ее в сторону от ее цветов и взглядов ее бабки. Теперь юная роза Тиреллов была наедине с львицей, на львенка которой собирались посягать. Пусть львенок уже вышел из младенческого возраста и мог сам за себя постоять. Но Серсея знала, что голова Джоффа забита всем, чем угодно, кроме того, что нужно.

- Этот мир вам еще предстоит завоевать, брак дает лишь возможность, но не гарантии, - парировала королева, ведя Маргери по вымощенной плиткой дорожке, подставляя лицо морскому ветру, но совсем не наслаждаясь им. Серсея уже и не помнила, как это, наслаждаться такими простыми вещами. В ее жизни им не было места, пустая трата времени, которое львица могла использовать в лучших вариантах. – А ваш покойный супруг любил гулять? Или эти обычные радости не для него? Хотя да, ведь там, где вы были, не было моря, как и в Хайгардене, не так ли?
Она с милой улыбкой задавала бестактные вопросы, но облекая их в заботливые интонации, чтобы ее потом не обвинили в пристрастности. Каждая свекровь хочет знать, какой была жизнь невестки до очередного мужа. Все утверждали, что брак Маргери и Ренли не был консумирован, чему Серсея не была удивлена. Чертов мальчишка не смог справиться с этой бледной розой, не зная, с какой стороны следует юбку задрать. Очевидно, вся любвеобильность по бабам досталась у Баратеонов Роберту, о чем тот сообщал каждой кухарке, каждой шлюхе и служанке, которую имел, где попало. Это было мерзко, но этого Серсее было не забыть до конца жизни.

Что ж, Ренли оказался бездарным. Не смог ни бабу обрюхатить, ни с войной справиться. Ничего хорошего от него Серсея не ждала, впрочем, все Баратеоны умом обиженные. Станнис сейчас это доказывает вновь и вновь, хотя хватило же ему мозгов осложнить ей жизнь своими воронами с письмами правды.
Королева незаметно поморщилась. Она не хотела, чтобы кто-то видел ее беспокойство, предпочитая этому непроницаемую маску безмятежности. Сейчас женщина казалась довольной почти всем, излучая улыбки, пусть для тех, кто хорошо знал королеву, они были прозрачны, как воздух.
Для всех, но к этим всем не принадлежала юная леди Маргери.
Стоило этому зверью вокруг только почувствовать запах неуверенности, заметить признак беспокойства, и они вцепятся в глотку, разрывая ее. Серсея это знала очень хорошо по себе, она так же искала трещины в масках, слабину в характере, признаки волнения, а когда находила, начинала тыкать туда пальцем, лозиной, дубиной, чем угодно, лишь бы было ощутимо.
Так велась игра, в которой Серсея была мастером.

+2

5

Чего не ожидала Маргери, так это глупых вопросов. Нет, нет, конечно же, глупые вопросы ей задавали многие, чем раздражали юную Розу, но тут была совсем иная ситуация. Чепуху несла Серсея Ланнистер. Надо же, а я думала, что ты умная женщина, - глаза Тирелл слегка прищурились, разглядывая великолепное лицо своей будущей свекрови и бывшей снохи, стараясь уловить другой смысл в ее словах. Но в силу своего возраста и недостаточного опыта девушка не смогла разглядеть в холодной улыбке и мертвых глазах ничего, что можно было интерпретировать иначе, чем откровенной глупостью. Но насмехаться или, упаси Семеро, съязвить в ответ она не смела. Поэтому отвечала со сдержанной улыбкой, кладя руку на руку Серсеи, вторя ее манере речи:

- Ах, Ваше Величество, моему покойному мужу было не до моря, не до прогулок и, к сожалению для юной жены, не до меня. Его увлекали рыцарские турниры, пиршества с союзниками и.., - Маргери картинно запнулась, отвела глаза от собеседницы. Сделала судорожный вздох, невесело улыбнулась, продолжая стойко и совершенно бесчувственно молвить, - и общество молодых оруженосцев и рыцарей. В любом случае, Ваше Величество, спали мы не под одним шатром. И гуляли порознь.

Они не спеша спускались по каменной лестнице к краю утеса, огороженному мраморными заборчиком, с которого открывался превосходный вид на море и закат. Облака отдавали алым, вечно юное море искрилось в теплых последних лучах солнца, крикливые чайки затихали, оседая на мелких скалах близ утеса, греясь на еще теплых камнях и лениво поклевывая выловленную рыбу. Будь Маргери здесь одна, девушка бы от всей души восхитилась красотой этого места, до которого, как бы странно не звучало, она не успела добраться.

Тирелл была слишком напряжена неприятным обществом, чтобы насладиться хоть чем-то. И все же сумела поддержать разговор, не давая тишине опуститься на их тонкие плечи.

- Да что говорить об умерших и былом времени. Мне бы очень хотелось поговорить о будущем, особенно с вами. Скоро я смогу вас законно назвать своей матушкой, Ваше Величество, - юная роза сдержалась от сильнейшего желания ехидно улыбнуться, ограничась лишь веселыми искоркам в своих глазах. - Моя бабушка говорит, что на этот раз свадьба будет куда краше и богаче, чем с покойным Ренли. И в этот раз законной и закрепленной брачной ночью.

Они спустились до конца лестницы и Маргери позволила себе мягко высвободиться из руки Серсеи. Против этого жеста та, кажется, не была. Разговор, как казалось Тирелл, должен был именно здесь набрать свои обороты.

Отредактировано Margaery Tyrell (2017-05-22 10:40:55)

+5

6

Ишь, как щебечет, заливается. Еще и бедную несчастную из себя строит, дескать, молодой супруг ею пренебрегал.
Серсея не особо была склонна верить, что с этой бедой было не справиться. Значит, не хотела, не умела, не могла. В любом случае, королеву мало волновали постельные утехи Ренли Баратеона, пусть хоть с Неведомым страсти предается. А вот Маргери в постели ее сына была весьма реальной вещью, которая вот-вот должна была все законные основания.
- Ну до роли моей дочери вам, дорогая Маргери, очень далеко, возраст не позволит. Скорее уж вам придется позаботиться о том, чтобы вы сами стали матерью, а король еще слишком молод для этого. Придется ждать.

Отвращение приходилось маскировать улыбками, а не отравиться собственным ядом было очень сложно. Конечно, эта дурочка прекрасно знала, что пир в честь свадьбы был оплачен и из кармана Тиреллов, что очень раздражало Серсею, но она все еще не понимала, почему отец так поступил. Пытается усыпить бдительность тем, что им очень нужны правители Простора? Боги, не проще тогда было разобраться со всем и посадить там того, кто больше для этого подходит? О Уилласе Тирелле Серсея не знала толком ничего, лишь то, что он был не приспособлен к долгим переездам и ратным делам, а потому оставался за старшего в Хайгардене.
Но к Иным цветочные дали, перейдем к насущному.
Серсее очень хотелось стереть с лица Маргери эту томную улыбку, но лепить пощечины будущей невестке как-то было не с руки, да и поводов та не давала. Впрочем, Серсея вообще не утруждалась физическим наказанием, лишь раз отвесив оплеуху юному королю, за что получила напоминание, что власть-то в руках у Джоффри. Поступки сына огорчали мать, большая их часть была импульсивна, совершенно ошибочна, тороплива и неправильна. Хотела того Серсея или нет, но ей приходилось признать, что рано Джофф вошел на трон, но лучше так, чем как было раньше.

- Моя дорогая Маргери, вы же в курсе, что не сможете оставить весь свой двор при себе. Как только ваша свадьба с Джоффри состоится, вашей семье придется покинуть Королевскую Гавань, дела не ждут, да и думаю, Простор тоже по ним соскучился. И весь ваш цветник так же придется слегка… - прополоть, - убавить, моя дорогая. К тому же негоже королеве отдавать предпочтения лишь тем фрейлинам, которые носят на гербе розу. Но я с радостью и готовностью подберу вам достойную свиту. Сойдем на том, что вы себе оставить лишь треть ваших заветных подружек, а вот две трети я вам порекомендую. Конечно, последнее слово будет за вами, душа моя, но я буду рядом, чтобы помочь вам в этом сложном выборе. – Серсея сладко улыбнулась Маргери, придерживая ту за локоток. Пальцы совсем не нежно впились в него, обещая оставить вполне заметные синяки. – Мы ведь теперь будет друг другу родными.
Что ж, если юная роза хотела уязвить…
- Как мать и дочь. А мать должна заботиться о дочери, не так ли?
Вся свита юной принцессы Мирцеллы была подобрана лично королевой-матерью, так что тут и не поспоришь. Серсея выполняла свой долг перед сыном и двором, беря под опеку Маргери. Через сколько леди Тирелли начнет задыхаться от столько плотной опеки, это уже другой разговор, да и это никого не волновало. Серсея собиралась создать все условия для своего удобства, чтобы изолировать будущую невестку после свадьбы от всего, что может угрожать Джоффри или самой королеве.
Хочешь титул? Ты его получишь. Только титул и получишь.

Отредактировано Cersei Lannister (2017-05-25 13:56:30)

+2

7

Возраст не позволит? О чем она? Уж эта старая карга давно должна в чепчике сидеть, да носки вязать, уступая дорогу молодым, а не басни рассказывать. Возможно, крошка этих мыслей вспыхнула в глазах Маргери ярким огнем, однако тут же была подавлена серебристым девичьим смехом, якобы показывая королеве, что ее шутка удалась. Как бы не так.

Молитесь, Серсея, чтобы остаться при дворе короля на радость внукам. Молитесь, ибо Семеро будут на моей стороне и уже не вам, а мне решать, что ждет вас, меня, нашего короля и весь Вестерос.

А та все вещала, вещала, вещала. За слащавой улыбкой прятались острые зубы, готовые вцепиться в шею Маргери в любую секунду. Пока же златовласая женщина лишь собиралась прибрать к своим когтистым лапам волю невестки, прибрать и задушить на корню. Это все было ясно как день, да и госпожа Ланнистер, думается, знала, что об этом знала Маргери. И думала, что игра ведется лишь по ее правилам. По правилам королевы. Конечно же, она ошибалась. Забывая, кто такие Тиреллы, кто такая Маргери и что за ней стоит другая королева. Королева Шипов. Слова Серсеи были испещрены тысячью ошибок, способных рассмешить любого человека, но и в то же время напрячься знавшего королеву и ее душу. А Маргери все же думала, что немного, да знает, кто такая на самом деле ее собеседница ибо, о Семеро, была очень на нее похожа. Жаль, что они никогда не будут подругами, их союз мог бы поставить на колени даже Вольные Города. Но, что ж, не судьба, не судьба.

Меж тем, когда Серсея закончила свой монолог, юная дева улыбнулась на наставнический голос свекрови, слегка напряглась на "нежный" захват ее локтя, но и бровью не повела, дабы не показать чувства боли. Вместо этого Тирелл с негромким "Позвольте" высвободила свою руку из лап львицы, поправила платьице, унимая легкую дрожь в стонущей руке и решила ответить на властную речь Серсеи в своей любимой манере.

- Ваше Величество, так я гожусь по возрасту к вам в дочери или же нет? Определитесь, душа моя, иначе я буду звать вас сестрицей, - на этих словах девушка обхватила руку королевы и все также неспешно зашагала вдоль заборчика, не забывая поглядывать то на свою спутницу, то на плещущееся внизу море. Буйное, дикое, стихийное море, готовое поглотить в себе тысячи кораблей, но не способное нанести хоть какого-то вреда каменному утесу, на которое взобрался Красный Замок. Как бы дикий лев не бушевал у себя во владениях, а в саду, среди роз, место его дикому нраву заказано, ибо придет человек с копьями и стрелами и отвоюет свои бутоны, всаживая в песочную шкуру кусачий металл. Как бы Серсея не старалась вести себя с Маргери, навязывая свои правила, новое и свежее ей было не искоренить. А оно, благослови Семеро здравый смысл, уже дало побеги в Королевской Гавани. И, как надеялась девушка, в скором времени зацветет пышно, ознаменовав тем самым новую власть, в которой так нуждается весь Вестерос.

Ну а Маргери продолжала, не давая Серсее что-то вставить на ее нахальное замечание:

- И думаю, Ваше Величество, наш король будет лишь рад разделить со мной выбор моих новых фрейлин, по праву достойных своей новой королевы. Я уже думала над кандидатками, и, в скором времени, при новой приватной встречи с королем, я обсужу с ним свой выбор, будьте спокойны. И не печальтесь, ваша помощь мне все же когда-нибудь пригодится, и в первую очередь за советом я побегу к вам, Ваше Величество...на вашу могилу, и пусть хранят ее Семеро, разумеется. Меня и мою власть ты не получишь.

+2


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Два сердца бьются как одно » Родство не повод для доверия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC