Barbrey Dustin

«Не стоило ему покидать Курганы. О, почему же он не остался с ней? Нет. Неверно. Она забывается. Домерик был не ее сыном, он был сыном Бетани. Домерик был не ее. Домерик был Русе.
Она не знала, каково иметь собственное дитя, наследие от твоей плоти и крови, не знала, каково быть матерью дочери или отцом сыну; каково видеть свое продолжение в другом лице из года в год и в один миг лишиться этого. Невообразимо. Ей бы поблагодарить богов, что не дали ей подобной судьбы.
— Я сожалею, — дрогнувшим голосом говорит она зятю, и это дается ей в разы тяжелее, чем все предыдущие слова вместе взятые».

For where your treasure is

Малый совет

Catelyn Stark - Мастер над законами
Leonette Tyrell - Мастер над шептунами
Taena Merryweather - Великий мейстер
Jon Snow - Лорд-командующий Королевской Гвардией



АНТИСПОЙЛЕРНАЯ ПОЛИТИКА

Совет Робба Старка!
Краткий сюжет

Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Game of Thrones ∙ Bona Mente

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Танец драконов » 2.12 Восточный Дозор-у-моря. The Choice


2.12 Восточный Дозор-у-моря. The Choice

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Участники эпизода в порядке очереди написания постов: Бран Старк и Мелисандра Асшайская.
2. Хронологические рамки: 300 года, первый месяц.
3. Место действия: Восточный Дозор-у-моря
4. Время суток, погода: Сыро, холодно. Раннее утро.
5. Общее описание эпизода: Джон Сноу хотел спасти брата от кракенов, Одичалых, Иных и всех прочей опасностей мира, но не сумел. Отправив принца вместе с его спутниками и Гренном незадолго до штурма Манса в Восточный Дозор, Джон надеялся, что Гренн не подведет и сумеет тайно посадить беглецов на корабль до Белой Гавани.
Но в Белую Гавань корабли боле не ходят. А пока незадачливый Дозорный думал, как быть, вся тайна принца Брандона раскрылась, и он попал к леди Мелисандре.

https://68.media.tumblr.com/2e380369da910e515580a756db65d08f/tumblr_o6noteE20a1s87wp1o7_250.gif http://68.media.tumblr.com/9e16694530ba853a0db0f590a324c186/tumblr_mpskq3F2nw1qg4mbyo5_250.gif

+3

2

[indent] Сердце Севера выжжено пламенем, пеплом закутано плотно — не бьётся. Кажется, вечность назад Винтерфелл возвышался за спинами путников, и что паутиной сейчас он сокрыт от них хитросплетением долгих, извитых дорог.
Отец говорил, в замке всегда должен сидеть Старк, но Бран с Риконом умерли. И хотя это, конечно, неправда, истина ещё, может быть, очень долго сокрытой останется. "I am not dead either" было правдой не только про Брандона, не погибшего чудом лишь после падения, это правда для всего Винтерфелла.
[indent] Волки вернутся, придёт ещё их время, потому что зимой не сыскать ни змеи и ни льва, ни форели, ни розы, ни сокола, ни оленя, ни кракена. Даже драконы — и те замерзают, хотя вот кто-кто, а они же — сплошь пламя. Но зиме безразлично: она несёт смерть, но лютоволки — то зимние звери: в стаю собравшись, они не погибнут.
[indent] Может статься и что, как сейчас, им достанет сил выжить даже в разлуке. Кто знает.

[indent] Путь вдоль Стены был потерею времени. Когда Мира довела Джона до Чёрного замка, тот повелел Гренну вернуться с ней к остальным, чтобы дозорный отправил их морем в Белую гавань. Но пусть далека была их дорога — никто и не думал, что всё так закончится.
О чём говорить, когда Бран нужен Ворону. И ему нужен Ворон, чтоб снова бегать и ползать по стенам замка. Вот мама обрадуется! И будет гордиться, что он был таким храбрым.
[indent] Как принцесса болот, её брат, как леди Лианна с Медвежьего острова, Ходор: в Восточном Дозоре-у-Моря они найдут путь за Стену. Может быть, лодку — там будет видно. Через тоннели им не пройти, перелезть — не смешите: тем более.
[indent] Значит, остался Тюлений залив, и Гренн вёл их как раз туда. Стало ясно достаточно быстро, что друг Джона Сноу лишён хитрости. Им это на руку: смогут удрать.

[indent] По ночам Бран был в шкуре Лето. Лютоволк отстал от них ещё в дне пути до восточного замка: Жойен сказал, что по зверю будет легко узнать принца Винтерфелла. Мальчик кивнул, с тоскою подумав, что отослав волка не спрячет безжизненных ног.
[indent] А Мира сказала, что Лето посадят на цепь или в клетку, как дикого.
[indent] Пока нужно было его отпустить.

[indent] Старые боги распорядились, чтобы Гренн не сумел совершить то, что велено: порт Белой гавани был закрыт, берег тот поражён страшной хворью. Можно было, казалось, вздохнуть с облегчением, но известие то — ножом по сердцу: Рикон! Младший брат, жена Робба — Бран был должен их защищать, потом Оша клялась ему в том же. 
[indent] Что могла эта женщина против болезни? Что мог бы сам принц, будь он с ними.

[indent] «Старые боги, услышьте меня,» — и здесь не о том дело вовсе, что Рикон — принц винтерфелльский: он — его брат, его стая. И он совсем маленький. Ему, как и всем младшим Старкам, выходит, пришлось повзрослеть раньше срока, но всё ж таки не так сильно, как Роббу. Как Брану. «Несправделиво!» — Иногда хочется крикнуть ему, но Брандону Старку лучше многих известно, что никакой. Справедливости. Нет.
[indent] Может быть.

[indent] Им всем сейчас некогда думать об этом. Пока Гренн думал о том, что ему теперь делать, Лианна и Риды могли осмотреться.
[indent] Когда они только пришли, стало ясно, что в Восточном-Дозоре-у-Моря людей куда больше, чем они думали. Ни к чему, чтоб они знали о Бране: Коттер Пайк приказал спрятать его в дальнем крыле.
[indent] Сейчас ему не казалось ужасным целые дни просиживать в комнате: мальчик очень устал и намёрзся за эти месяцы, да и что впереди — неизвестность, мороз, белый холод.
[indent] Первые сутки они проспали: Гренн обещал разбудить, если что-то случится.

[indent] Ещё несколько дней Мира одна выбиралась из комнаты ночью. Рассказала о странных знамёнах — то был олень на пылающем сердце, о молитвах какому-то Р'глору, о кострах, Красной женщине.
[indent] Это лорд Станнис привёл свою армию.

[indent] В руках хрустнули прутья хвороста, и дерево больно впилось в кожу пальцев. Бран вспоминал молитвенное колесо, сплетённое матерью: он нашёл его рядом с постелью, когда очнулся. Жаль, он не смог его с собой взять. Леди-мать Семи богам молилась о его спасении, а что можно сделать для Старых богов, прося их спасти Рикона, Рослин и Ошу от хвори? На ум пришли только человеческие жертвоприношения, о которых когда-то рассказывал мейстер Лювин.
[indent] Не подойдёт.

[indent] Но, может, если леди-мать плела колесо для него, то ему можно сплести такое для мамы? Раньше, чем мальчик успел задуматься об этом всерьёз, прутья переломились окончательно. Бран попытался свернуть их них круг, глядя в стену напротив, услышав треск — опустил взгляд не заметив, что дверь отворили.
[indent] Вошла Красная женщина. — Кто вы? — В голосе не звучал страх — только холод.
[indent] Потому бояться-то словно бы нечего: у неё ни кинжала, ни лука в руках. Глаза красные, кожа молочного света, на шее рубин. Что ей здесь нужно? Она явно зашла не случайно. Грациозная, стройная, медноволосая, она, кажется, точно знала, кто он такой. Это плохо.
[indent] И лучше бы Ходор скорее вернулся.

Отредактировано Bran Stark (2017-01-15 17:07:05)

+7

3

Пусть кто-то назовёт это большой удачей, но Мелисандра точно знала: попавший в её руки Брандон Старк есть не что иное, как божественное провидение.  Самое появление якобы мёртвого брата-калеки «Короля Севера» здесь, на Стене, уже казалось чем-то удивительным и невероятным — что уж и говорить о том, что оказался он здесь ровно в час, когда Восточный Дозор принимал у себя королеву Селису с её свитой, в которую с давних пор входила Мелисандра. Нежданно-негаданно, без явных предзнаменований и хоть мало-мальски читаемых намёков Бран появился на самом краю земли, словно до этих пор умудрялся ускользать от жрицы в её видениях лишь за тем, чтобы самолично выйти перед ней на свет.
Она ведь искала его. Много месяцев уже искала, прося Владыку ниспослать ей знак, направить на верный путь. Но дети Старков были неуловимы, точно маленькие зверьки, забившиеся на зиму в норы, и никакая магия не могла вернуть их домой, когда жрице это было особенно нужно. Когда её королю это было нужно. Р’глор, однако же, как и всегда, имел своё мнение на этот счёт, а потому хранил гробовое молчание ровно до тех пор, пока сам не счёл нужным явить юного Брана своей верной слуге. Такой щедрый дар — и так внезапно. Совладать бы с ним, не выпустив его из рук и не настроив против себя.
Впрочем, едва ли кто-то лучше Мелисандры смог бы справиться с этим. Семейная чета Баратеонов была прямая и резкая, как клинок, и не желала уступать ни в чём, тогда как жрице с волчонком из Винтерфелла нечего было делить. Она была лишь той, что исполняла волю Станниса, но если сам король наверняка бы не стерпел упрямой верности юного Брана своей собственной семье, самой жрице это не могло нанести обиды. Она могла быть с ним мягкой, могла быть понимающей, могла и умела, вопреки расхожести их взглядов, не хлестать его словами, точно плетьми, и не попрекать ни в чём, а говорить спокойно, но неизменно убедительно.
Он мог начать её бояться, как делал всякий, кому она встречалась на пути. Но если красное пятно, зовущееся жрицей Р’глора, издали способно было наводить ужас, то лишь немногие из тех, с кем леди Мелисандре доводилось встретиться лично, не избавлялись от своего суеверия. Она умела быть обворожительной, притягательной, убедительной, располагающей. Умела — и использовала это мастерство искуснее прочих.
Не успела она произнести ни слова, постучавшись и аккуратно отворив дверь в его комнату, как мальчик уже воззрился на неё волком, немедленно потребовав назваться. «А он выглядит взрослее, чем должен быть», — тут же отметила про себя жрица, неспешно входя внутрь и прикрывая за собой дверь. «Сколько ему? Девять? Двенадцать? Лицом он уже сошёл бы за взрослого юношу». Если бы, конечно, ушла из его черт та мягкость, что была присуща ещё неокрепшему, не до конца сформировавшемуся лицу ребёнка, и если бы уже видна была щетина на его пока что совершенно гладком подбородке. Он был всё ещё мальчик, но весь вид его говорил о том, что за время, проведённое вдали от дома, он повзрослел в разы сильнее, чем взрослеют в эти годы его сверстники. Так что случилось с ним на его пути?
— Меня зовут Мелисандра, — представилась она размеренным голосом, держа двумя пальцами тонкую зажжённую свечу. — Я жрица Р’глора и советница Станниса Баратеона. Я пришла поговорить с вами, милорд. Вы позволите? — жрица кивнула на потухшие светильники, висящие на стене неподалёку от того места, на котором в потёмках, нарушаемых лишь белым светом из маленького окошка, лежал юный лорд. И, не дожидаясь ответа, прошла к ним, зажигая свечой.
— Вы далеко от дома, милорд, да и замок Ночного Дозора — не самое подходящее место для наследника Винтерфелла, — как бы невзначай проговорила она, склонив голову чуть набок.
От всевидящей жрицы трудно было что-то скрыть. Пускай многие и пытались, но, рано или поздно, их тайны раскрывались, и лояльные ей люди королевы всё равно сообщали о своих находках. О поклонщиках, что  продолжали в тайне молиться своим богам, и о почётном госте, так внезапно нанёсшем им визит.
— Королева Селиса была огорчена, когда узнала, что ей не сообщили о вашем прибытии. Она бы позаботилась о том, чтобы вам были предоставлены более подходящие покои, а не эта… — Мелисандра красноречиво обвела взглядом крошечную промёрзлую комнатку, —…лачуга.
Позаботившись о том, чтобы в хмурой коморке стало наконец светло, жрица задула свечу и, тихо шелестя алыми юбками, подошла ближе к Брану. Не рад он был её визиту, ох не рад — по крайней мере, так ей самой казалось всякий раз, когда она ловила на себе его настороженный взгляд. Привычный, впрочем, настороженный взгляд, не вызывающий ни капли удивления.
Присев на стул, стоящий подле ложа Брана, Мелисандра спросила:
— Могу я узнать, что привело вас сюда?

+4

4

«Melisandre has gone to Stannis entirely on her own, and has her own agenda.»
— George R. R. Martin

[indent] Хотя Бран и не мог вспомнить, что случилось в тот самый день, он точно знал — его жизнь перестала быть прежней в тот день, когда мир Винтерфелла навсегда был разрушен приездом южан. Мальчик помнит, как влез на башню, чтоб смотреть на дорогу и увидеть гостей самым первым. Увидеть, как река полноводная хлынет, накрыв собой замок — река серебра, полированной стали и золота.
[indent] Знакомство с людьми чужекровными, средь которых Брандон Старк прежде когда-то мечтал жить в столице, ни принесло ему ничего, кроме горя и боли, потерь и страданий. А двое Уолдеров просто противные.
[indent] Только зло наползало на Север с земель, простиравшихся к югу далеко за Ров Кейлин, сколько Бран помнил. И раньше: сколько Старком сгинуло там! Дед Рикард Старк, дядя Брандон и тётя Лианна — об этой истории мальчик знал очень мало, но теперь понимал, что всё то — не случайность, скорее всего, и южней Перешейка волкам делать нечего. Даже если зима близко — особенно.

[indent] А как же быть с теми, кто прибыл оттуда? Красная женщина входит не дожидаясь, пока Бран кивнёт: ей вовсе не нужно его разрешение, зачем. Он ведь даже не сможет ей помешать, случись что. Беспомощность опротивела мальчику, но не о том принц сожжённого замка думал сейчас: наблюдал завороженно за движением каждым рук Мелисандры, облачённых в красную ткань. Жрица Р'Глора, советница Станниса — пускай от неё веет теплом — не опасностью —, но похоже, легенда о гибели Старков вот-вот уже будет развенчана.
[indent] Уходить нужно как можно скорее.

[indent] Зажигались повсюду огни, и мальчик переводил настороженный взгляд с одного на другой. Слишком долго ему приходилось скрываться и прятаться, чтобы спокойно принять появление женщины. Больше того — он не знал, что ей может быть нужно. Много дней беглецы не слышали ничего о войне, а здесь Мира смогла разузнать не так много. А Жойен говорил лишь о вороне, и война, что терзала Семь королевств, его, кажется, вовсе не трогало, и взор его глаз цвета мха был направлен лишь только за Стену.
[indent] Лишь навстречу зиме, её белому холоду. Мальчик невольно поёжился: скоро он, может быть, навсегда, должен будет покинуть гостеприимный и тёплый приют, что в Восточном-дозоре-у-Моря. Лёд и мороз, пар изо рта, обжигающе красные щёки — вот что их ждёт. Волею Старых богов, да минуют их мертвецы синеглазые, жуткие. И хотя Бран не видел другого пути, расставаться с уютом ему не хотелось, естественно.

[indent] Ведь уют сей напомнил о доме сожжённом, покинутом. «Волки ещё вернутся,» — говорил ему Жойен Рид, и мальчику очень хотелось, чтоб тот не ошибся. «Пусть дорогу домой найдут Арья и Санса, пусть сберегут боги Рикона, Рослин, Робба и маму,» — как отчаянно желал Брандон Старк оказаться в своём родном замке, со своей волчьей стаей. Ходить. Он, конечно, себя часто одёргивал, но сердце с душой рвалось к тем, кого он так любил, с кем был счастлив. — Винтерфелл уничтожен, миледи, — негромко сказал Бран. Если тайна, что он жив, раскрыта, то пусть та сохранится, что о сердце Севера. «Он просто сломан, как я, но он жив,» — отложив сломанные прутья, мальчик потёр друг о друга ладони, словно бы грел их. В действительности, здесь было совсем не так холодно, но он уже просто привык это делать, как привыкают, быть может, дышать. — И останься я в нём, тоже умер бы, — мальчик нахмурился. Ну зачем она здесь, это женщина, почему королева Селиса сама не пришла?
[indent] Правда, что от того изменилось-то бы. — Благодарю, нам с друзьями здесь хорошо, — мейстер Лювин учил его вежливости. Лорд должен быть вежлив, а принц ведь тем более! Брану, как взрослый, говорить очень нравилось с того самого дня, когда он произнёс пред вассалами свою первую речь, будучи лордом Винтерфелла в отсутствие старшего брата.

[indent] Когда Мелисандра приблизилась, мальчик непроизвольно отстранился, сев и прижавшись спиной к стене: он и вправду не рад ей. Хотя, может, напрасно: она очень красивая. «Нет, не можете,» — чуть не выпалил Бран. Но так, разумеется, нельзя было ответить: Красная женщина сразу поймёт, что юный принц Севера и Трезубца что-то скрывает. А уж ей-то он точно не будет рассказывать, почему оказался здесь и куда держит путь. — Мы направляемся в Белую гавань, — он смотрит на жрицу Красного бога во все глаза и как будто засматривается, с трудом отводя взгляд от рубина. — Мы хотели сесть на корабль и плыть к лорду Мандерли, но пока порт закрыт, мы ждём здесь, — только бы хворь в самом деле быстрей перестала свирепствовать, не забрав жизней Рикона, Рослин и Оши.
[indent] Звучало неплохо: вряд ли ей придёт в голову, что на самом деле Бран с друзьями идут за Стену, к Трёхглазому ворону. — Сир Коттер Пайк разрешил нам здесь погостить, — Дозор не может становиться ни на чью сторону, но сколько историй известно о том, что какой-нибудь лорд или даже король прибывали на Стену с визитом. Ему разве нельзя? Он ведь принц. 
[indent] Хорошо. Может, теперь она уйдёт, хотя Брандон Старк сомневаться был вынужден: в этой женщине было нечто такое, что отличало её от других. Красный бог? Он не знал и, если честно, то знать не хотел: на мгновение он испугался, что его друзей уже, может, схватили.
[indent] Но показывать ей страх нельзя, и мальчик смотрел в глаза Мелисандре почти волчьим взглядом.
[indent] Глазами Лето.

+4

5

«Винтерфелл уничтожен», — эхом повторила про себя Мелисандра, пристально глядя на Брана, — «но юный лорд ещё жив, вопреки молве. Почему?» Впрочем, ответ уже был найден: как он и сказал, Бран прибыл в замок Дозора не один, а с «друзьями», и именно они, очевидно, помогли ему избежать петли в захваченном замке. Но незаданный вопрос жрицы касался не только и не столько тех обстоятельств, которые помогли молодому Старку выжить, сколько причин, по которым он не только выжил, но и сумел проделать настолько длинный путь и оказаться в Восточном Дозоре именно в это время. В час, когда столь неожиданный подарок судьбы был особенно ценен. Однако Мелисандра, разумеется, ответов не получит. Не сейчас. 
Свой замысел Владыка никогда не раскрывает, коль время для этого не пришло. И если жрица вынуждена была идти по тёмному коридору на маленькие огоньки-подсказки, которые Он оставлял ей в качестве ориентиров, она должна была неукоснительно им следовать, уверенная в том, что позже вся картина откроется ей до конца. Не стоило сейчас пытаться осознать всю величину того обширного плана, чьи нити свели Брандона Старка с Мелисандрой у подножия величайшей из громадин. Идти на следующий ориентир, найдя к нему путь с помощью юного северного принца — вот её задача.
— В Белую Гавань через Стену? — жрица взглянула на Брана с лёгкой иронией. И впрямь, трудно было представить обстоятельства, которые послужили бы разумной причиной для того, чтобы идти на юг через север. Быть может, конечно, первым делом он отправился в замок Ночного Дозора к своему брату, и тот велел ему отправиться к вассалам Старков, под чьей крышей Бран со своими друзьями мог бы найти убежище. Звучало вполне правдиво.
— Разумеется, сир Коттер Пайк разрешил вам, — мягко улыбнулась Мелисандра. «Но будь здесь Станнис, мальчик бы не знал покоя».Никто бы не стал закрывать ворота перед юным лордом, оказавшимся так далеко на Севере. А уж тем более перед принцем. Вокруг ведь бушует война, и кто знает, какие напасти могут настигнуть путников в самый неожиданный момент.
Заметив, как Бран то и дело прижимает ладони друг к другу, то растирая их привычным жестом, то просто держа вместе, жрица решила, что мальчику, должно быть, холодно в этой коморке, где, кажется, и камина-то было не видать. А потому Мелисандра неторопливо, как к пугливому зверьку, протянула к нему оголённую руку, повернув её ладонью вверх в знак открытости.
— Вы позволите? — женщина кивнула на его руки. — Холод нипочём слугам Р’глора. Если вы замёрзли, я могла бы помочь.
Без всякого нажима, напротив, даже с некоторой долей участия Мелисандра предлагала свою помощь, в тайне надеясь, что тепло, которое окружит его руки, поможет сердцу Брана оттаять и сделать его менее зажатым в разговоре с ней. В дни, когда холод подступал к ним со всех сторон, живые к теплу друг друга тянулись особенно охотно. Что это было: стремление к внутренней безопасности и уюту или банальное желание выжить, — нельзя было сказать наверняка. Но в одном жрица уверена была точно: чувствуя в стране вечных льдов отголоски родной теплоты, человек и сам откликался на его зов. Оставалось только надеяться на то, что Бран не останется к нему глух, страшась одного её вида.
— Вы говорили, что намереваетесь отправиться в Белую Гавань, но там сейчас может быть в разы опаснее, чем здесь, на Стене. И если бы дело было в одной только хвори, идущей с юга, — жрица покачала головой, кажется, искренне сожалея. — Война свирепствует в тех местах, и для вашего брата она проходит не лучшим образом.
Для её короля, впрочем, тоже: не до конца оправившись от поражения при Черноводной, он вынужден был покинуть самый беспокойный регион, чтобы встретиться с врагом куда более грозным, чем те лорды, что подобно своре собак вырывали друг у друга кусок прогнившего мяса. Впрочем, со Станнисом, несмотря ни на что, по-прежнему следовал Владыка Света, оберегающий его своим благословением, да и самый свирепый противник его пока что не дошёл до ворот. Что до Молодого Волка, то его враги подступали к нему со всех сторон, то и дело огрызаясь и царапая его морду когтистыми лапами.
— Может оказаться, что, когда вы прибудете в Белую Гавань, она уже будет в руках Ланнистеров, а брат ваш окажется меж двух огней, не в силах отступить на север, откуда уже придёт король Станнис. И если от позолоченных львов милости и снисходительности ждать не приходится, то король может обойтись с вашим братом достойно. Если вы этому поможете.

+4

6

[indent] Расставание с лютоволоком лишь временно, но Бран уже так к Лето привык, так сроднился с ним, что без зверя ему неуютно. Волк для него был не только ногами: зоркий взгляд, острый слух и чутьё — он тотчас бы понял, зачем в самом деле здесь Красная женщина. Мелисандра красива, бесспорно, и всё же время, проведённое в бегах, не даёт мальчику ей очаровываться. Впрочем, то даётся ему всё сложнее. Жрица Р'Глора выглядит очень сильной, могущественной, а принц Севера и Трезубца перед ней был всего-то потерянным мальчиком, уставшим от зла и враждебности мира, что лежал за воротами Винтерфелла.
[indent] Да, Брандон Старк сделал выбор, решив пойти к Ворону, и ничто не могло стать помехой тому, но, однако, кто сейчас упрекнул бы ребёнка за желание другой, мирной жизни? А ведь мира не будет ещё невесть сколько: они знали, что могут вообще не вернуться оттуда.
[indent] Но судьбу можно только исполнить, как волю богов, пусть из них и никто не хотел умирать.

[indent] Как же Брану хотелось, чтобы сейчас дверь открылась, а на пороге была его мама! Но вошла эта Красная женщина. По спине пробежал холодок: мальчику вдруг показалось, что друзья ушли уже очень давно. «Что она с ними сделала?» — Впрочем, она здесь без стражи, и будто бы зла причинить не намерена вправду. Мальчик запутался: от чужих взрослых доброты он видел мало.
[indent] А Теон и вовсе чужим никогда ему не был — разве мог теперь Брандон Старк доверять? Во взгляде жрицы мелькнула ирония, и на секунду принц почти испугался, что Мелисандра ему не поверила, но всё же нашёл в себе силы молча кивнуть ей в ответ. По счастью, истина о его пребывании здесь куда невероятнее, чем ложь. — Сир Коттер Пайк нам сказал, что мы будем здесь в безопасности, — уж точно в большей, чем за Стеной. Брандон старается, чтобы голос звучал так, как звучал на пиру в Винтерфелле, когда он приветствовал северных лордов: мейстер Лювин тогда похвалил его.
[indent] Его прежняя жизнь не казалась — была беззаботной. За спиной лорда-отца, на руках леди-матери, с братьями, сёстрами, с сиром Родриком и мейстером Лювином Бран и подумать не мог, будто что-то могло угрожать ему. А жутковатые истории Старой Нэн ему нравились:   с одной стороны, мальчик в них почти верил, тогда как с другой — все ему говорили, что всё это глупости. Сказки.
[indent] Только когда Бран Старк очнулся от долгого сна, уже нутром чувствовал: с этими сказками что-то не так, и покоя не знал с того самого дня ни секунды. И когда жрица Красного бога протянула Брандону руку, обещая согреть его, до неё ему страшно дотрагиваться. Но тепло ему нужно, что воздух. Если Жойен узнает об этом, ему не понравится, хотя осуждать сейчас мальчика было бы странно: они все по дороге измучились, всем им нелегко, всем хотелось покоя, защиты. Малодушием то не назвать, разумеется: протянув Мелисандре дрожащую руку, Бран ничуть не раздумал идти искать Ворона.

[indent] Полузабытое тепло растекалось от кончиков пальцев кисти по телу. Стало спокойнее — принц Севера и Трезубца давно уж позабыл, каково. Неужели холод вправду был нипочём этой женщине? Мехов при ней не было, а красная ткань её платья слишком легка иной раз и для лета на Севере. Но её рука тёплая. — Как такое вообще может быть? — Удивлённо воскликнул Бран, смотря прямо в глаза Мелисандры рубиново-красные. — Ой, то есть, благодарю Вас, миледи, — спохватившись, он вспомнил о вежливости.
[indent] Можно ли ей доверять — непонятно, но мальчику очень хотелось, чтоб Красная женщина оказалась действительно доброй, хорошей. Такая красивая, статная женщина, она не пойдёт с ним за Стену, конечно, но хотя бы сейчас Брану дурно не сделает. 
[indent] Он отчаянно хочет согреться. Не так, как грелся у костров — как у камина в Винтерфелле. Такое, может, детское желание.

[indent] Вслушиваясь в каждое слово Мелисандры, Бран всё больше переживал за своих — почти плакал. И опустил голову, чтобы Красная женщина не могла видеть слёз, на глазах проступивших. — У лорда Мандерли должны быть корабли. Он вызывался построить их, когда я принимал его в Винтерфелле. А Ланнистеров Робб побьёт обязательно! Вы знаете, когда он сражался с принцем Джоффри, который король теперь, он нанёс ему куда больше ударов! — Слёзы пропали, а говорил Бран уже чуть не восторженно. Потом, как ему показалось, понял про Станниса. — А зачем Роббу вообще с ним воевать? — лорд Станнис же не виноват, что Эддард Старк был убит, а Арья и Санса остались в столице заложницами.
[indent] Самое главное, что Брандон Старк наконец сможет помочь брату! «Надо будет уговорить Жойена ненадолго здесь задержаться, чтобы Робб мог победить и вернуть нам Винтерфелл,» — юноше с болот вряд ли эта идея понравится, но мальчик собирался уговорить его. Да и вообще-то он вассал Старков и принёс ему клятву верности: он ведь не хочет, чтобы король Севера и Трезубца проиграл эту войну: для другой тогда шанса не будет. — Но что я могу сделать, миледи? — с сомнением и нетерпением в голосе спросил мальчик, встретившись с женщиной взглядом.
[indent] Он не моргал.

Отредактировано Bran Stark (2017-05-04 22:06:10)

+3

7

Он сторонился её, опасался, как опасается всякий ребёнок при виде незнакомого ему человека. И всё же, несмотря на свои опасения, вновь и вновь напоминал себе, что не может больше быть пугливым мальчиком, из-за отцовской спины широко открытыми глазами наблюдавшим за разговорами взрослых. Теперь он сам был частью этих разговоров, и Мелисандра видела, как он старается им соответствовать, изрекая серьёзные слова из детских уст.
Желание ли быть взрослым и бесстрашными или же простое стремление к теплу двигало им, но Бран не стал отказываться от её предложения и принял руку Мелисандры, вложив в неё свою холодную, до ужаса холодную ладонь. Если бы не мягкое прикосновение ещё живой плоти, жрица и вовсе бы подумала, что юный Старк уже мёртв и превращён в ледышку. Но нет, жизнь в нём ещё горела, и Мелисандра двумя руками накрыла этот очаг, сев ближе и укрыв ладони Брана в длинных алых рукавах своего платья, внутри которых было теплее, чем под толстым слоем меха у дозорных.
Он всё же доверился её теплу.
— Это сила Владыки Света, милорд, — улыбнулась Красная Женщина, видя, какой восторг это вызвало у Брана. — За нашу верную службу он одаривает жрецов своим благословением, которое бережёт нас от самых лютых холодов. Пока во мне горит огонь Р’глора, льды не коснутся меня.
Многие видели её лишь злой колдуньей с алым взором да жестокой ведьмой, что произносит над кострами страшные, плетьми хлещущие речи. Колдуньей, ведьмой, пришелицей из совершенно другого мира, в чьей природе было устрашающее пламя, так непривычное жителям Севера. Но для Брана она могла стать волшебницей. Не доброй нимфой из сказок, какими обычно так восторгаются дети, но женщиной, чьими руками способны твориться не только зло и разрушение. Чародейкой, способной на волшебство, причём не только силами одного лишь своего бога.
Чародейкой, способной спасти его брата.
— Война — не поединок двух воинов, милорд, — жрица позволила себе лёгкий смешок. Не издевательский — умилённый. — Война — поединок королей, и нередко победа в нём зависит от того, какой король привлечёт на свою сторону больше союзников. Ваш брат силён и умён и под его знамёнами собралось немало северных лордов. Но его армия тает, тогда как войско Ланнистеров растёт с каждым днём. Они подбираются к нему с юга, пока Грейджои осаждают земли Робба Старка с моря. И остановить и тех, и других он не в силах. В одиночку.
Жрица приосанилась, сев поудобнее и продолжая греть руки Брана в объятиях своих рукавов. Пора бы ей уже привыкнуть к тому, что дети нынче умом своим не уступают взрослым. Сначала подле Мелисандры была Ширен, чей незаурядный ум удивлял жрицу, доставляя ей, однако, немало проблем, а теперь — маленький принц, который искал ответы на вопросы не менее важные, чем те, что задавала принцесса.
— Вы ведь знаете, милорд, что король Станнис объявил о своих правах на престол и о том, что Джоффри, равно как и все дети Серсеи Ланнистер, не являются детьми короля Роберта, а значит, не могут носить его корону? Теперь он борется за то, чтобы закон и справедливость восторжествовали, а Семь Королевств вновь объединились под властью единственного законного короля.
Будто сказку читает, в самом деле. Будто всё это — не здесь и не с ними, а где-то далеко. В том мире, куда ни Брану, ни Мелисандре не было хода.
— Ваш брат, ведомый местью за своего отца и желанием вернуть ваших сестёр, не покорился власти короля Джоффри, объявив Север независимым. Но вместе с тем он нарушил единство Семи Королевств, которые король Станнис стремится вновь воссоединить под своей властью. И король не отступится, пока не исполнит свой долг. До тех пор, пока Робб Старк не признает власть короля Станниса, Его Милость будет считать его преступником, угрожающим единству его государства, и своим врагом.
Говоря размеренно, без нажима, Мелисандра отзывалась о судьбе Молодого Волка с сочувствием. Будто и впрямь было жаль ей, что нынешний лорд Старк по неопытности своей оказался в столь неудобном положении, из которого выходов, куда ни глянь, всего один — смерть.
— Вы — принц Винтерфелла, милорд, и Север вам принадлежит не меньше, чем вашему брату. Север признаёт вас, — вкрадчиво заговорила жрица, доверительно заглядывая Брану в глаза. — Если вы примете титул Хранителя Севера и сделаете Север союзником законного короля, Станнис помилует вашего брата.

Отредактировано Melisandre (2017-05-07 13:42:56)

+4

8

[indent] До того, как размашистым жестом зима смысла краски лета и осени, мейстер Лювин им что-то рассказывал про Владыку Света, но теперь ничего уж не вспомнить: истории же, что так любила рассказывать старая Нэн, отпечатались в памяти словно бы ярче. Но дело не в том, что мальчик недостаточно прилежно занимался — просто сейчас, на пути к птице о трёх глазах за разговорами с Жойеном Ридом, в одночасье реальностью ставшие сказки заполонили сознание винтерфелльского принца.
[indent] Зима — это всё, что имело значение.

[indent] Белый холод — убийца неласковый.
[indent] Но руки ласковы, что в алых рукавах.

[indent] И как же хочется забыть обо всём на мгновение: смерть отца и сожжение замка, трудный путь до Стены, предстоящие тяготы —    Бран, промёрзший до самых костей, наконец согревался, оттаивал. И тепло Красной женщины правда казалось ему волшебством, светлой магией. Без сомнения, Брандон Старк повзрослел, однако ребёнок по-прежнему жив в нём, напуган и втайне мечтает, чтоб было как прежде: мать и отец, браться, сёстры, способность ходить, Винтерфелл, его стены.
[indent] Но вместе с тем он понимал, что дороги в прошлое нет; что она запорошена снегом. Оставалось лишь только надеяться, верить отчаянно, что ворон трёхглазый его исцелит. В самые морозные ночи, в самые жуткие мгновения пути мальчик представлял лицо матери, когда он придёт к ней на своих ногах. Она будет так счастлива! Мама всегда очень радовалась, когда Бран чему-то учился.
[indent] Только бы им ещё встретиться.

[indent] Мелисандру мальчик внимательно слушает, и, конечно, за Робба пугается: его старший брат в самом деле умён и силён, он похож на отца, но неужто не в силах... Грейджои! По лицу Брандона скользнула тень. — Почему же растёт войско Ланнистеров? — в его голосе почти явно звучала обида: как будто львы Утёса Кастерли нечестно играли, а маленький Бран уличил их. И, по правде сказать, вся ирония в том, что однажды-то так и случилось.
[indent] К сожалению только — все игры закончились. Хотя король Джоффри всё равно в жизни не смог бы побить Робба, и уж в этом мальчика едва ли кто-то мог разубедить. Своими глазами мальчик видел, как созывали знамёна: тысячи и тысячи по первому зову пришли в Винтерфелл, чтобы все, как один, пойти за его старшим братом, их сюзереном.

[indent] Бран странно дёрнулся, стоило жрице заговорить о Серсее и даже сам не понял, отчего. Ощущение, по правде, достаточно мерзкое: казалось, будто ответ на поверхности самой, но мальчик никак не мог ухватить, удержать его. Узнать правду.
[indent] Что такого могло быть в этой женщине? Её дети бастарды, но Брандон Старк бы последний, пожалуй, кому было сейчас хоть какое-то дело до них: лишь бы Робб победил, отомстив за отца: ему нужно вернуться, ведь грядёт та война, что в миллион раз важнее, серьёзнее. Едва ли важно, получит ли лорд Станнис Железный трон, если глаза его синевою небесной затянуты будут. — Мой брат не преступник! Знаменосцы признали его королём, — много раз Бран представлял себе, как это было: ему, кажется, Рослин об этом рассказывала. «Да сберегут её Старые боги.» — А другие и вовсе примкнули к Ланнистерам, — несправедливо считать врагом Робба: он ведь не сделал ничего дурного лорду Станнису. — Но тогда, может, Робб и лорд Станнис заключат союз? — Неуверенно предположил мальчик. — Они же оба не любят Ланнистеров, — а как быть с королевством Севера и Трезубца, Брандон не знал, да и разве его ума это дело? Ворон ждал его на войне — на другой.

[indent] Красная женщина всё говорила, и Бран улыбнулся в какой-то момент: — Нет, миледи, Вы немного не поняли, — в его чистых глазах нет и тени сомнения, что Мелисандра просто запуталась. — Я был вместо Робба, когда он ушёл, но все важные решения всё равно принимал он: мы посылали ему воронов, — мейстер Лювин и сир Родрик в те дни объяснили юному принцу, какова его роль, пока брата нет. О большем Бран и не просил: и так захватывало дух, что знаменосцы приветствовали его, как когда-то отца. Никто не требовал сложных, тяжёлых решений, о каком говорит теперь Красная женщина, и это понятно: Бран ещё слишком юн. —  Меня теперь вовсе погибшим считают, а Рослин скоро родит Роббу наследника, — но с младенца, по правде сказать, спросить можно еще меньше, чем с его дядей. — А я буду когда-нибудь управлять своим собственным замком — не Севером, — Бран не знает, вернётся ли, но в Винтерфелле ему понравилось быть лордом, и мейстер Лювин его похвалил. А ещё Мелисандра не должна знать, куда лежит путь Брандона Старка.

[indent] Подняв на неё чистый взор серых глаз, мальчик вдруг понимает, к чему она клонит. Он действительно очень хотел спасти Робба, и слова Красной жрицы его напугали, но ведь ему всегда говорили, что он должен слушаться старших. И Бран, в общем, слушался — во всяком случае, когда ему не велели не лазать по стенам. Но вдруг это правда единственный способ спасти Робба? Бран не хотел потерять и его, и тем более — быть в том виноватым. Как быть?
[indent] Мальчик резко зажмурился. Лица родных вдруг пронеслись перед глазами.
[indent] Его дед и дядя отдали свои жизни, спасая Лианну от принца Рейгара.
[indent] Его отец учил всегда быть верным своим людям, вынося приговор — самому исполнять его. 
[indent] Его мать бросилась на лезвие кинжала, защищая его — Брана — жизнь.
[indent] Его брат собрал армию, чтобы вернуть свободу отцу.
[indent] Так неужели Брандон не один из Старков, неужели он даст слабину, да покорится страху?
[indent] — Нет, — резко открыв глаза, решительно сказал мальчик. — Я не предатель, как Теон Грейджой, — одёрнув руки, Бран прижал их к груди, спиной почти вжимаясь в стену, из всех сил стараясь оказаться подальше от Красной женщины.
[indent] Где-то вдали послышались шаги, и мальчик молил про себя Старых богов, чтобы это были его друзья: нужно было скорей уходить.

Отредактировано Bran Stark (2017-07-30 01:23:03)

+3


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Танец драконов » 2.12 Восточный Дозор-у-моря. The Choice


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC