Game of Thrones ∙ Bona Mente

Объявление

Petyr Baelish

«Помнится, один лютоволк, пусть старый и матёрый, не прислушался к совету певшей на все лады птички, и где же он теперь? Хотелось верить, что хоть кто-то из гордого племени Старков окажется умнее, хотя бы невинное дитя, что все считают недалекой девочкой, истово верящей в рыцарскую честь. Но, быть может, именно младший волчонок окажется смышлёнее?»

Birds and wolves

Настоящее (299г)

1.68 Тирош: Nymeria Sand
1.80 Королевская Гавань: Myrcella Baratheon
1.82 Королевская Гавань: Sansa Stark
1.90 Королевская Гавань: Olenna Tyrell

Настоящее (300г)

2.15 Ров Кейлин: Roose Bolton
Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Лорд-чайка

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Участники эпизода: Винафрид и Вилла Мандерли, Джайлс Сангласс, Виман Мандерли.
2. Место действия: Белая Гавань, Новый замок - Чертог Водяного и другие помещения.
3. Время действия: 10 месяц, вскоре после прибытия лорда Сангласса в Белую Гавань
4. Описание эпизода: Шутливое прозвище, данное Джайлсу юной Мандерли, оказывается не так далеко от истины. Благородное воспитание, высмотренное Санглассом в манерах назвавшейся компаньонкой Винафрид, - тоже. За торжественным обедом в честь встречи оба стараются сделать вид, что первый раз друг друга видят, но чем дальше заходит разговор, тем тяжелее сдерживаться. Обоим.

+2

2

Помпезность праздничного действа была напрочь сорвана одним единственным взглядом.

Винафрид, как и все в замке, готовилась к встрече лорда Сангласса, попеременно то суетясь в гостевых покоях, то помогая Вилле выбрать наряд и не сойти с ума от нравоучений матушки. Тайком под покровом ночи она рассказала сестре про лорда-чайку, получив изрядную порцию насмешек, но делиться душевными тайнами Винафрид было больше не с кем. И вот они, прекрасные сестры Мандерли, преисполненные важностью момента, встречают высокородного гостя, что должен был построить и повести в бой флот Севера.

Один взгляд.

Воодушевление, испытываемое Винафрид от одной только мысли, что именно здесь, в Белой Гавани, будет коваться история всего Вестероса, рухнуло под давлением одного ироничного взгляда. Она смотрела на ступившего в Чертог человека и долго не могла отвести глаз, словно не веря в происходящее. Но нет: те же усы, тот же нос, тот же взгляд.

Тот же взгляд, разрази его Семеро.

Сердце пропускает удар, Винафрид улыбается и приседает в реверансе, отзываясь на свое имя, и на мгновение опускает ресницы. Обычно деятельная и сдержанная, она отчего-то пребывает в смятении и чуть хмурится. Лишь одернутая Виллой, Винафрид устремляется за стол, как велит лорд Виман.

Это он, – тихо шепчет она сестре, коротко оглядываясь на Джайлса. Как назло их взгляды вновь пересекаются, и Винафрид отворачивается чересчур поспешно. – Лорд-чайка.

За столом гудят низкие голоса, и тихий девичий шепот теряется в нем. Свита лорда Сангласса по ту сторону стола состоит из одних только мужчин, и Винафрид это отчего-то не нравится.

Отредактировано Wynafryd Manderly (2016-11-22 10:26:10)

+6

3

На этот раз ничего не напоминало предыдущий визит. Теперь лорд Сангласс и не думал прятаться, наоборот, пользовался случаем показать себя всей Белой Гавани. Семь его кораблей вошли в порт и, лишь было получено разрежение хозяина этих земель, его люди высаживались на берег, демонстрируя силу которую Джайлс привёл с собой, под знамена Короля Севера. Естественно не осталось и следа недавней скромности в одежде, сам лорд и его свита надели лучшие свои одежды. И ехали они к воротам замка как раз той дорогой, что он недавно провожал свою прекрасную леди. Рекомая леди оказалась куда как непростая, Джайлс лишь еще раз в этом убедился, когда обнаружил кольцо.  Сейчас он не надел его в открытую, оно покоилось на цепочке, на шее. Ведь при встрече они и так узнают друг друга. А встреча произойдет скоро, он не сомневался.

Они вошли в главную залу и лорд Сангласс впереди своих людей шествовал навстречу лорду Мандерли, ожидая, когда хозяин замка начнет беседу и обмен приветствиями. И тут он увидел свою таинственную леди. А рядом с ней значит ее сестра, та самая которую «Леди Вилома» искала в порту. Да, слухи ничуть не преувеличивали красоту внучек владыки Белой Гавани. Впрочем, на младшую Джайлс сейчас едва обратил внимание. А вот взгляд Винафрид он поймал, увидев в нем уже знакомые молнии. Они оба представились друг другу чужими именами, а теперь знают настоящие, хоть никогда их не называли.

Что же, дому Мандерли безусловно повезло, что лорд Сангласс прибыл в Белую гавань с исключительно дружескими намерениями. Ведь ему в руки тогда угодила величайшее сокровище лорда Вимана. Как жаль, что сейчас он не может сосредоточиться на беседе с чаровницей, ведь им точно есть, что друг другу сказать. Хотя Джайлс готов был биться об заклад, что красавица просто так не простит ему лицедейства. Но сперва, уладить все дела с ее дедом. В тот раз таинственная леди говорила о некоем женихе. Насколько знал сам лорд Сангласс, официально она ни с кем не помолвлена. Неужели появился кто-то в последние недели? Ну нет, так просто дому Мандерли от него не отделаться. Кроме того, даже если жених есть, то он не в Белой гавани, иначе его бы пригласили к обеду.

Джайлс ждал, пока лорд Виман начнет. И вновь посмотрел в глаза Винафрид и улыбался.

+5

4

День выдался довольно тяжёлый. С самого утра лорд Виман принимал капитанов торговых судов, успел заключить несколько выгодных контрактов, а кроме того вступил в неприятную полемику с главами торговых гильдий, которые в очередной раз требовали финансовой поддержки. Дебаты были настолько долгими и тяжёлыми, что в итоге лорд Белой Гавани был вынужден удовлетворить часть просьб, тем самым изрядно поубавив количество собственного серебра. Настроение от подобного, понятное дело не улучшилось. А приёмы не заканчивались. Дело дошло до того, что лорд Минога отменил все визиты на сегодня. Осталась одна лишь встреча, пропустить которую толстый лорд не мог.

И вот время пришло. Необходимые приготовления были сделаны, внучки, как и леди Леона нарядились в лучшие наряды и присутствовали рядом с Виманом. Личная гвардия Мандерли, во главе с Марлоном так же присутствовала в Чертоге Водяного. Обстановка была более чем торжественная, посему былую усталость пришлось отбросить, взяв себя в руки. Тем более, что грядущая встреча имела серьёзное значение для военного развития Севера, а подвести своего короля лорд Виман права не имел.

В каждом человеке из свиты лорда Сангласса сразу узнавался опытный моряк. Описать это Виман вряд ли смог бы, однако многолетнее общение с людьми разного сорта взрастило свои плоды. Теперь лишь взглянув на человека, Мандерли сразу узнавал его профессию. Посему, для лорда не составило труда определить вожака свиты. Не только по его одеждам, но по проницательному взгляду, по резким чертам лица, по осанке. Это был не просто опытный моряк. Лорд Сангласс являлся лордом по духу. Жёсткий, расчётливый сильный. Именно такой человек и нужен был Северу. Лорд Мандерли лишний раз удостоверился, что не прогадал с кандидатом.
Не вставая со своего места, лорд Минога поприветствовал своих гостей.

- Искренне рад видеть Вас в своих владениях! Признаюсь, давно ждал момента, когда мы сможем побеседовать лорд Джайлс! Как Вы уже догадались я и есть Виман Мандерли, а это и есть Белая Гавань, в которой мы, надеюсь с Вами, будем возрождать флот Севера! Но об этом позже. Кстати позвольте представить Вам моих самых верных и любимых соратников в моей жизни. Леди Леона Вулфилд, супруга моего старшего сына и мать двоих моих внучек. А вот и они! Первые красавицы Белой Гавани! Леди Винафрид Мандерли....- Виман указал дланью на старшую внучку -... и леди Вилла Мандерли, моя младшая внучка! - указывает рукой на младшую.

- Итак! - после короткого знакомства произнёс Виман - Дабы не задерживать нас всех придворным этикетом, давайте же к столу! Вот за пиршественным столом мы и обсудим всё, что нас волнует, а Вы расскажете мне и моим внучкам о Ваших морских подвигах! Всю Вашу свиту приглашаю присоединиться! -

Несмотря на показное добродушие, лорд Мандерли был взволнован. Даже встревожен. Он не доверял лорду Джайлсу, хотя сам и позвал его. Видно было, что гость настоящий морской волк, как и его команда, только вот каковы его настоящие цели. Должность адмирала бесспорно великая честь, однако очевидно, что флота в полном смысле слова, нет и в помине. Пара десятков кораблей Белой Гавани и семь лорда Джайлса. Работы ещё уйма, а ведь кроме постройки кораблей, нужно нанять и обучить матросов, да и возглавив флот, Сангласс обязуется официально присягнуть королю Севера, тем самым оборвав отношения с былыми собратьями. К тому же идёт война, вставая на одну сторону, человек отвергает другие. Понимает ли это гость? Сможет ли справиться с таким тяжким грузом? Именно это лорд Минога и собирался выяснить....

+6

5

Совместно с Винафрид
Вилла, признаться честно, была далека от румянца смущения и сердечных мук, потому и не понимала свою старшую сестру. Но махнула рукой, в конце концов — возраст, Винафрид уже положено. Надо сказать, что восхваленного речами лорда-чайку она не особо жаловала, привыкла как-то к неподдельному восхищению только в свою сторону. И от того же ревновала.

С чайками же у неё ассоциации не самые лучшие были: громкие, гадкие и вечно в порту ошиваются подобно людским воришкам. Разве можно ожидать что-то хорошего от такого лорда? Вилла покачала головой, одернув замершую старшую сестру. Не иначе в ступор ушла, приобщаясь к стайке восторженных девиц на галерках.

Вилла вздохнула, смерив пресловутого лорда взглядом, полным презрения и лёгкого интереса — должно же в нем быть хоть что-то? Впрочем, она могла бы спросить сестру, если не голос дедушки, разносившийся по зале. Даже будучи бунтаркой, младшая Мандерли никогда не перечила деду и не собиралась прерывать его торжественные речи. Лишь оглядывала зал, пытаясь определить тех, с кем можно было бы разнообразить помпезный и скучный вечер.

— В нём ничего особенного, — ворчливо подтолкнула сестру локотком, не выдержав таки, а после  искусно делая вид «я-здесь-не-причем».

- Ты совершенно права, - тихо отозвалась Винафрид, бросив короткий взгляд на Сангласса. Она явно была недовольна.

— Волосы сальные, нос крючком, брови как волосы у деда, — немедленно фыркнула Вилла, бросив осторожный взгляд на матушку. Дед ей всё простит, дядя посмеется, а вот с матушки станется провести постылую лекцию о манерах. Впрочем, маленькая хозяйка душой всё же немного покривила: волосы гостя были ухожены на зависть любой девушке, а профиль горделивый и даже красивый. Но хоть про брови не наврала, вились совсем как волосы дедушки, хоть и были смольно-чёрные. — А взгляд-то, взгляд!

А что там со взглядом, Вилла тактично умолчала — то ли слов не подобрала, то ли смутилась, невольно поймав очередной взор, брошенный в сторону старшей сестры.

- Тише, - прошипела Винафрид, поднимая бокал и расплываясь в радушной улыбке как раз вовремя, чтобы дедушка и гости ничего не заметили. - Тебя могут услышать, - снова обратилась она к сестре, когда мужчины вновь вернулись к разговорам о делах. Впрочем, в уголках губ спрятала она смех, сравнения младшей пришлись ей по вкусу.

- Он узнал меня, - убежденно шепчет она.


— Ну и пусть, — едва сдержавшись, чтобы не фыркнуть снова, Вилла присоединилась к трапезе. Добавить к своим выводам, как и к речи дедушки, ей было нечего. Но всё же уцепилась за приятный подарок от деда: морские путешествия её действительно интересовали. — Дедушка прав, мы не прочь послушать чужие сказания, да быть может и поведаем свои.

Лукавством сочилась вся фраза, а взгляд был обращен на зазнобу старшей сестры. Впрочем, к лёгкому говору младшей Мандерли все были привыкшие, разве что гости будут шокированы столь явным различием между сестрами. И совсем тихим шёпотом к старшей: — Тебе стоит согнать румянец со щёк, на свинюшку похожа.

Отредактировано Wylla Manderly (2017-07-11 13:14:02)

+5

6

И Винафрид смотрит, украдкой вылавливая раз за разом взгляд лорда-чайки - не менее заинтересованный, чем ее собственный. Семеро, что же она делает? Старшая Мандерли сама себе не хозяйка и словно в бреду мечется между воспитанием и чувствами - злостью в большей степени. Он лгал ей - в лицо, нагло и нахально усмехаясь. Винафрид помнит ясно и живо: улыбка с губ Стеффана из Сумеречного Дола не сходила вовсе, а значит все это время он смеялся над ней и лицемерил.

А теперь смеет продолжать улыбаться. Разгневанная леди красна и выглядела бы смущенной, если бы не сверкающие в ее очах яростные молнии. Едкое замечание сестры приходится в самый раз - Винафрид нужно взять себя в руки и вспомнить, кто она и какой миссии служит.

Лорд Сангласс нужен лорду Виману и Королю Севера. Этот пройдоха необходим всему Северу - и леди должно придержать язык. И - видят Семеро! - она придерживает. За столом Винафрид молчалива, слушает мужчин и изредка переговаривается с сестрой. Разговор лордов ее будто бы и вовсе не трогает - что взять с легкомысленной кокетки, знакомящейся на улицах Белой Гавани с заезжими моряками? Но на деле - предельно внимательна, впитывая всякое слово. Дедушка слишком потрудился над ее воспитанием, чтобы шквал эмоций, какими бы они ни были, помешал ей здраво рассуждать.

Всматривается она и в лица мужчин из свиты Сангласса. Есть ли здесь те, кто был в трактире вместе с лордом-чайкой? Те, кто мог бы узнать ее наравне с ним. Винафрид не узнает, но ни в чем не может быть уверена - тех людей она видела лишь однажды, и многих вовсе со спины. В любом случае, ни один из них не выдает ее тайны, а гордая леди уже готова отправить их всех к Неведомому, дабы так и оставалось до самой вечной зимы.

В отличие от жизнерадостной и веселой Виллы, не стесняющейся изредка встревать в разговоры мужчин и получать один за другим недовольные взгляды матушки, Винафрид молчалива - и аппетита у нее тоже нет. Едва тронутое мясо остается перед ней, а голова волнительно плывет - не то от гнева, не то от испитого вина. А тем временем не утихают гулкие голоса и смех. Чертого Водяного наполнен необычайной живостью, и Мандерли уже и не вспомнит, пожалуй, как давно в последний раз здесь было так шумно. После вести о пленении лорда Вилиса - любимого отца и сына - в Новом Замке было безрадостно.

Наконец, затянувшееся застолье подходит к своему завершению. Винафрид не без недовольства замечает, что лорд-чайка приглянулся ее деду - но удивляться тут, конечно, нечему. Он обаятелен, остер на язык и умен, и даже наперсница лорда Вимана не может не заметить твердой осанки и колкости взгляда - таких, какие должно иметь лорду и командиру. Такие, каких не было в нем в день их первой встречи, и Винафрид злится по новому кругу - теперь уже на себя, что не заметила черт, очевидно указывающих на его происхождение. Дедушка не допустил бы подобной ошибки - равно как и она не должна была.

Вилла сбежала одной из первых - пока ей не досталось от матушки и септы, не ставшие позорить юную леди публичным выговором, но откровенно недовольных ее поведением. Сидевшая тише воды Винафрид гнева матери не удостоилась - и на правах младшей хозяйки Замка вместе со служанками отправилась показывать гостям их комнаты. Только теперь она вновь заговорила с лордом-чайкой - но сдержанно, манерно, лишь отвечая на вопросы об устройстве Нового Замка. Им ведь еще потребуется найти обратный путь? Хоть бы и на свои корабли, - со злостью думает Винафрид, не теряя милейшей улыбки.

Разумеется, последним остается лорд Сангласс. Мандерли сердится и с этого - хотя сама вела процессию таким путем, чтобы иметь возможность переговорить с ним с глазу на глаз.

- Дальше я сама, - прогоняет Винафрид настоящую Вилену - ту, что вечно помогает сестрам Мандерли. Ей не нужны лишние уши - хотя, верно, половина Замка уже скоро будет гудеть. И не сказать, чтобы слухи не заботили леди. Шорох шагов служанки стихает за поворотом, а Винафрид замирает напротив покоев лорда Сангласса, совершенно не намереваясь туда входить.

- Вы солгали мне, - хмурится она, улыбка сходит с миловидного личика - словно волной с берега смыло песчаный рисунок. Винафрид не переходит на крик - лишь шепчет вкрадчиво и тихо, но в глазах ее бушуют молнии.

+5

7

К встрече с хозяином Белой Гавани лорд Сангласс был полностью готов, он знал, чего хочет сам и чего желает от него лорд Виман. Недавний вояж ему в немало помог, а новые подробности успели сообщить оставшиеся в городе люди, присоединившиеся по дороге в замок. Ведь у лорда Приветной Бухты большие планы и он не пожалеет не сил не средств, чтобы осуществить их. Ему не по дороге не с Ланнистерами, ни тем более со Станнисом. Если лысый ублюдок не угробится сам, Джайлс сможет протащить его под килем. Водой покарать за огонь, так принято поступать с мерзавцами. Но сейчас он старался произвести на лорда Вимана нужное впечатление. Отвечал на приветствия как подобает лорду, рассуждал о войне как подобает рыцарю, делился мыслями о создании флота как адмирал и поминал безвинно убиенного брата, как подобает скорбящему.

Но с момента как он поприветствовал старшую внучку лорда Белой Гавани, каждый ее взгляд, брошенный в сторону гостя, заставлял сердце морского бродяги трепетать. О, он умел скрывать свои чувства от других, но никогда не обманывал себя. Больше всего на свете ему сейчас хотелось забыть обо всем и обо всех и остаться со своей таинственной леди наедине.

Нет, он был готов к тому, что увидит Вилену в замке во время приема. И к тому, что она не окажется просто компаньонкой и дочерью межевого рыцаря, когда нашел перстень. Знатная юная леди, чрезмерно рисковавшая в своих проделках и явно не первый раз. Но нежная чаровница как выяснилось, летает очень высоко. Внучка и, в бедующем, наследница старого лорда Вимана. Так высоко Джайлс не заглядывал. А в прочем, от своего намерения он отказываться не собирался, пусть это будет и четырежды трудно. Насколько он знал, леди Винафрид ни с кем не помолвлена.

Вот только молнии, которые она метала в каждом своем взгляде, говорили, что прекрасная леди обижена на Стеффана из Сумеречного дола. И обижена чуть ли не смертельно.

А ведь они провели вместе такой волшебный вечер …

Он ждал до самого конца пира. Нельзя допускать никаких оплошностей. И тем более не упоминать о произошедшем знакомстве в присутствии деда и матери его таинственной леди. Джайлс был уверен, что Винафрид не рассказала никому о своей отлучке из замка под личиной служанки. Ну, кроме разве что своей зеленоволосой сестры. Потому он спокойно и учтиво следовал за ней, как и подобает гостю, которому оказала честь внучка хозяина замка. Не каждого лорда будет провожать к покоям юная благородная девица.И с нетерпением ждал возможности поговорить с ней.

— Вы солгали мне.

Она так очаровательно хмурится, а лорд Сангласс все так же улыбается. Как же она сейчас прекрасна, когда не притворяется, а остается самой собой. Такая страсть и такая сила держать себя в руках. Право слово, еще больше захотелось заключить ее в объятья, прижать к стене и целовать. Целовать без конца.

- А разве только я один, - с самым невинным взглядом Джайлс пожимает плечами. – Разве хоть одно слово было сказано о том, что я провожал наследницу Белой Гавани? Или я не сохранил вашего секрета? Если вам нравится иногда побыть служанкой, то почему бы лорду Санглассу не побыть иногда каботажником.

О, будь она способна исторгнуть эти молнии из глаз, несчастный Не Стеффан сгорел бы на месте, даже пепла бы не осталось. Но все равно взглядом от нее оторвать было невозможно. Потому Джайлс уже никого, не стесняясь, любовался своей таинственной леди, в новой ипостаси.

+5

8

Ах, лорд Сангласс изволит считать, что коль скоро он поступил по чести – она теперь будет его должницей? Винафрид щурится гневно и высокомерно: уж она-то на этот счет не обманывается, и никому бы не позволила. Равно как ее секрет в руках лорда-чайки, Стеффана из Сумеречного Дола, так и его секрет – в ее ладошках. Хозяин Приветной Бухты тайком пробрался в Белую Гавань – зачем? Послушать сплетни или же, быть может, спланировать нечто дурное? Винафрид достаточно этого и хорошо поставленной речи, чтобы быть уверенной в возможности преподнести эту встречу дедушке в настолько мрачных тонах, что Сангласс будет молиться всем Семерым лишь о том, чтобы целым выбраться из Белой Гавани.

Но глядя в его светлые глаза, лучащиеся мальчишечьим озорством, Винафрид убеждена, что ничего плохого лорд-чайка не замышлял. Возможно, убедить в этом он смог бы и лорда Вимана? Возможно. Слишком уж он… хорош?

Возможно, она и сейчас обманывается, как в трактире обманулась образом кичащегося своим серебром каботажника. Винафрид не любит быть одураченной, и мысль о том, что этот коварный мужчина смог безнаказанно ее перехитрить, точит изнутри проклятием Неведомого – попранной гордыней.

Как же мне вам верить, лорд Сангласс? – Шипит разгневанная леди, едва дав Джайлсу договорить – не перебила, но еще бы чуть-чуть!.. – Вдруг вы и моего лорда-деда пытаетесь обмануть?

«Пытаетесь» – не случайно. Винафрид не верит, что хоть кто-то способен обдурить Вимана Мандерли – вот уж не сыскать умнее человека. Может быть, она не так много лордов повидала, но благополучие Белой Гавани и влияние Мандерли, еще недавно слывших предателями да лицедеями – говорит само за себя.

Быть может, мне уже сейчас следует пойти к нему и рассказать о Стеффане из Сумеречного Дола? – Еще сильнее понизив голос зловеще шепчет Винафрид. Взгляд ее – две колкие льдинки, и смотрит леди упрямо и недобро. – Что стоит одно наказание против благополучия Дома Мандерли и всего Севера?

Только вот смотрит он… Почему он так смотрит? Леди вздергивает подбородок, ведет коротко плечом – ей некомфортно под этим взглядом, словно она нагая перед ним. Гордость и выдержка северной леди не позволяют ей смутиться и сбежать из-под смеющихся светлых очей, но эта демонстративная дерзость возмущает ее.

+5

9

Таинственная и прекрасная леди и не подумала остановиться, или даже ослабить напор, столкнувшись с первым бастионом лорда Сангласса. И этим еще дальше прошла по пути к его сердцу. Джайлс никогда не был идеальным и благородным рыцарем, уж точно не таким, каких описывали в балладах. Если было нужно, он всегда мог сойти за такового. Только этой заводной красотке, явно не такие песни нравились совсем другие песни. Уж точно идеальный выходец их Века Героев подобных чувств у нее не вызвал бы. А за подобный взгляд лорд Сангласс был готов отдать очень многое. За то чтобы окунуться с головой в этот бушующий, страстный океан. Потому если улыбка на его лице и поколебалась, то лишь для того, чтобы стать еще шире. Его голубые глаза смотрели на девушку открыто и лучились весельем, но в то же время хищно и испытывающее. Это был не взгляд уверенного в совсем превосходстве над женщиной мужчины, а взгляд соперника принявшего вызов и салютующего с открытым забралом. Лорд Сангласс откровенно призывал юную леди продолжить и даже подбадривал ее.

И все же он продолжал воплощать собой уверенностью, за которой ничего постороннего не пряталось. Действительно, недавнее приключение очень даже напоминало сцену из тех самых известных всем баллад. Рыцарь и леди, оба переодетые встречаются в таком неожиданном месте. Лорд Сангласс знал, чем такие истории кончаются. И единственное о чем он жалел, что на прощание не прижал свою таинственную леди к стене и не поцеловал. Впрочем, он и так не сомневался в том, что та прогулка надолго запомнится леди Винафрид. И готов был биться об заклад, что раньше никому не случалось быть ее провожатым, хотя наверняка многие набивались.

- Прошу вас, Леди Мандерли, окажите лишённому отчего крова морскому бродяге милость, - он неожиданно кланяется перед юной леди, ней с таким выверенным придворным изяществом, и настолько невероятным подобострастием, будто стоит, по меньшей мере перед самовластной королевой в тронном зале, а не наедине у дверей отведенных ему покоев. Так он даже в поклоне умудрился не отвести от чаровницы ничуть не сменившегося взгляда. – Расскажите своему деду о том, что увидели и услышали в тот вечер.

Он вновь следит за каждым ее жестом, каждым мускулом ее лица, стараясь запомнить это навсегда. Так редки женщины прекрасные даже в гневе. Так приятно смотреть, как ее красота становится острее, как в голосе натягивается стальная струна властности. Настоящая леди, о каких тоже рассказывали истории, пусть и куда реже. Как раз такие, лорд Сангласс сам послушать любил. Правда чувствовалось отсутствие у девушки должного опыта, но Джайлс с радостью готов был преподать ей урок и не один.

- Если бы я не совершил этого вояжа в Белую Гавань, перед своим официальным прибытием, лорд Виман пожалуй перестал бы меня уважать. Ну, или как минимум ценить стал бы значительно меньше, - как ни в чем ни бывало, продолжает лорд Сангласс, глядя прямо в глаза северной чаровнице. – Вы ведь знаете, что ваш дед не терпит глупцов, особенно подле себя. Сейчас непростое время, и излишне доверчивый обречен, будь он хоть король, хоть последний смерд. Так как же я мог явиться сюда, привести своих людей, предложить мою службу, не проверив, что творится в Белой Гавани. Ведь до сего дня я не имел чести лично знать лорда Мандерли. Ну и разве можно поставить во главе флота Севера столь опрометчивого человека? Думаю единственное чего ваш дед не может сейчас сказать точно, так это отправил ли я только соглядатаев вперед себя или же решил осмотреть город и порт сам, не попавшись на глаза никому из его людей. Вот это мое умение он вполне оценит. Сам я не могу рассказать ему об этом, благо смотреться будет глупым бахвальством. А вот ваш рассказ придется как раз кстати. Поведайте хозяину Белой гавани, что Джайлс Сангласс храбр, умел и великолепен.

Он был уверен, что с таких соблазнительных уст Винафрид, жаждут сорваться множество самых различных слов. Интересно, какие она выберет.

+5

10

Да он… потешается!

Это веселье сквозит во всем: во взгляде и улыбке, в шутовском поклоне и нарочито изящных жестах, в малейших интонациях и точно выверенных словах. Он что, узнал ее еще в Белой Гавани и готовил эту речь? О, Семеро, конечно же не мог – откуда бы ему знать, какой норов у сестер Мандерли.

Но от этого веселья сводит зубы. Глаза Винафрид становятся шире от гнева, а дыхание учащается. Она и не вспомнит уже никого такого, кому настолько сильно хотелось бы влепить хлесткую, звучную пощечину. Но леди Мандерли держит себя в руках, понимая: улыбка лорда-чайки от того станет лишь еще шире. Ударить его – да даже замахнуться, показать желание сделать это, – значило бы поддаться эмоциям, а как следствие – проиграть ему в этой игре из колких взглядов и едких слов. В этой войне.

Воцарившаяся тишина разрывается звонким, мелодичным смехом. Беззлобным, искренним, чистым – так, словно смешнее шутки леди Мандерли в жизни еще не слыхала. Обезоруживающее ее веселье смягчает черты лица и даже в уголках глаз не остается ни намека на раздражение.

И вы правда во все это верите? – Отсмеявшись, спрашивает леди. Ее голос по-прежнему смешлив и беззаботен, но в тоне проскальзывает насмешка – ответная, под стать его поклону. – Великолепен, вот это все, – Винафрид изящно ведет ладонью, как бы обводя лорда-чайку невидимым кругом. Она все так же смеется, широко улыбаясь. – Самомнения вам, конечно, не занимать.

Винафрид кивает этой своей мысли, и прищуренный ее взгляд становится чуть хитрее: она и не скрывает удара, что пытается нанести мужскому самолюбию.

Чересчур откровенная провокация, лорд Сангласс, – говорит леди почти серьезно. Быть может на иных девиц и подействовало бы, но Винафрид Мандерли – упряма и обладает самомнением не меньшим, нежели лорд-чайка. И какому-то мужчине она уж точно не позволит влиять на свои решения – ни назло ему она поступать не намерена, ни удовлетворять его просьбу. Леди тянет улыбку, и во взгляде ее ясно читается: она сама решит и в советах приезжего лорда не нуждается.

В отличие от Севера и его будущего флота, судьба которого полностью в руках этого человека. И ей, молодой и красивой леди, впору бы обхаживать гостя Белой Гавани так, чтобы никогда в жизни он и не помыслил о предательстве, чтобы прикипел душой к Северу настолько же, насколько проймет его сердце леди Мандерли.

И она могла бы. Может и сейчас, но слишком злит ее прищур серо-голубых глаз. Прогибаться перед ним, строить из себя легкомысленную дурочку – поперек гордости. Перед кем угодно, но не перед лордом-чайкой, что смотрит с такой наглостью. Его вызов она принимает с достоинством и… охотой.

Попробуйте аккуратнее в следующий раз… Вы способны? – Дерзит леди без смущения.

+5

11

Как жаль, что у них нет в распоряжении всей ночи. Джайлс был готов продолжать эту увлекательную беседу часами. Но так долго провести наедине со своей прекрасной леди ему не позволят. Очень скоро Винафред хватятся, и сюда заявится кто-то из ее свиты или свиты ее деда. А сейчас никак нельзя давать пищу для слухов. Лорд Сангласс внимательно следил за каждым звуком доносившемся из коридора и с галереи, но это совсем не мешало ему внимательно следить за тем водопадом чувств отразившемся на лице и особенно в глазах северной чаровницы услышавшей его ответ.

Он упрямо балансировал на самом краю, приглашая юную леди шагнуть вперед, особенно пока они наедине. И от Джайлса не укрылся ее первый порыв. Какая жалость, что она ему не последовала. Ведь тогда бы он не только перехватил руку девушки, но и похвалил ее тонкие и изящные запястья. Но у страстной красавицы хватило и силы воли, чтобы не поддаться порыву. Да, даже в Королевской Гавани ее бы не смогли проглотить сразу. И это еще больше добавляло очарования.

И тут коридор огласил звонкий девичий смех. Яркий, живой, отскакивающий от каменных плит, разносящийся дальше. Гнев, обида, все прочее – просто исчезло, будто бы и не было. Винафрид приняла предложенную ей игру. Оказалось у к ней у юной леди талант.

- Но разве я хоть одним словом соврал? Или где-то покривил душой? – отвечает лорд Сангласс, дав прелестнице отсмеяться. Теперь они оба хоть бы и внешне в радушном настроении. – Хотя вы метко заметили, меня часто попрекают самодеятельностью, тщеславием и раздутым самомнением. И за что? – В этот раз Джайлс изобразил искреннюю оскорбленнойсть в лучших чувствах. – За то, что трезво себя оцениваю. – И теперь уже он сам захохотал, громче чем позволял себе раньше.

Лорд Сангласс позволил прекрасной леди попробовать себя на зубок и нанести удар. Но вот в крепости своей брони он был полностью уверен. Конечно, это дорого ему обойдется, но так уж сложилась судьба. Казалось бы, он в тот вояж разузнал все, что хотел о Белой Гавани, но этот город смог его удивить. Джайлс не ждал встретить свою таинственную незнакомку так скоро и в таком качестве. Но все равно решил действовать, тем более что и сама леди Винафред была явно заинтересована произошедшим. Да, обида за то что не раскрыл перед ней свою маску. И не желает чувствовать вины. Но вины за собой Джайлс не чувствовал, а вот вина хотелось.

- Что же, вы раскусили мою слабость, леди Винафред. И мой страшный грех. Люблю поступать прямо, когда обстоятельства к этому располагают, - не стесняясь, лорд Сангласс подмигнул. Его собеседница явно тоже начала получать удовольствие от происходящего. – И как знать, когда еще у меня появится такая возможность быть с вами откровенным. Если пожелаете, я покажу вам на какие изящные маневры я способен. Вам ведь и это доставит удовольствие?

+5

12

Винафрид смотрит на лорда со снисхождением и пониманием, как на тяжело больное дитя, нуждающееся в сочувствии и мудрости старших. Трезвая оценка! О, Семеро, до коей меры может быть самоуверенности и непоколебимой наглости у мужчины, по горестной случайности ставшего главой своего Дома? По-видимому, несметно, и один Неведомый знает, что еще прячется в прозрачных глазах.

Его смех… Скорее приятен, хотя и злит. На лукавое подмигивание она отвечает саркастично вскинутой бровью. Лорд Сангласс забыл, с кем разговаривает? Леди Мандерли напомнит: вящей холодностью, достойной гордой северянки.

Что же, пожелаю, – со спокойной, доброжелательной улыбкой тянет Винафрид, а глаза – две колкие льдинки – глядят с хитрецой и лукавством. Ей, возможно, и впрямь интересно, на какие такие маневры способен лорд Приветной Бухты, но она слишком благоразумна, чтобы напрашиваться на неприятности здесь и сейчас. Довольно и того риска, которому она подверглась по его милости в городе. – Не разочаруйте меня за завтраком, лорд Сангласс. А я решу, удалось ли вам… доставить мне удовольствие.

А заодно – решит, что делать со Стеффаном из Сумеречного Дола. Ради Дома Мандерли она не спустит с лорда-чайки взгляда: будет следить за всяким движением и словом, выискивая в союзнике Короля Севера зачатки предательства.

И ошибки она не простит. Винафрид не говорит этого вслух – но глаза ее красноречивее всяких угроз.

Леди приседает коротко, едва заметно касаясь ткани юбок ладонями – изображает прощание без всякого на то словесного предупреждения. По ее мнению, разговор окончен, и нет нужды задерживать утомленного дорогой и собственной хитростью лорда на пороге его опочивальни. Ускользает Винафрид ловко и изящно, словно танцует.

Я могу показать вам септу, – уже уходя оборачивается она, предоставляя взгляду Джайлса изгиб шеи и изящный профиль. – На случай если пожелаете покаяться в грехах, – смеется девушка. Впрочем, не настаивает и ответа не просит, немедленно отворачиваясь и оставляя лорда Сангласса наедине со своими мыслями.

И, стоит заметить, покидает она его в куда более благодушном расположении духа, чем была за столом. Что, конечно, не помешает ей, вновь ворвавшись в покои сестры под покровом ночи, заверить макушку младшей Мандерли, что лорд-чайка все так же сильно раздражает ее.

Насмешливый взгляд Виллы Винафрид будто бы не замечает – но на всякий случай дергает за зеленую прядь. Случайно.

+6

13

- Хотите послушать истории о лучших моих деяниях? - Джайлс проводил девушку по истине чистым, легким и не терпящем фальши взглядом. – Для этого не обязательно звать в компанию Семерых. – И смеется в унисон с уходящей прелестницей, не обращая внимания, насколько громко он это делает. Как и все красивые гордячки, леди Винафрид не упустила ни одной возможности подразнить собеседника и показать  себя. Так что смеялся Джайлс, пока ее шаги на галерее не смолкли.

Спать совсем не хотелось, хотелось пару бутылей крепкого арборского и соленого ветра в лицо. И то и другое здесь было получить не трудно. В груди лорда Сангласса клокотал изголодавшийся без дела зверь. Белая Гавань обещала быть к нему щедрой, дав не только возможность отомстить и получить куда больше, чем было утрачено, но и искусную ловушку чувств. Нет, Джаилс не сомневался, что это была случайность, а не план лорда Мандерлди, но какое же удовольствие он получил от этого рыцарственного приключения. И еще получит. Осаждать этот бастион будет не просто, но тем слаще будет вино победы. Таинственная леди из Белой Гавани не покидала мыслей лорда Сангласса, а тот привык быть честным с самим собой. Потому позаботится о том, чтобы так или иначе мысли о нем самом, не никогда не оставили бы прелестную головку внучки хозяина Белой Гавани, будь то воспоминания о первой встрече или негодование от попыток смутить барышню и неделание раскаяться под ее обвинением.

Но нужно разузнать больше. Винафред не просто внучка, она наследница лорда Вимана. А значит на нее уже давно построены планы, которые вряд ли включают в себя лорда Сангласса. Что же, решил Джаилс, значит придется помочь лорду Виману пересмотреть свои планы. А за одно построить новые, и чем грандиознее, тем лучше. В эпоху охватившего Вестерос пожарища, Джайлс Сангласс не собирался размениваться на мелочи.

К началу утренней трапезы, разделить которую с родом Мандерли был приглашен лорд Сангласс, Винафрид не спустилась, хотя ее родственницы уже начали справляться о ней. Сам Джайлс вместе с хозяином Белой Гавани вновь обсуждал дела предстоящей1 войны. Сколько времени потребуется на постройку кораблей. Где навербовать мастеров и опытных матросов. Можно ли найти по ту сторону Узкого Моря подходящих союзников, желательно надежнее тех пиратов что нанялись к Станнису? Какие силы в случае неожиданности можно будет поднять совместно. Сколько и за какую цену можно нанять мирийских арбалетчиков на север. И это далеко не все списки. У лорда Вимана наверняка были и свои соглядатаи как минимум в Бравосе, но все же его интересы всегда лежали далеко от Эсоса. А вот лорд Сангласс прибыл оттуда и жил там долгие годы. Эта карта могла серьезно повлиять на ход игры.

И все таки, где же прекрасная юная леди, грозившая взвесить и обмерить его во время завтрака. Неужели просто решила поистязать Джаилса бесплодным ожиданием. Нет, ведь не явившись сюда она признает свое поражение в очередной битве. А вот измотать временем постарается точно. Лорд Сангласс никуда не торопился. Лорд Сангласс ожидал северную прелестницу, не отрываясь от дел. Собственно, он мог бы вести эту беседу еще два или три часа, чтобы подробнее уточнить все детали, дать нужные советы лорду Виману и после отдать некоторые распоряжения уже своим людям. А вот Винафрид придется или явиться или сказаться больной. Кажется она сама загнала себя в весьма изящную ловушку. Ведь лорд Сангласс говоря о себе самом, никогда не кривил душой.

+5



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC