Game of Thrones ∙ Bona Mente

Объявление

Arya Stark

«Жаль, что она сама не убила этого слизня в короне. Что не видела его лица в ту секунду, когда он понял, что смерть стоит перед ним. Наверняка он пищал как плаксивая девчонка и молил о пощаде, как в тот день, когда Нимерия едва не отгрызла ему руку. Жаль, чудовищно жаль, что Арья не смогла в этот момент громко расхохотаться в его холеное лицо — так, чтобы смех Старка был последним, что он слышал на этом свете».

Birds and Wolves

Малый совет

Catelyn Stark - Мастер над законами
Leonette Tyrell - Мастер над шептунами
Taena Merryweather - Великий мейстер


Краткий сюжет

Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Песнь о Зимней розе » Oh, sweet she was, and pure and fair


Oh, sweet she was, and pure and fair

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://68.media.tumblr.com/685999bf75dbb9f0a92b7154c99cec09/tumblr_ofvr7083yn1vu2w89o5_400.gif http://i.imgur.com/BJRzg6b.gif

1. Участники эпизода в порядке очереди написания постов: Линесса и Дейси Мормонт.
2. Хронологические рамки: 289 год.
3. Место действия: Усадьба Мормонтов.
4. Время суток, погода: благоприятные для выяснения отношений.
5. Общее описание эпизода:

"My nephew Jorah brought home a proper lady once," said Lady Maege. "He won her in a tourney. How she hated that carving."
"Aye, and all the rest," said Dacey. "She had hair like spun gold, that Lynesse. Skin like cream. But her soft hands were never made for axes."
"Nor her teats for giving suck," her mother said bluntly.
A Storm Of Swords

Отредактировано Dacey Mormont (2017-07-23 16:09:50)

+2

2

[indent] Сообразительности Линессе хватало всегда, однако любознательности – ни на грош. Ее, как и всех детей Лейтона Хайтауэра, учили самым разным наукам, коих было в изобилии, ибо как же семье, держащей в руках своих город, где в небо упирается светлая башня Староместа, не чтить наук? Линесса бы, кстати, и не чтила, но с родителями не поспоришь, и приходилось зазубривать и геральдику, и счет, и правописание, и даже риторику со стихосложением, а еще географию, историю, валирийский, и списку этому не было конца. Линесса, впрочем, выход нашла и всерьез занималась лишь тем, что ее хоть сколько-нибудь интересовало, в остальном же запомнила какие-то основные вещи, а все прочее списывала на свою девичью память. Помнится, септа, мейстер и отец ее журили за подобное разгильдяйство, но стоило им взглянуть в ее чистые младенческие глаза, как все тут же понимали, что искать там особо нечего.
[indent] Не то что Линесса и впрямь была так уж глупа, нет, отнюдь, она не нуждалась в находчивости и не уступала в том многим мейстерам и прочим ученым людям, но желание чему-то учиться ее не постигало почти что с самого детства. Так или иначе все вскоре махнули на девочку рукой, в конце концов, для удачного замужества не нужно знать всю историю до времен Завоевания Эйгона и, уж тем более, отличать  дактили от амфибрахия. Хватало скудного запаса валирийских стихов, местами чуть искаженных, однако в исполнении звонкогласой Линессы даже проклятия звучали бы, как пения соловья, хватало также геральдики, правописания, а остальное восполнялось очарованием, фантазией и смекалкой.
[indent] Только вот будь ты хоть сто раз смышленым малым, но если ты ничего не знаешь о том, где находится то или иное место на карте, ты никогда не сможешь понять его до конца. На том Линесса Хайтауэр, молодая жена Джораха Мормонта, и попалась. Милая леди знала, конечно, что Медвежий Остров находится на Севере, однако отчего-то ее воображение сделало Мормонтов и Мандерли соседями. Узнав о том, что Мандерли находятся на другом конце Севера, Линесса была немало удивлена, но виду, конечно, не подала, чтоб не прослыть дурой. Красавице, конечно, можно и дурой побыть, однако приятнее все же обратное.
[indent] Так вот остров этот Медвежий, трижды проклятый и в печенках у Линессы сидевший, был скуден и скучен. Здесь не давали пиров и турниров, сюда не заглядывали певцы и менестрели, отсюда, по мнению Линессы, можно было разве что бежать, но, нет, дикарям этим нравилась их серая жизнь.
[indent] Линессе же она не была по душе. Не была ей по душе и вся семейка Джораха, особенно эта старшая сестрица, Дейси, которая, как узнала Линесса, была зачата от какого-то заезжего мужика. Таким же образом появились на свет и остальные дети Мейдж Мормонт, к которой Линесса испытывала смесь страха и неприязни. Неудивительно, что у нее была такая дочь. Линесса ведь хотела с ней подружиться первое время и даже подарила что-то из своих украшений, однако что-то не видела она, чтобы эта гордячка носила ее кольца.
[indent] К слову о детях. Мормонты вообще плодились, как кролики. Когда Линесса прибыла в новый дом, и Мейдж и ее вторая дочь ходили брюхатыми, и, судя по всему, их вообще ничего не смущало. Как они могут! Ладно, эта старуха, ей уже, видимо, нечего терять, но Алисанну Линесса понять не могла и тоже испытывала к ней некоторую брезгливость, припудренную, впрочем, учтивостью.
[indent] Линесса же детей не хотела даже в законном браке. Ей и так приходится несладко здесь, а уж еще и рожать! В этом хлеву, именуемым Усадьбой, не имелось даже мейстера, но и будь он здесь, она не собиралась так быстро прощаться со своей молодостью и красотой. Никаких амбиций насчет наследования у Линессы не было, ей, откровенно говоря, было безразлично, кому в итоге все это «богатство» достанется, а потому о детях и не было речи. Только Джораху об этом, конечно, молчок.
[indent] Выкручиваться приходилось самой, однако даже и в таком захолустье нашлись те, кто были способны сварить лунный чай. Первое время Линесса относилась к нему настороженно, а потому шла на бесчисленные хитрости, чтобы не дать семени Джораха прорасти: иногда ложилась пораньше спать и даже поднималась до зари, чем удивляла Мейдж и дочерей, иногда подпаивала супруга вином и сама хозяйничала в постели, иногда ублажала его ртом и руками, иногда просто ссылалась на женскую кровь и головную боль. Однако вскоре к ней закралось подозрение, что Джорах начинает что-то смекать, и тогда действовать пришлось решительно. В конце концов, ей и самой надоело вечно нервы трепать себе из-за его, Джораха, желания ею обладать чуть ли не через каждые два-три дня.

***

[indent] Лилли, служанка Линессы из отчего дома, должна была уже давно принести ей чай, а пока леди Мормонт привычно скучала у окна, даже не трудясь туда выглядывать, ибо этот вид уже набил ей оскомину. Где девчонку черти носят? Опять трещит с кухарками что ли? Девочка была неплохой, и Линесса на свой лад к ней привязалась, но язык у той был без костей. Она уже успела кому-то из слуг сболтнуть, что Линесса сравнила Усадьбу с крестьянской избой, не хватало, чтоб она еще и об этом обмолвилась ненароком. Тогда Линесса наказала, что, если та проболтается о том, что варит для своей госпожи, она ее выставит работать в свинарник. Наконец послышались шаги, и Линесса, встревоженная задержкой, подскочила к двери, открыла ее, и девчонка от неожиданности споткнулась, выронила чашу и пролила ее на себя и на свою леди.
Глупая девчонка! – воскликнула Линесса, – думаешь, здесь выращивают чай вместе с редькой и луком?
[NIC]Lynesse Hightower[/NIC][STA]a southern lily[/STA][AVA]https://68.media.tumblr.com/685999bf75dbb9f0a92b7154c99cec09/tumblr_ofvr7083yn1vu2w89o5_400.gif[/AVA]
[SGN]https://68.media.tumblr.com/06d9ca7ae06c289a218de96ab4aa65e7/tumblr_orv8y70n0m1wp1x9uo2_400.gif https://68.media.tumblr.com/919350b72bda63f49ae12c0fcb3c0d94/tumblr_orv8y70n0m1wp1x9uo3_400.gif
[/SGN]

+3

3

- Будь с ней поласковей, - просил Джорах, и, несмотря на вздернутую в первом порыве недоумения бровь, Дейси все же улыбалась ему натянуто, избегая при том отвечать словами. Обманывать и притворяться было ей не по душе, однако брат, по-видимому, понимал, что она старается по мере своих сил, а может и нет, но так или иначе довольствовался ее молчанием. До поры до времени. Она и без того не свыклась пока с невесткой и не готова была еще и терпеть поучения Джораха относительно его молодой жены и того, как с ней обращаться. Что она, какая-то фигурка из горного хрусталя, чтобы требовать к себе особого какого-то, бережного ухода? Как бы не так, эта женщина сотворена была из плоти и крови, пусть братец и выиграл ее на турнире и привез домой с юга, будто трофей.
[indent] А раз из плоти и крови, то уж как-нибудь сумеет приспособиться к жизни простых смертных - Дейси не сомневалась, что через некоторое время жизнь на Медвежьем острове посбивает с этой девицы спесь своего высокого благородства, и вот тогда-то они смогут по-настоящему друг друга понять и принять. Первые же попытки леди Линессы расположить ее к себе были восприняты северянкой с подозрением и той осторожностью, которая просыпается всякий раз, когда имеешь дело с чем-то новым, невиданным прежде. С той же осторожностью она приняла из ее рук нежданные дары, и поблагодарила южную красавицу, пожалуй, слишком уж сдержанно, что могло быть воспринято той за высокомерие, но, пребывая в немалом удивлении от этого странного жеста новоиспеченной сестрицы, старшая дочь Мейдж совершенно об этом не подумала.
[indent] Уже после, перебирая в одиночестве перстни леди Линессы, Дейси прониклась к ним некоторым трепетом и даже теплотой; какое-то время она просто разглядывала их и любовалась искусной работой мастеров: здесь были и тяжелые, массивные перстни, которые, вероятно, на худой руке Хайтауэр смотрелись бы вызывающе, и тончайшие золотые колечки, почти невесомые, с узорами неземной красоты, и почти строгие на фоне золотого великолепия серебряные кольца, обрамляющие глубокого цвета камни, даже названия которых были уроженке острова неведомы. Дейси не стала их носить, лишь примеряла изредка, не выходя из собственных покоев, надевала и тут же снимала, ощущая неуместность искусных заморских украшений на своих сильных пальцах. Все ж ее руки созданы были для другого, не то, что руки леди Линессы, не знавшие ни тетивы лука, ни рукояти топора, ни окровавленного бинта. О последнем, впрочем, судить бы не следовало, однако женские хвори естественны и тем привычны, но чтобы совладать с чужими ранами, потребуются не только умелые руки, но и сильная воля, тогда как невестка, похоже, не владела ни первым, ни вторым. Так или иначе, жена Джораха оказалась на дары неожиданно щедра, впрочем, как-то потом северянка подумала, что у нее и без того драгоценностей неслыханное количество, а потому потеря нескольких колец не очень-то сказалась на ее необременительном бытии.

[indent] Заслышав из покоев брата и его супруги тревожные вскрики, девушка не смогла не обернуться, а завидев распахнутую еще дверь, разумеется, решила проведать, в чем дело. Влекомая равно любопытством и участием, Дейси, едва успев переступить порог, поймала на себе испуганный взгляд привезенной из Староместа горничной. И отметила, что приятное личико той искажено страхом куда боле, чем ожидалось бы от провинившейся служанки - или, быть может, дело в том, что за этой неловкостью ее застала не только сама госпожа, но и она?
- Леди Линесса, - поприветствовала северянка невестку и, желая помочь, склонилась к опустевшей уже медной чаше, подкатившейся к самым ее ногам. - Надеюсь, вы не станете очень уж сердиться на девочку за эту ее оплошность, - примирительно сказала она, спешно припоминая имя пока плохо известной ей прислуги. - Уверена, Лилли, как вы, еще не до конца привыкла к новому месту, но скоро освоится и больше не огорчит вас подобным образом. Приберись здесь, - обращается Дейси уже к служанке. - Я же, если пожелаете, помогу вам сменить платье. - Будь с ней поласковей, вспоминает она наказ брата.
[indent] И уже протягивает руку девчонке Лилли, как содержимое чаши, что, оказалось, не целиком выплеснулось на половицы и платье леди Линессы, вдруг почему-то приковывает ее внимание. Густой запах отвара кажется ей неуловимо знакомым, и Дейси подносит чашу к лицу, разглядывая оставшиеся на дне травы и соцветия. [icon]http://i.imgur.com/U5x5nGx.gif[/icon][status]What does ail my love, my dearie?[/status]

+3


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Песнь о Зимней розе » Oh, sweet she was, and pure and fair


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC