Game of Thrones ∙ Bona Mente

Объявление

Wynafryd Manderly

«— Ты хочешь, чтобы я пошла против себя. Чтобы предала все, чему меня учил ты, — глухо, но четко говорит она, оборачиваясь. Упрямый и требовательный взор — глаза в глаза, и если страх еще не ослепил лорда Вимана, то ему непросто будет выдержать ее взгляд. — Вели заковать меня в цепи, коль так. Вели сковать мое тело, потому что сломить мой дух не удастся даже тебе, дедушка, и если ты решил ступить на этот путь — то это твой единственный способ выставить меня из родного дома».

To the bitter end

Малый совет

Catelyn Stark - Мастер над законами
Leonette Tyrell - Мастер над шептунами
Taena Merryweather - Великий мейстер




SECRET SANTA & NEW YEAR POST


НОВОГОДНИЙ РАДИОЭФИР 23.12 в 19:30
Настоящее (299г)

1.68 Тирош: Quentyn Martell (GM)
1.71 Винтерфелл: Ramsay Snow
1.78 Белая Гавань: Wynafryd Manderly/Elia Sand
1.80 Королевская Гавань: Tommen Baratheon / Sandor Clegane
1.82 Королевская Гавань: Arya Stark
1.85 Белая Гавань: Wylla Manderly
1.89 Белая Гавань: Myranda
1.88 Королевская Гавань: Jaime Lannister

Настоящее (300г)

2.13 Миэрин: Euron Greyjoy
Краткий сюжет

Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Сыгранные AU » Winter is here


Winter is here

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[NIC]Sansa Stark[/NIC][STA]I'm colder than this home[/STA][AVA]https://67.media.tumblr.com/4d5f4386e2996b708196e2b9a8758192/tumblr_o92rkiaLtQ1tja9y3o1_250.gif[/AVA]1. Участники эпизода в порядке очереди написания постов: Санса Старк и Джон Сноу.
2. Хронологические рамки: 300 В.Э. Сериальный канон, финал шестого сезона.
3. Место действия: Винтерфелл.
4. Время суток, погода: зима пришла.
5. Общее описание эпизода: река жизни легко снимает шелуху вчерашних клятв и обетов. Раз, два и три — Санса Старк, Санса Ланнистер и Санса Болтон. Раз, два и три — вчера давший клятву Дозорного и вставший во главе своих братьев, был ими же вероломно убит, а после поднялся из мертвых, потому что так было угодно Владыке Света. Угодно было Владыке — или Старым Богам, что вернее — вернуть Винтерфелл тем, кому принадлежал он по праву крови. Прозванный Белым Волком, Джон Сноу унаследовал корону брата. Остается молиться, чтоб не унаследовал судьбу.

На этом, однако, история не кончилась, и вновь запахло огнем и кровью, и вновь зацвели на снегу розы синего цвета. Уже не белый волк, но белый дракон, впрочем, об этом пока лучше молчать. Там с юга движется древний престол, но нам бы, брат мой, пока поделить другой.

http://66.media.tumblr.com/8dc3a3f15dafacb19f5b8760234180ba/tumblr_o9ni1fb2vS1r8tg38o7_250.gif http://68.media.tumblr.com/bcfc4b0b249808a234e7f628bdbb6f2b/tumblr_o9ni1fb2vS1r8tg38o8_250.gif

[SGN]when it all goes up in flames
we'll be the last ones standing
[/SGN]

+3

2

Возвращаться в покои, принадлежавшие ей до побега, леди Санса никак не хотела, равно как и к тем, в которых почивали Русе Болтон и его милая женушка, прикасаться не желала. Винтерфелл разделил участь своей дочери и вместе с ней потерял невинность: тут и там до сих пор валялись обломки статуй и барельефов с изображением волков, и даже возвращенные знамена Старков едва прикрывали этот стыд и больше напоминали перевязки на теле раненого. В детстве Сансе казалось, что, спрятавшись под мехами одеяла, можно укрыться от всех кошмаров, а любую ранку всегда обработает мейстер Лювин, и она скоро заживет. Санса, конечно, уже давно поняла, что жизнь вполовину не так проста и красива, какой она виделась каких-то три года назад, но только недавно она до конца осознала, что некоторые вещи уходят навсегда, и даже самые сильные узы, самые крепкие клятвы их не вернут. Санса смотрела на каменные туши волков на пороге крипты; у них не было голов, только помятое тело и почти нетронутые лапы. Пусть такими и остаются, пусть служат печальными памятниками лорду Эддарду Старку и его старшему сыну, Королю Севера. У них ведь тоже не было голов. Заменить их на новые статуи означало бы осквернить память. Север помнит, и не ему забывать о своих невинно убитых детях.

А знамена Болтонов они, конечно, сожгли. Собрали в одну большую кучу и развели костер, которого, наверное, еще не видел Север. Все это было к лучшему. Хватит страдать этим измученным людям с полотен Красных Королей, пусть в огне они обретут покой. Если бы можно было так сжечь и сам Дредфорт. Превратить его в руины, как это сделали Ланнистеры с Рейнами и Тарбеками, но детям лорда Эддарда Старк так поступать, должно быть, негоже? И все же они уже отдали Рамси Сноу на съедение собственным псам, ужели осталась в них та невинность, которую они бы еще могли потерять? К слову сказать, Санса не была уверена, что отец бы одобрил подобную расправу над врагами. Она не говорила об этом Джону, но чувствовала, что он думает так же. Он умер за нас, и Робб тоже, и мать, а мы достойны их? – подумала Санса, ложась в постель тем вечером спать, но никакие призраки не пришли к ней той ночью укорять за эту низменную жестокость. Она вообще спала на удивление крепко.

Это было почти стыдно. Они ведь только похоронили Рикона. Но Санса уже оплакала его однажды. Тогда, в Королевской Гавани, она была совсем опухшая от слез, и Джоффри смеялся над ней, а потом… А потом Теон сказал, что он никого не убивал, но не успела в Сансе зародиться надежда, как они с Джоном получили письмо от Рамси Сноу. И она попрощалась с Риконом снова. И на третий раз сил у нее уже не осталось. Рикон, Рикон… Его имя звенело, как колокольчики в волосах старой куклы, постукивало, как деревянные мечи в руках братьев, и даже чуточку смеялось. А они убили его. Мальчика с таким хорошим, чудесным именем. С Браном Сансе никогда не было так интересно, он бы чуть младше ее, зато с Риконом она играла в детстве, как будто это ее сын, а потом они убили его.
Так же, как они убили мать, Робба и его молодую жену. Но Неведомый забрал их всех: и убийц и их жертв. Смерть не делает разницы между праведниками и грешниками, между детьми и стариками, она лишь собирает свой урожай.
Одно было во всем этом хорошо – не пришлось ломать голову над судьбой леди Уолды. Она, конечно, была Фрей и Болтон, что не делало ее симпатичнее в глазах победителей, однако Санса не хотела бы ее убивать. Нет, не в милосердии дело, просто она слишком хорошо помнила, как еще недавно расплачивалась перед Джоффри за своего отца и брата. Он приказывал избивать ее, потому что дважды казнить Эддарда Старка он не мог, а до Робба дотянуться кишка была у него тонковата. А Санса не хотела быть Джоффри. Не хотела она быть и Рамси, но под кожу острыми иглами залезло его тихое «Я часть тебя». Даже умирая, он смог оставить на ней след. И все же Боги по-своему милосердны и не дали ему «пометить» свою жену самым страшным – ребенком. Семя Рамси Сноу оказалось пустым, и Санса была избавлена от плода. Того плода, который неизбежно в глазах прочих был бы Болтоном, а не Старком, и никакое воспитание не сделало бы из него волчонка. Они уже проходили это с Теоном.

Но все это уже имело значение не слишком большое. Зима пришла, а вместе с ней, говорил Джон, идут мертвые. Санса не видела их, но верила Джону. Лгать об этом ему было бы странно. Джон видел то, чего не видели многие, Джон ведал то, о чем она прежде слышала лишь в сказках старухи Нэн, и эти слова «Зима близко», припорошенные снегом детских воспоминаний, вдруг обрели смысл совсем иной. Зима близко – эти слова всегда были на виду, но никогда не показывали главного.
Потому они, должно быть, и признали Джона своим королем. Белый Волк. Это должен был быть Робб, – думала Санса с долей горечи, но без сожаления. Она устала скорбеть. Иногда она возвращалась мыслями к матери и задавалась вопросом, а что сказала бы та, увидев Джона на каменном троне Винтерфелла? И ответ приходил сам по себе и без лишних поклонов, без лишних словес. Конечно, она бы не стала ненавидеть его меньше. По злой иронии он обошел всех своих братьев и даже сестер, став королем вперед всех них. Он ведь даже умер и все равно поднялся из мертвых. Остальным такой роскоши не предлагали. Хорошо, что она умерла, – чуть печально подумала Санса, глядя, как маленькая Лианна Мормонт улыбается и вместе со всеми кричит «Король Севера!» Джон мог бы на ней жениться, не будь она единственной наследницей Медвежьего Острова. А на ком же тогда?

Санса могла бы заняться этим. Найти ему подходящую невесту и подружиться с нею. А что? Они же будут сестрами. Только вот времени на то как-то не было, ибо Север после всех скорбных новостей расцвел новостью другой, новостью доброй и светлой: вместе с леди Мирой Рид вернулся в замок принц Винтерфелла.
Узнать брата было куда сложнее, чем узнать Джона. Маленький Бран, хоть и лишился ног, а все ж вымахал и стал уже почти юношей. Не держать ему меча и не седлать коня, но все же эта участь лучше, чем та, что встретила его родных братьев. Для Сансы Бран был особой радостью, ибо Джон был совсем взрослым и почти не требовал заботы и опеки, но Бран все еще был ее младшим братом, тем более, покалеченным и беспомощным. Только вот и Бран уже так привык к своей леди Мире, что как будто почти не нуждался в помощи Сансы. Мира умела его развеселить, ободрить и даже знала, как ловить рыбу, охотиться на кроликов и лазить по деревьям. «Мира стала бы славной королевой Северу», – сказал однажды лорд Сервин. Санса улыбнулась.
Еще Бран поведал сестре и брату о том, что видел отца. Видел его молодым, видел его на юге, в далеком Дорне, там, где встретила свой конец их тетя, леди Лианна. Видел и ее смерть, и рождение ее дитя. Обещай мне это, Нед, обещай мне это. Санса всю ночь не могла уснуть после, все думая об этих страшных словах. Бедная Лианна. Хотя больше Сансе, конечно, было жаль во всем этом свою мать. Если бы только отец все рассказал…

***
Утро было темным и холодным. Не пробудился еще Винтерфелл, но его дочь, Санса Старк, уже была на ногах. Она разлюбила ворочаться в постели. Слишком много мыслей и воспоминаний, но она никогда не мешала отсыпаться другим и лишь впервые позволила себе позвать служанку, чтобы справиться о том, не поднялось ли Его Величество. Ответ Сансу удовлетворил.
Доброе утро, мой король, – сказала Санса, ступив на порог покоев Джона, и голос ее был спокойнее озерной глади, – надеюсь, ты спал хорошо. Мы должны поговорить.

[NIC]Sansa Stark[/NIC][STA]someone and no one[/STA][AVA]https://66.media.tumblr.com/210a2c71bcdffa9ebf96d99ffc1c32e6/tumblr_oala9vUiRd1sqzxgoo1_250.gif[/AVA]
[SGN]when it all goes up in flames
we'll be the last ones standing
[/SGN]

+2

3

http://savepic.net/6280294.pngНикогда ещё Джон Сноу не чувствовал себя настолько потерянным и запутавшимся.
http://savepic.net/6280294.pngУже сколько раз его жизнь принимала самый неожиданный оборот; он был бастардом лорда, стал юным дозорным, затем, пусть только номинально, дезертиром; он получил должность лорда-командующего, он беседовал с самоназванным королем, он принимал решения и ошибался, он умер и воскрес.
http://savepic.net/6280294.pngКто он теперь? Куда ему теперь?
http://savepic.net/6280294.pngДжон не считает себя клятвопреступником; смерть стерла его прошлую жизнь – она стерла и часть его самого, забрала мальчика и оставила усталого беспокойного мужчину. Уход со Стены казался ему, да и до сих пор кажется единственно верным решением. Он не мог там оставаться; ему пришлось бы скручивать себя в узел каждое утро для того лишь, чтобы встать с постели, выдавливать из себя каждое слово. Впрочем, он и сейчас говорит редко и с неохотой.
http://savepic.net/6280294.pngКороль Севера! – возносятся к потолку залы Винтерфелла возгласы вассалов. Моих вассалов, – обескураженно повторяет Джон, и ему хочется сплюнуть, отбросить это слово. Оставляя за спиной прошлую жизнь, он вовсе не этого желал; да что там, он бы и не взялся за эту безумную затею – вернуть Винтерфелл – если бы не Санса и не письмо Рамси Болтона. Я отстоял честь Старков, сам им не будучи. Санса говорит, что он такой же Старк, как и её братья; что бы она сказала, останься Робб и Рикон в живых? Величала бы его королем, признавала бы за ним хоть какие-то права?
http://savepic.net/6280294.pngЕму немного стыдно за такие мысли; Санса не давала повода сомневаться в своей искренности. А все-таки он смотрит на неё и видит порой тонкую рыжеволосую девочку с кротким нравом голубки и твердыми словами, взятыми с языка матери. Смотрит и видит леди Кейтилин, строгий взгляд её светлых глаз; даже интонации голосов у них похожи: словно ледяная вода ручья.

http://savepic.net/6280294.pngА потом возвращается Бран.
http://savepic.net/6280294.pngДжон не дышит; дрожащими руками обнимает брата, едва не плачет – предательски вздрагивают плечи. Казалось, он уже и не может скорбеть или радоваться, а вот и нет; не знает, как назвать это чувство: словно у него вырвали кусок сердца, а потом наскоро пришили обратно. Бран уже совсем юноша, и они с трудом узнают друг друга, но в их холодном северном мире эта встреча бесконечно важна. У нас нет никого, тихо говорит Джон Сансе вечером, когда Бран накормлен, вымыт и отправлен отсыпаться. – Никого, кроме нас самих. Знаешь, чего я боюсь? Что мне придется хоронить кого-то из вас в мыслях или на самом деле. Меня тошнит от смерти.
http://savepic.net/6280294.pngДва, три года назад Джон посчитал бы такие слова отвратительным признаком трусости. В действительности он просто устал. Устал, устал, устал. И запутался.

http://savepic.net/6280294.pngНед Старк – не мой отец? – смотрит на Брана, и ему хочется упасть, провалиться сквозь лед и не подниматься никогда. Сколько ещё сюрпризов уготовила Джону судьба; ему, кто считал, что его жизнь будет проста и понятна, как снежная равнина. День накатывает на день, Джон привыкает к мысли о том, что он – сын Таргариена, человек с головой волка и крыльями дракона, странное чудовище без прав, страшное тем, чья кровь течет в его жилах.

http://savepic.net/6280294.pngДжон листает старые карты земель Старков, скорее чтобы чем-то себя занять, чем с конкретной целью. В последнее время у него проблематично с конкретными целями: он знает, что должен уберечь Винтерфелл и людей, доверивших ему свои жизни, от наступающего с севера зла; знать и что-то с этим делать – не одно и то же. Да и разве он стратег? Джон понятия не имеет, как командовать большими армиями, он едва не загубил уже одну.
http://savepic.net/6280294.png– Доброе утро, мой король. Надеюсь, ты спал хорошо.
http://savepic.net/6280294.pngОн поднимает голову, оборачивается. Встает.
http://savepic.net/6280294.png– Не называй меня так, – просит. – Трон у Севера один. Он расположен в Винтерфелле и принадлежит нашему брату.
http://savepic.net/6280294.pngЧто бы кто ни говорил, Джон был и остается бастардом, и его положение ещё более шаткое, чем раньше: он имеет отношение к Старкам только по давно умершей матери. Для себя Джон решил, что сделает все, что в его силах, чтобы помочь Брану. Станет ему советником, командующим, воином. Но не могут наследник Старков и Король Севера быть разными людьми.
[AVA]http://media1.popsugar-assets.com/files/thumbor/BtuCZ_CveypgboIUzAoPHgU9zcg/fit-in/1024x1024/filters:format_auto-!!-:strip_icc-!!-/2016/06/29/726/n/1922283/18fc86e0f3b358dd_tumblr_o7zgzkFTzR1tvqjwdo5_r1_250/i/Note-how-great-looks-when-Jon-Snow-sad.gif[/AVA]
[STA]the white wolf[/STA]

Отредактировано Jon Snow (2016-08-04 17:06:55)

+2

4

В другой жизни, Джон, – отвечает Санса, садясь на один из резных деревянных стульев с высокими подлокотниками. Целую осень назад она на них играла вместе с Джейни Пуль, изображая королеву в Красном замке. Королеву Джоффри. У Сансы не водилось друзей среди мальчиков, а потому никто не мог ей изобразить Джоффри, и они с Джейни придумали, будто король на охоте, и Санса правит за него в его отсутствие, как это иной раз делала ее леди-мать, если Север звал своего Хранителя за пределы темных стен Винтерфелла. А Джейни, кажется, поначалу играла супругу принца Томмена, но позднее Санса пояснила подруге, что вряд ли он женится на ней. Тогда девочки условились, что это будет какой-нибудь лорд Ланнистер или лорд Тирелл. Если бы вы знали, как давно это было.
В другой жизни, может, Бран и стал бы Королем Севера. Или Робб. Или Рикон. Но они мертвы, а Бран – калека, – странно, но все эти слова не режут горла. Мертвы, они все мертвы. Это так же просто и ясно, как то, что пришла зима. – Они уже преклонили колена пред тобой, они уже признали тебя королем. Думаешь, они пойдут за десятилетним мальчиком, не способным повести их в бой? Зима пришла, и ты знаешь лучше меня, что следует за ней.
[indent] Оказалось, Ланнистеры, Грейджои, Фреи, Болтоны не худшее из зол. Санса давно уяснила: не всесильны они при всем своем могуществе, при всей своей подлости, но было откровением то, что есть вещи пострашнее рубленых голов и снятой кожи. Годы назад это было лишь сказками Старой Нэн, а от любой сказки можно спрятаться в мех одеяла или руки матери, но все это давно уже не помогало.
Бран будет твоим наследником, покуда у тебя не появятся собственные дети. Ты женишься, и твоя молодая жена станет…
[indent] Вот это уже ближе к истине, Санса. Продолжай, не робей. Вы с Джоном слишком много видели, чтобы стыдиться таких бесед и обходить их стороной. Не женщине предлагать такие вещи, однако Джон до такого, конечно, сам никогда не дойдет. Это ничего. Серсея Ланнистер не чуралась носить броню, пить вино и править – все то, что испокон веков вроде как было прерогативой мужей, а не их жен. Маргери Тирелл воевала иначе, однако все ж не сидела в тени розовых кустов, и даже, помилуйте Семеро, даже Лиза Аррен не боялась бороться за желанное, так чего ей, дочери Севера, тогда страшиться? Никто из этих женщин не был желанным идеалом Сансы, но все они были ее учителями, и их стараниями она сбросит белое оперение пичужки и станет…
Королевой, – завершает Санса.
[NIC]Sansa Stark[/NIC][STA]the red queen[/STA][AVA]https://66.media.tumblr.com/210a2c71bcdffa9ebf96d99ffc1c32e6/tumblr_oala9vUiRd1sqzxgoo1_250.gif[/AVA]
[SGN]when it all goes up in flames
we'll be the last ones standing
[/SGN]

+4

5

[indent] Джона словно тянут в разные стороны, и каждый всё упорнее, натягивая кожу, царапая и вкусываясь в плечи: король! бастард! король! бастард! Белый волк, пробегает шепот по холодной воде в чаше для умывания. Белый волк, скрипит старая дверь покоев. Белый, – пролетает снежинка в приоткрытое окно, – волк – горят алые глаза Призрака. Отстаньте, выдыхает Джон. Оставьте меня в покое. Я не хочу быть королем.
[indent] Или хочу?
[indent] Иногда ему кажется, что в нем, как сказочная птица из пепла – просыпается острое желание жить. Как раньше, когда он мальчишкой отправлялся на Стену, уверенный в своем решении, не поколебленный даже язвительными комментариями Тириона Ланнистера. Я выбрал это. Где его уверенность сейчас? И все же; он будто спит и иногда просыпается: чтобы повести в бой их наскоро слепленное войско, чтобы вымазать кулаки в крови предателя. Когда он смотрел на костер, в котором они жгли знамена Болтонов – он чувствовал себя очень даже живым. Когда огонь светился яростным рыжим заревом в волосах Сансы, он вдыхал морозный воздух и сжимал кулаки: вот тебе месть, милая сестра, вот тебе справедливость.
[indent] Хочет ли он продолжать этот путь? Хочет ли принять свое новое имя – имя, достойное легенд? Не предает ли он память отца? Нед Старк даже не твой отец, – горько вспоминает.
[indent] Джон отводит взгляд. Санса права. Бран умный мальчик, но фактически замком управляет сейчас Джон. И обороняться от Иных тоже будет он, а не его брат, пусть даже Бран внезапно повзрослел и видит вещи, которых не дано видеть никому другому. Так зачем путать людей, провозглашая малолетнего калеку королем? Джон выдает сдавленный вздох. Его тошнит от собственных мыслей. Столько лет он был верен своей семье, столько лет усваивал свое законное место, а сейчас собирается лишить родного брата – законного наследника – его титула. Просто потому что старше, опытнее и ходит на своих двух.
[indent] Жена. Королева. Наследник.
[indent] Джон сжимает спинку стула так сильно, что белеют пальцы.
[indent] – Я хотел попросить тебя дать мне время. Принять решение. Принять всё… это. Но у нас нет времени, не так ли? – он скорее утверждает, чем спрашивает. Джону тошно. Джон хорошо понимает, что такое долг. Он только не понимает, в чем он сейчас для него заключается: отступить ради Брана или идти вперед – ради него же.
[indent] – Ты же понимаешь? Для меня это предательство. Ещё одно, Джон вкратце рассказывал сестре о том, что происходило с ним за Стеной. Было бы замечательно, если бы он мог запросто воскликнуть: да! Я король. Конечно. Давайте планировать мне свадьбу. Давайте ещё выкуем корону, белого золота. Устроим празднество. А потом завоюем Вестерос, защитимся от ужаса, приходящего с севера, и будем жить долго и счастливо.
[indent] Это не моя война, – хочется возопить Джону. Вместо этого он перестает издеваться над бедным стулом и садится на него.
[indent] – И на ком вы хотите меня женить, леди Санса? – голос звучит устало, но не безжизненно. Джон слишком погружен в собственные сомнения, чтобы понять, к чему клонит его сестра, и в то же время смутно догадывается: разговор не будет простым перебиранием невест.
[AVA]http://media1.popsugar-assets.com/files/thumbor/BtuCZ_CveypgboIUzAoPHgU9zcg/fit-in/1024x1024/filters:format_auto-!!-:strip_icc-!!-/2016/06/29/726/n/1922283/18fc86e0f3b358dd_tumblr_o7zgzkFTzR1tvqjwdo5_r1_250/i/Note-how-great-looks-when-Jon-Snow-sad.gif[/AVA]
[STA]the white wolf[/STA]

+4

6

[indent] Когда Санса впервые покидала Винтерфелл, плоды на северных яблонях были зелены почти так же, как луговая трава. Глупые мальчишки Бран и Рикон удумали набить ими живот, да так, что мейстер Лювин не отходил от них целую ночь; Санса же легкомыслием не отличалась уже в ту пору, а потому, как обычно, послушно ждала того дня, когда яблоки, что юные девицы, созреют и облачатся в красное. У Богов на старшую дочь Эддарда Старка были планы свои, и не довелось ей по осени вкусить сладких северных яблок, ну да не Сансе о том сокрушаться: у нее ведь в Королевской Гавани было сполна фруктов других. А тех яблонь во внутреннем дворе замка увидеть Сансе больше не довелось. Погибли, сгинули, канули в прошлое, оставшись в памяти светлым символом былой невинности.
[indent] Все теперь было иначе. Девственной нетронутости Винтерфелла уже не вернуть: сперва в его стены незваным гостем пришло море, а после с его каменной плоти дредфортские ублюдки безжалостно содрали кожу в попытках лишить это место памяти о Старках. Да только тому не бывать. Север помнит. Север будет помнить всегда. К лучшему все же, что ни одна из жен Русе Болтона не оставила потомства; жаль, конечно, фрееву дочку и ее дитя, но много больше Санса сожалела о потерях других. Впрочем, будет печалиться – дел полно иных.
Подумай о нашем отце, Джон. Он тоже не был готов править, но ему пришлось, и Север не знал Хранителя достойнее. Ты похож на него, в тебе его кровь.
[indent] А еще южная кровь древнего престола, кто бы мог подумать. О, кто бы сказал ей об этом в детстве, и не пришлось бы позднее извиняться за эту глупую заносчивость. Сказал бы кто об этом ее матери. Лишние тайны порождают лишние трудности, и в этой истории пострадало не меньше троих: отец, мать и сам Джон. Неужели не уберегла бы леди Кейтилин, как сталь, несгибаемая, от чужих ушей и уст? Сколько помнила Санса свою мать, никогда бы не подумала, что та может проболтаться, да тем более! О таком важном. Ах отец, что же наделала твоя честь?
Я не понимаю, Джон. Ты король! Ты можешь завещать Винтерфелл Брану. Даже в обход своих детей.
[indent] Он ведь и так не предатель, право, что за глупости. Джон и впрямь похож на отца: то же благородство, та же сдержанность и та же ответственность за каждое слово и решение. Занятно, был ли Робб таким? Санса и не могла сказать наверняка; они ведь в пору прощания еще были детьми, и, должно быть, лишь потеря отца и война окончательно выковали старшего сына Эддарда Старка таким, каким он должен был стать, дай Боги ему еще немного времени. Оставалось лишь молиться, чтобы Джону они отмерили много больше.
На себе, – прямо и бесхитростно ответила Санса, и никакой румянец не тронул ее щек, и никакая улыбка не обратила ее слова в шутку. Джон вправе, само собой, отказаться, и Санса внутренне была готова к этому его решению, но, Старые и Новые Боги, лучше невесты и жены ему не сыскать во всех Семи Королевствах. Без приданного, увы, – за этим гоже к сестрам Мандерли, но снова пускать чужаков на трон Винтерфелла?.. Отец их отца был женат на девочке из Старков – так значит, на Севере не чурались брать в жены своих же дочерей, а они с Джоном и вовсе уже и не брат и сестра друг другу. У них одна кровь на двоих, но у Джона она была разбавлена валирийской, а у Сансы андальской, и, стало быть, не так много в них общего.
[indent] И, в конце концов, она ведь заслуживает если не счастья, то хотя бы спокойствия, мира и гордости за своего супруга. Лорд Тирион ни разу не обидел ее, но жизнь в Королевской Гавани подобна стоянию на стуле с петлей на шее – одно движение, и ты уже висишь в воздухе, безжизненно дергая ногами. О Рамси и вспоминать нечего; едва ли в целом мире найдется супруг хуже, впрочем, с везением Сансы на людей возможно и не такое.
[indent] А потому, если и идти замуж, то лишь за того, в ком уверена. Санса была благодарна лорду Бейлишу за спасение из Королевской Гавани и за помощь Долины, но простить ему брак с Болтонами она сумеет никогда и едва ли даже захочет попытаться. Он так хотел ее, и она даже была к этому готова, но – поздно. Прощайте, милорд.
Болтоны укрепили права на Север браком со мной, и тебе бы хорошо сделать то же самое.
[NIC]Sansa Stark[/NIC][STA]the red queen[/STA][AVA]https://66.media.tumblr.com/210a2c71bcdffa9ebf96d99ffc1c32e6/tumblr_oala9vUiRd1sqzxgoo1_250.gif[/AVA]
[SGN]when it all goes up in flames
we'll be the last ones standing
[/SGN]

+2

7

[indent] Да разве он не думает об отце? Он постоянно, каждый день о нем думает. Навязчиво возвращается к нему, ведет с ним мысленные разговоры, спорит с самим собой, чтобы в очередном аргументе узнать его глубокий спокойный голос. Джон бросает на Сансу долгий взгляд. Он много раз замечал, до чего она похожа на свою мать, но в ней ведь есть и северная кровь. Острой иглою его пронзает осознание, что она-то, как раз, истинная дочь Эддарда Старка. А он… он – выродок драконьего принца.
[indent] Нет, нельзя так думать. Дракон он или нет, он и Старк тоже. И воспитал его Нед.
[indent] – Наш отец стал правителем законно, по праву наследования, – губы его трогает печальная улыбка. Судьба у Старков такая, что ли – умереть или получить власть через смерть близких.
[indent] Однако он не спорит с ней больше. В конце концов, что она ему скажет, чего он сам себе ещё не сказал; будет убеждать в том, что он – и волк тоже, что он – достоин; что сейчас война и у них нет выбора; что Бран – мечтательный мальчишка, а не боец, и что предательством спасение северных земель не назовешь…
[indent] Вот только с последним её аргументом он не согласен.
[indent] – Пожалуйста, не называй меня королем,  – пальцы сами собой тянутся потереть виски. – Прошу. И если я так сделаю, что произойдет? Мы едва собрали воедино наши земли, и то не все. Что стоило заставить этих трусов снова присягнуть Старкам на верность! Две линии наследников – худшего будущего для королевства нет.
[indent] И если он так сделает, сумеет ли Бран удержать престол, чтобы потом передать его детям Белого Волка?
[indent] Виновато Джон вспоминает, что даже не говорил с братом, какова его воля и желание. Конечно, предоставлять мальчику решать своё будущее – не самая мудрая затея. Сейчас, движимый любовью и благородством, он может отказаться от престола, а позже сильно об этом пожалеть. С другой стороны… разве он не знает Брандона? Малышу чуждо тщеславие. Нынче, кажется, ему чуждо всё, кроме его дивных видений, его премудрого ворона.
[indent] – Я поговорю с Браном, – Джон предполагает, что у Сансы найдется чем возразить на его рассуждения, но сейчас не хочет этого слышать. Так что слова его звучат завершающе, даже немного грубо: разговор окончен.
[indent] А другой разговор только начинается.
[indent] Джон смотрит на Сансу широко открытыми глазами. Такого ответа он не ждал. Он вообще не ждал настолько прямого ответа, хоть и догадывался, что девушка наверняка имеет в виду конкретных кандидаток. С минуту он глядит на неё, не отрываясь. Ждет чего-то: знака, улыбки, шутки, которая последует за её заявлением и превратит всё это в невинный фарс.
[indent] Потом понимает, что не дождется. Моргает. Отводит взгляд в сторону, потом снова возвращается к синим внимательным глазам Сансы. О боги, она всерьёз.
[indent] Упоминание Болтонов больно взрезает ему  поперек груди. Вот уж о чем он предпочел бы не вспоминать – об ужасе и унижениях, пережитых сестрой из-за проклятых живодеров. И все же… и все же…
[indent] Джон встает и отходит к окну. Ничего не видно, плотная пелена инея покрыла стекло, но Джон и так едва ли смог бы что-то рассмотреть, кроме образов, туманом его обволокших. Он видел её, маленькую рыжеволосую девочку, рассудительную не по годам, и в то же время до смеха наивную и ласковую. Истинная леди. Он посмеивался над ней вместе с Роббом, хоть и осторожно, не дай боги леди Кейтилин услышит. Он утешал Арью, которая завидовала своей красавице-сестре. Он посматривал на Сансу издалека и не любил, по правде говоря. Слишком уж она была похожа на свою леди-мать. Слишком хорошо сознавала свою роль. Она была юной северной принцессой, изысканной и вежливой, и, хоть она и слова ему дурного не сказала, он знал, что между ними нет тепла. Только привязанность детей, выросших вместе – слабая сила общего дома и очага.
[indent] Только потом, после немыслимых лишений, которые они оба пережили, им удалось разжечь из этой искры огонь привязанности и доверия. У них никого не осталось, кроме Брана. Да и то, о последнем они узнали недавно.
[indent] Она предлагает стать его женой. То, что в её словах есть зерно истины, Джон не смеет отрицать. Не сразу, но вспоминает, что они не настоящие брат и сестра, а браки между кузенами – нормальны и общеприняты. И если не она, то кто? Северное королевство сейчас стоит особняком, из Королевской Гавани доносятся странные вести о суде над Серсеей Ланнистер, о заключении Маргери Тирелл. Юг распадается, и невесту ему стоит искать в своих уделах, чтобы хоть Север укрепить перед грядущими битвами.
[indent] Джон поворачивается к Сансе и спрашивает задумчиво:
[indent] – Ты уверена, что хочешь этого? – и, помолчав немного, добавляет: – Уверена, что нет других возможностей?
[AVA]http://media1.popsugar-assets.com/files/thumbor/BtuCZ_CveypgboIUzAoPHgU9zcg/fit-in/1024x1024/filters:format_auto-!!-:strip_icc-!!-/2016/06/29/726/n/1922283/18fc86e0f3b358dd_tumblr_o7zgzkFTzR1tvqjwdo5_r1_250/i/Note-how-great-looks-when-Jon-Snow-sad.gif[/AVA]
[STA]the white wolf[/STA]

+2

8

[indent] Старая Нэн в детстве сказывала, что солнце на зиму гаснет, и кто летом не греется под его лучами с первыми заморозками погибнет. Узнав об этом, Санса едва сдержалась, чтобы не расплакаться, но вечером все ж расхныкалась у матери на руках. Та, впрочем, быстро утешила любимую дочь, мол, все это сказки, и солнце никогда не погаснет, и никто никогда не умрет.

[indent] С десяток лет миновало уже, и вот нет на этом свете в живых ни самой матушки, ни отца, ни братьев, ни, должно быть, сестры. А те, кто остались, перемолоты, искалечены и живы лишь наполовину, как будто внутри давно уже загноились душа и сердце; интересно, испытывает ли Джон подобное? Санса о том, конечно, не знала и не хотела тревожить его ран: он ведь, как и она, потерял отца, братьев, сестру. Любимую?.. Этого Санса не ведала также.
[indent] А Брану ли легче? Может, недаром Боги изувечили мальчика, лишив его ног. Должно быть, звучит кощунственно, но, как знать, может тем самым он откупился от той страшной бездны, тянущей за собой его брата и сестру. С другой стороны, почему ему должно быть проще? Он уже не ребенок, как бы ни хотелось по-прежнему в это верить, ведь он испытал не меньше, а, вероятно, и больше, чем Санса и Джон. Старые и Новые Боги, он пришел из-за Стены!
[indent] А еще может статься и так, что все это Сансе в братьях ее мерещилось, и на деле там не было той черноты, которую, как ей казалось, она с ними делила. С момента гибели отца каждый ее день был страшнее минувшего: за одними разочарованиями неизбежно следовали другие, и даже те мгновения, когда Боги были будто бы милостивы к ней и даровали спасение, служили лишь короткой отсрочкой перед новыми муками.
[indent] Она ни с кем, конечно, об этом не говорила. Ни с Джоном, ни с Браном, ни с леди Мирой, ни с Бриенной из Тарта, ни с лордом Бейлишем. Все пережитое перегнивало в ее сердце само и постепенно успокаивалось там, становясь неотъемлемой частью ее души, как будто все это горе сначала когтями впилось в нее, позже пустило корни и наконец проросло так глубоко, что сейчас вся жизнь до прибытия в Королевскую Гавань виделась Сансе лишь грезой, в которой ей уже не было боле места.

[indent] И солнца. Солнца тоже не было. Оно, что капризная леди, поздно вставало и рано ложилось – только и соскребай его красноватые лучи со серых стен и прячь по сундукам да ларцам. Странно, но Старая Нэн оказалась правее ее матушки южных кровей. Видимо, и впрямь люди по ту сторону Перешейка немногое знают о седой земле Севера.
[indent] Были еще, однако, свечи. Некогда Лорас Тирелл сказал Сансе, что тысячи свечей не заменят погасшего солнца, и вот прошли годы, а она только сейчас до конца поняла эти слова.
[indent] Есть раны, что никогда не кончат кровоточить.
[indent] Есть воспоминания, что и годами невозможно изжить.
[indent] Свечи отбрасывали кривые тени на стенах, и в каждой из них Санса видела немой призрак замученных в замке людей. Некогда Винтерфелл был крепостью защиты для всех северян, но Грейджои и Болтоны уничтожили это место. Обугленный и битый камень был лишь напоминанием о пережитом ужасе, но страшнее, конечно, было другое – страшнее было то,  что пережили здесь люди. Но это ли страшное?Зима близко. Зима здесь.
Возможностей для кого? – Переспрашивает Санса, едва дав ему договорить, – для тебя или для меня? У тебя их с избытком, а я для себя все решила: если не ты, то я замуж больше никогда не пойду.
[indent] Сказала она и вспомнила их разговор накануне битвы с Рамси. «Если мы проиграем, я в Винтерфелл не вернусь». И речь тогда несомненно шла не об очередном побеге, а о том, что однажды уже приходило в голову Сансы, когда она стояла на краю одной из башен Красного замка. Тогда это было детским порывом, но в ночь перед сражением это стало твердым решением.
Но последнее тебя вовсе не должно волновать, Джон, – ее голос чуть дрогнул, но лицо Сансы осталось столь же неподвижно и спокойно, как будто за нее говорил кто-то другой. А она и сама не знала, что чувствует в это мгновение, и сколько в этом правды, а сколько притворства. «Слезы не единственное оружие женщин», – некстати всплыла в памяти Серсея Ланнистер. Главное, как говорила она же, находилось у них между ног. Но для подобных выводов королева была, по мнению Сансы, недостаточно знакома с сыном лорда Болтона.
[NIC]Sansa Stark[/NIC][STA]the red queen[/STA][AVA]https://66.media.tumblr.com/210a2c71bcdffa9ebf96d99ffc1c32e6/tumblr_oala9vUiRd1sqzxgoo1_250.gif[/AVA]
[SGN]when it all goes up in flames
we'll be the last ones standing
[/SGN]

+2

9

[indent] Для меня, шепчет Джон беззвучно, безмысленно, без – бессмысленно. Конечно, для меня. Кто ещё здесь по-прежнему сопротивляется возложенной на него ответственности, кто здесь ещё цепляется за прошлое, не в силах смотреть в лицо будущему. Я, он самый, Белый Волк, заблудший человек, без титула и имени, или... или слишком много их, титулов и имен, и ни одно ему не принадлежит. Для меня, для меня, для меня. Есть ли ещё возможности? Есть ли ещё развилки, есть ли тропы, куда он может свернуть?
[indent] О ней ведь он толком и не думал. Может, от усталости, а может, оттого, что мужчина и бывший дозорный. Отчего-то он не видел дальнейшую судьбу Сансу в браке. Да и захочет ли она связывать себя узами с кем-либо после того, как побывала невестой жестокого мальчишки, уродливого карлика и сумасшедшего живодера?
[indent] Оказывается, захочет. Не по любви, а по долгу, по расчетливости, и в то же время – ему так кажется – чтобы обезопасить себя, не испытывать больше судьбу. Я и так бы тебя защитил! – хочется Джону воскликнуть, да только в сердце больно колит: защитишь ли? Джон нахлебался достаточно, чтобы знать, как чреваты благородные обещания и клятвы. Он может быть уверен, что не даст сестренку в беду, а потом будет бессильно наблюдать за её болью и страданием. Так бывает. Ему ли не знать.
[indent] – Твоё счастье не может меня не волновать, – качает головой Джон, и прикусывает язык. С каких пор «замуж» стало означать для девушки счастье?
[indent] Вряд ли она намекала на его черствость или безразличие, и все-таки ему хотелось бы, чтобы она знала, что он готов на всё ради неё и Брана. Ради чести Старков и Винтерфелла.
[indent] Джон смотрит на неё долго, взгляд его темно-серых глаз становится почти ласковым – не вполне братским, не вполне отцовским. Взглядом любви и сожаления. Понимания. В некотором смысле и недоумения. Как они, прошедшие сквозь огонь и воду, испытавшие предательство, пережившие смерти близких людей, не сломались – надломились, быть может, треснули, но не сломались? Не перегрызли друг другу глотки за фамильный замок, не кидались обвинениями, не... ведь они были изначально по разные стороны баррикад.
[indent] Санса, Санса, Санса. Долго ли ты думала над своим предложением, много ли часов провела в Богороще, поверяя свои замыслы чардревам, или оно созрело в тебе внезапно и окончательно? А сомневаться ты устала или разучилась. Джону отчаянно не хочется давать ответ, он все надеется, что вот-вот в двери постучатся и вручат им свиток с письмом: война окончена, Иные исчезли, время повернуло вспять и вернуло лето. Он уже и злится на себя. Отчего ему так сложно ответить ей? Не ребенок же он и не трус. Он понимает прекрасно, что предложение брака – не прихоть, а строгая необходимость их сложной, неусточивой жизни.
[indent] Отчего же так сложно?
[indent] – Прости меня, – он тянул так бессовестно долго, что ему становится стыдно. – Я понимаю, почему... для чего нужен этот брак. Не думаю, что у меня такой уж избыток вариантов, – он коротко и горько смеется, потому что, боги, кому нужен в мужья нищий бастард, клятвопреступник, предводитель слабой голодной армии, Хранитель Севера – засыпанного снегом, разграбленного Севера.
[indent] Он протягивает ей руку.
[indent] – Ты права, Санса Старк. Довольно торговаться званиями лорда и леди Винтерфелла. Кому ещё они дороги так же, как нам? – слабая улыбка тянет его губы, слабая, но теплая. – Ты станешь моей женой, Санса? – он смотрит на неё с той же лаской, что и прежде, а к ней добавляется какая-то звериная чуткость: не дай боги она покажет хоть жестом, хоть словом, что жалеет о сказанном. Он лучше отрубит себе руку, чем будет принуждать её к чему-либо. – Если ты действительно этого хочешь.
[AVA]http://media1.popsugar-assets.com/files/thumbor/BtuCZ_CveypgboIUzAoPHgU9zcg/fit-in/1024x1024/filters:format_auto-!!-:strip_icc-!!-/2016/06/29/726/n/1922283/18fc86e0f3b358dd_tumblr_o7zgzkFTzR1tvqjwdo5_r1_250/i/Note-how-great-looks-when-Jon-Snow-sad.gif[/AVA]
[STA]the white wolf[/STA]

+2

10

[indent] Многому Сансу, принцессу Винтерфелла, научила Серсея Ланнистер или, вернее, как теперь ее величают, королева Серсея, королева андалов и всех остальных еще до нее порабощенных. Наследникам Первых Людей повезло больше, если, впрочем, это можно назвать везением; они выкупили свою свободу кровью тысяч людей, что уже никогда не вернутся домой и этой самой свободы не вкусят. Они с Джоном оба расплатились по счетам своих отцов и матерей, благо, как вскрылось недавно, они у них совсем разные, однако суть отчего-то по-прежнему одна: дети платят за грехи и ошибки своих родителей и их предков, иногда платят суммы в два раза крупнее, ибо с должников и спрашивают в два раза больше. Зима — непростительно близко, а пожинать плоды кровавой осени приходится и сейчас. Санса, впрочем, не считала, будто ее отец или мать недостаточно отдали в этой войне, нет, отнюдь, они ведь и вовсе мертвы уже, а вместе с ними Робб – Король Севера, тот самый, что не проиграл ни одной битвы, но проиграл войну – и Рикон, бедный мальчик, что оказался разменной монетой в этой суровой игре.
[indent] Санса же монетой больше быть не желала; довольно! Довольно с нее и того, что свершилось, довольно со всех унижений, которыми девочку сполна накормили сперва Ланнистеры, потом тетка Лиза, а после Болтоны, точнее, один из них, этот улыбчивый ублюдок. Это хорошо, что его разорвали собаки.
[indent] А Джон… кем был он в этой треклятой игре престолов? У него с самого начала были меч и свобода, и, казалось бы, этого должно быть достаточно, чтобы из ополченца на доске кайвассы обернуться драконом, но между тем, как Джон принял клятву Дозорного и оброс чешуей да крыльями, прошла целая вечность. Из грязи в князи попасть не так уж легко, да, дорогой брат? Но она его о том, конечно, не спросит.
[indent] Ведь она сама проходила этот путь, только начинала с вершины, а после падала на дно и поднималась. Ведь конечном счете она любит его. То была странная любовь, такая, к которой нужно было прорасти тугой лозой из собственной крови и слез, однако ее не вырвешь с корнем, не развеешь по ветру, не сожжешь во пламени. Джон. Джон Сноу. Джон… Старк? Речи об этом, кстати, не шло, ибо кто, как не король мог признать происхождение бастарда, да только на поклон к Серсее они за тем не пойдут, а самому себе такие грамотки, видать, Джону выписывать все ж было неловко, и Санса его понимала. Она чувствовала его неуверенность, его нежелание занимать место короля и править по праву сына Эддарда Старка. А может, ему это попросту не было нужно. Как будто кто-то сомневался в том, что Джон Сноу, тот самый Джон Сноу, что был по ту сторону Стены и смерти, сможет править Севером. Как будто был хотя бы один смертный, способный на это скорее. Нет, разумеется, нет. На Севере не властны ни Серсея, ни евнух, ни лорд Бейлиш. Даже Рамси, чистокровный северянин, не сумел удержать в своих руках власть, так отчего же другие смогут?
[indent] Главное, впрочем, чтобы смог сам Джон. Об нем молилась Сансе в богороще. О нем и об Арье, о давно утерянной сестре, о той самой, что скорее была мертва чем жива, однако вернулся с того света Брандон, вернулся и Рикон, пусть ненадолго, однако Боги пощадили его в первый раз, так, может, и Арья смогла себе выцарапать жизнь? Она могла. Бриенна рассказывала Сансе о ее сестре, и вопрос был лишь в том, где ее носит сейчас, кто не дает ей в канун зимы воссоединиться со своей семьей? Вот удивится она, должно быть, когда вернется в Винтерфелл и увидит Сансу в женах у Джона, думается, и не поверит даже, однако странные дела случаются тут и там, так что и изумляться в конечном счете нечего.
Я хочу, – без тени колебания отвечает Санса, не спросив и себя саму, протягивает руку Джону в ответ, сжимает ее на пару мгновений, а после отпускает и поднимается, чтобы заняться делами замка, – я хочу и стану.
[indent] А на губах улыбка. Аккуратная, как стяжек на полотне вышивки, тонкая, как вишневая ветвь. Такую улыбку всегда носила Серсея, и пусть Санса не вполне отдает себе в этом отчет, она невольно копирует жесты и мимику южной королевы, и Иные разберут, то ли все это напускное, все это броня, то и впрямь сейчас Санса стала ланнистершей больше, чем за все дни первого брака. Семеро, уже третий брак.
[NIC]Sansa Stark[/NIC][STA]the red queen[/STA][AVA]https://66.media.tumblr.com/210a2c71bcdffa9ebf96d99ffc1c32e6/tumblr_oala9vUiRd1sqzxgoo1_250.gif[/AVA]
[SGN]when it all goes up in flames
we'll be the last ones standing
[/SGN]

+2


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Сыгранные AU » Winter is here


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC