Game of Thrones ∙ Bona Mente

Объявление





Petyr Baelish

«Помнится, один лютоволк, пусть старый и матёрый, не прислушался к совету певшей на все лады птички, и где же он теперь? Хотелось верить, что хоть кто-то из гордого племени Старков окажется умнее, хотя бы невинное дитя, что все считают недалекой девочкой, истово верящей в рыцарскую честь. Но, быть может, именно младший волчонок окажется смышлёнее?»

Birds and wolves

Малый совет

Catelyn Stark - Мастер над законами
Taena Merryweather - Великий мейстер
Dacey Mormont - Лорд-командующий Королевской Гвардией

ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ
Настоящее (299г)

1.68 Тирош: Nymeria Sand
1.80 Королевская Гавань: Myrcella Baratheon
1.82 Королевская Гавань: Sansa Stark
1.90 Королевская Гавань: Olenna Tyrell

Настоящее (300г)

2.15 Ров Кейлин: Roose Bolton
Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Дай мне испить красы твоей » when a monster is not a monster


when a monster is not a monster

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники эпизода в порядке очереди написания постов:
Robin Hood & Regina Mills.
Хронологические рамки:
После второго проклятия.
Место действия:
Сторибрук и окрестности.
Время суток, погода:
Могут меняться.
Общее описание эпизода:
au outlawqueen story
http://68.media.tumblr.com/152acbe91ef05cae66dff1a99ed5e272/tumblr_nazo6meYYF1tz00c0o7_250.gif http://68.media.tumblr.com/8cccae423408c2077cb6aab358419b45/tumblr_nazo6meYYF1tz00c0o8_250.gif
— Have we met before?
— I doubt I'd ever forget meeting you.
Unless it was during that pesky year no one can recall.
More of a reason to find this witch!

http://68.media.tumblr.com/cce2eb49394a51afca7e748740230967/tumblr_n2k1jq17FU1qf11ovo6_250.gif http://68.media.tumblr.com/bf8841a9ec3014df7b8486369c18b729/tumblr_n2rd9j95101qm7xlio8_250.gif


[NIC]Robin Hood[/NIC][STA]God rest you, merry gentlemen[/STA][AVA]http://66.media.tumblr.com/317cbf1d2a78a942140844999099d320/tumblr_n3a5inyHID1qf5hjqo2_250.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Sansa Stark (2017-02-06 23:04:19)

+1

2

Робин из Локсли остро чувствовал подспудные, смутные, затаенные растерянность и тревогу Веселых ребят. Слишком свежи были в воспоминаниях приветливое горячее пламя костра, разведенного в Зачарованном лесу, звон голосов и струн, и ароматный пар над похлебкой, и запах влажной после вечернего дождя земли, хорошо помнили руки, как рубили и складывали из крепких толстых ветвей новое убежище; все это было и так недавно, но затем была ночь, и утро встретило их маленьким городком, совсем не похожим на те, что они знали раньше. Магией выдернули их из привычного мира, отняли память, будто последнего года и не было вовсе, и никто не знал, чего ждать дальше.
В Сторибруке, как называли его те, кто пережил в нем впервое проклятие, все было другим, новым, неизведанным, странным, но все же Веселые ребята приспосабливались жить и в этих землях — разбили лагерь в лесу у самых границ города, и Прекрасному принцу эта идея пришлась по душе, как-никак, а будет присмотр; охотились, приручали новое оружие, более быстрое, точное, ловкое, чем было в сказочном мире; старались поддерживать друг друга и вести себя так, будто продолжается прежняя жизнь, не нагнетать, и вместе с тем держать ухо востро. Не с добрыми намерениями их ведь сюда забросили. И подтверждения тому долго ждать не пришлось.
— Ночью исчез Алан, — Робин говорил на ходу, показывая дорогу принцу Чамингу, Красной Шапочке и паре гномов к одному из постов, выставленных им в лесу. — Здесь, — у самой границы окрестностей Сторибрука. После нее, говорят, простирался мир, что живет без магии, и Робин охотно на него бы взглянул, но от пересечения черты Прекрасный его предостерег в первый же день. Теперь же Робин предупреждал об опасности Роланда, но мальчик, кажется, и сам не хотел отходить далеко — играл с деревянным кинжалом в паре шагов от них в капле солнечного света, но так чтобы не потерять из виду отца. События ночи его напугали, и оставаться в лагере он никак не хотел, даже если бы Малыш Джон учил его стрелять по мишеням. И Робину его страх был понятен: Роланд слышал разговоры взрослых и знал, что пропал человек — тот самый человек, что был ему другом, пел баллады и иногда колыбельные; когда-то Роланд уже потерял мать, и теперь ничего удивительного не было в том, что он боялся потерять еще и отца.
— Мы услышали крик, подняли тревогу, прочесали лес, но никого не нашли, — вокруг остывших углей трава была примята, выдавая борьбу, но чиста и суха, ни капли крови ее не коснулось, а значит раненых и убитых не было. По крайней мере, здесь. — С любым зверем Алан справился бы, он стреляет не хуже, чем поет. Когда вас унесло сюда в прошлый раз, пропадали люди?
— Нет, проклятие лишь стерло у всех память, — принц покачал головой. — Стрелки на часах остановились, и мы проживали день за днем одно и тоже. Если бы не Белоснежка, я бы решил, что мы и вовсе не покидали город, но она живое свидетельство тому, что год пропал.
Робин кивнул и слабо улыбнулся: в самом деле, спорить с беременностью принцессы было невозможно. Кто-то неизвестный и опасный стер память у каждого, кого поместил в Сторибрук.
— Что-нибудь чувствуешь, Руби? — он обернулся к девушке. Она медленно обходила место вокруг, прислушивалась к чему-то ясному только ей, присматривалась по-волчьи острым взглядом. Затем подняла на него взгляд и покачала головой.
— Если бы Алан ушел, я бы смогла найти след, если бы его забрали насильно — тоже, но здесь... ничего. Мне жаль.
— Чертовщина! Не мог же он испариться... — едва ли Ворчун мог слышать, что ответила Руби, и уж точно не мог знать, что она не нашла следов, но невольно и громко озвучил то, что крутилось у самого Робина на языке. Голос выдал присутствие гнома раньше, чем он сам его спутницы показались из густых зарослей орешника. Белоснежка, не потерявшая присутствия духа и решительности. Белль, добрый, милосердный друг, их маленькая надежда — может быть, ей удастся отыскать что-нибудь в книгах. Злая Королева. Как резкий удар под дых. Невозможно, — стук сердца отдавался в висках, в лице Робина мгновенно проступило что-то жесткое, непримиримое, — какого дьявола она здесь забыла? Явилась полюбоваться на дело рук своих? Озвучить новую угрозу? Ему кажется, их было достаточно.
Он шагнул в сторону, закрывая сына собой. Стремительно взметнулся арбалет. Тонко запела тетива. Стрела сорвалась раньше, чем Белоснежка успела его остановить. Раньше, чем он успел подумать, что эта ведьма еще может быть им полезна. Точно в голову.
Даже в этом странном и незнакомом мире оставалось кое-что неизменное.
Робин из Локсли бил без промаха.
[NIC]Robin Hood[/NIC][STA]God rest you, merry gentlemen[/STA][AVA]http://66.media.tumblr.com/317cbf1d2a78a942140844999099d320/tumblr_n3a5inyHID1qf5hjqo2_250.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Sansa Stark (2016-08-05 20:36:54)

+2

3

[NIC]Regina[/NIC][STA]I am not weak[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/rq32L.png[/AVA][SGN]https://68.media.tumblr.com/75c283ca9d821feaa9f7b75b6f81ca3c/tumblr_oih8lpblZY1u2gl3oo4_250.gif[/SGN]

Под каблуками хрустела листва, но Регина предпочла бы сейчас не по ней так пройтись — по костям ведьмы, наславшей проклятье.
Ну, или кто там на это осмелился. Из жизни исчез целый год, за который случиться могло, что угодно. Почти что: хотя жители Сторибрука поспешили свалить всё на саму Королеву, это было с их стороны очень глупо.
Они не знали, чего стоило проклятье ей в прошлый раз. А сейчас ей зачем вообще насылать его, чтоб помучиться? Неизвестно, конечно, что было хуже: никогда больше Генри не видеть или теперь, когда мальчик смотрел сквозь неё, потому что не помнил.
«Как удобно, мисс Свон,» — обожжённая болью, огрызается женщина. На самом же деле — она понимает, пусть ей сложно сказать это вслух, но злодеям счастливый конец не положен: страдания, горе — это всё, на что можно рассчитывать. Может, злодеями правда рождаются? Думать об этом она будет после.
Когда спустит три шкуры с того, кто с ней это сделал. Регина никогда не ощущала спокойствия, если не знала, кого ненавидеть: месть Белоснежке себя изжила, и ведьма не понимала, по правде сказать, как теперь быть — непривычно. И раздражало её ещё больше. Попадаться в такие минуты ей под руку было равносильно тому, чтоб воткнуть себе нож в печень. Поковыряться им там, как следует — самоубийство с особой жестокостью.

Но, конечно, Прекрасные, как у них всегда водится, попытались полезть на рожон и пойти с ней. В глубине души, кажется, Регина была даже рада, что хоть кто-то её не клянет, но терпеть их компанию? Слишком. Возможно, она уже и не держит на них зла, как раньше, но благоразумнее с их стороны всё равно было держаться подальше, извергая слащавость в другом месте.
Несомненно, по этой причине они набивались ей в спутники. В любом случае, одиночество показалось женщине привлекательнее общества бывших заклятых врагов. Толку от них всё равно никакого: одна трескотня про надежду и веру.
Пусть щебечут в другом месте: ей такая лапша на ушах ни к чему.

Словом, когда Регина услышала голоса в отдалении, в голове не мелькнуло желание себя обнаружить: даже если это всего лишь жители Сторибрука, то в лучшем случае половина захочет её линчевать, и тогда она, вероятно, кого-нибудь покалечит. Не то, чтобы женщина переживала муки совести из-за прошлых деяний — совсем нет, — но продолжая творить зло не докажешь, что ты невиновен. Дурная привычка — валить всё на мэра: так можно прошляпить того, чьё на самом деле это проклятье. Как никто, ведьма знала, чего стоит его наложить.
Пожертвовать сердце того, кого любишь больше всего. И что этого стоит? Не говоря уж о том, что сил сделать такое достало б не каждому. Тем не менее, кому-то, как видно, достало. Женщина очень хотела бы знать, для чего. Тут и семи пядей во лбу не имея догадаться нетрудно — это что-то плохое, не в гугле пошариться. C другой стороны, это не так важно: что бы там ни задумал таинственный злюка, она всё равно ему помешает.

Кажется, не было человека, о фееричных приветствиях знавшего больше, чем знала Регина, но стрела — это тоже эффектно. Мгновение — Регина незримо наклонила голову, ухватив древко гладкое пальцами ещё до того, как Снежка успела закончить свой вопль. Брови женщины поползли вверх: и потому, что она сочла выстрел наглостью, и потому, что это напомнило сцену из прошлого. Четыре стрелы неслись, чтоб пронзить её сердце, когда Белоснежка вскочила на ноги, приказав отменить казнь. И хотя глаза Регины закрывала повязка, она хорошо представляла, как это выглядело. Глупо довольно, но не ей было жаловаться. — Вы умом тронулись? — Поинтересовалась ведьма, испепеляя стрелу на ладони, вдруг оказавшись аккурат за спиной наглеца. — Я, вообще-то, вам помогаю, — возмущённо добавила Регина, высокомерно приподнимая подбородок. Это что он такого о себе возомнил? Не говоря уж о том, что она первый раз его видит. Очень странно, к слову сказать, но у него на лице всё написано — ясно, как день, что их проклял не он. — Или Вам вместе с годом всю память отшибло? — Регина повысила голос, не обращая внимания на жалкие попытки Снежки её успокоить, делая вид, что это просто недоразумение. Сейчас же! Правда, если он в самом деле здесь раньше не был, то, естественно, всё пропустил. Что, с другой стороны, не даёт ему права стрелять ей промеж глаз. Возмутительно.

Возможно, ведьма приправила бы свою речь парочкой оскорблений, если бы не услышала странные звуки: чириканье, рёв, шелест крыльев — что за дрань ещё тут завелась? — А ну выходи, чудище крылатое! — Над левой ладонью вспыхнуло пламя. Женщина поначалу смотрела лишь вверх, но когда обернулась — увидела. Совсем маленький мальчик, которого от неё, очевидно, прятал стрелявший, и крылатая тварь, что летела прямо к нему. Среагировав быстро, Регина ринулась к ребёнку, подхватив его на руки секундой раньше, чем когти чудовища, задевшие её запястье и оставив глубокие раны. Обезьяна зашла на второй круг. — Получай! — Наглядным примером, почему нельзя лезть ведьме под руку, стала рухнувшая на землю игрушка. Отдав ребёнка его отцу, женщина подобрала бывшую летучую мерзость и протянула мальчику. — Терпеть не могу непослушных мартышек, — чуть приподняв брови, она смерила взглядом мужчину, после чего отвернулась, чтоб ухватиться здоровой рукою за раненую.
Регина от боли на мгновение зажмурилась, совершенно не слушая причитания Снежки: ну вот ещё.

+2

4

It's got me changing all I ever thought

— Вы умом тронулись? Я вообще-то вам помогаю.
— Она на нашей стороне!
Первый — голос Злой Королевы — прозвучал неожиданно и неприятно близко, прямо у него за спиной, второй, принадлежавший Белоснежке, был исполнен беспокойства. Но, пожалуй, пораженно застыть Робина заставило все же не это, а их единодушие — два голоса прозвучали как один.
— Ты многого не знаешь, — примирительно добавляет принцесса и пытается сгладить острые углы этой встречи: успокаивает мачеху и торопливо объясняет ему, что Королева уже не та, она изменилась и — к лучшему. Это не ее проклятие перенесло их сюда и отобрало память, она правда им помогает.
— Ты веришь ей?
Женщине, которая половину жизни пыталась тебя извести? Которая целые деревни стирала с лица земли и много лет держала Зачарованный лес в страхе. Он помнит Белоснежку еще совсем девчонкой — сгинула бы принцесса в лесу, когда бы не разбойники. Помнит, как за помощь ей и в устрашение прочим убивали всех без разбору. Помнит, как однажды нашел свой дом опустевшим, а после узнал, что его жену допрашивала Королева и велела казнить.
Он помнит все это и много другое, а потому смотрит на Белоснежку недоверием: принцесса сошла с ума? Ее околдовали? Но нет, вторит ей и Прекрасный принц и, чуть помедлив, Шапка.
Им трудно прийти к согласию — их голоса сталкиваются друг с другом, рассыпаются, как волны о камни, и кто бы знал, насколько мог бы затянуться этот спор, когда бы в него не вмешалась иная сила — где-то над головами шелестят огромные крылья, чей-то резкий, визгливый клекот сыплется с крон, как грозди капель после дождя — с неожиданно потревоженных ветром ветвей.

Who knew an evil queen had a soft spot for children?

— Роланд! — еще одна стрела в его руках оказывается мгновенно, ложится на тетиву, но сердце сжимается в предчувствии неминуемой беды: Робин не успеет выстрелить прежде, чем это станет слишком опасно — одно неверное движение летучей твари, и он может задеть и сына. А уж добежать и подавно — слишком далеко стоит от мальчика.
Злая Королева оказывается быстрее, Роланд в ее руках — в безопасности — и на мгновение Робину кажется, что все это уже было — в какой-то другой жизни или же во сне. Но думать об этом некогда, и призрачное ощущение ускользает также незаметно, как и накатывает.
Когда тварь заходит на второй круг, он наконец спускает стрелу, но она вспарывает лишь воздух — на ковер палой листвы с шорохом падает лишь игрушка.
— Вы спасли его... — он крепко прижимает сына к себе. Сердце от пережитого страха бьется так, что, кажется, вырвется наружу. В его взгляде и выражении лица не просто изумление — самое настоящее неверие. На лице Белоснежки беспокойство и торжество — причину первого он заметит мгновением позже, во втором же читает безмолвное «Видишь, я же говорила. Она изменилась».
Робин не понимает, как это возможно. С каких пор Злая Королева спасает детей? Но, может быть, Снежка права. Он видел то, чего уже не сможет выбросить из головы: он видел лицо Регины в тот момент, когда она поняла, что мальчику угрожает опасность. Не королевы, не ведьмы — женщины, которая знает цену такой утрате.
Не слишком-то похоже на бессердечную знаю колдунью. Робин вглядывается в ее лицо иначе — внимательнее, стараясь отыскать отголоски того, что увидел на краткий миг, но женщина не оставляет ему шансов — поспешно отворачивается.
— Спасибо, — в его благодарности нет ни капли фальши, но удивление все еще плещется в нем, и нотки этого чувства просачиваются в голос.
— Вы ранены, и вам нужна помощь, — Робин не спрашивает — озвучивает факт, с которым трудно поспорить: следы острых когтей распускаются на ее запястье алыми полосами. Он не может ничем ей помочь — по-прежнему крепко держит Роланда на руках, будто отпусти он сына, все повторится снова, но мальчик, одной рукой прижав к себе новую игрушку, другой протягивает женщине платок, чтобы перевязать рану. С невольной усмешкой Робин следит за его движением и затем вновь поднимает взгляд на королеву: — Я могу проводить вас в лагерь — у нас есть аптечка, а брат Тук превосходный лекарь.

You took Marian's life once, and now you saved my son.
Does it mean we’re even?..
[NIC]Robin Hood[/NIC][STA]God rest you, merry gentlemen[/STA][AVA]http://66.media.tumblr.com/317cbf1d2a78a942140844999099d320/tumblr_n3a5inyHID1qf5hjqo2_250.gif[/AVA][SGN][/SGN]

+2

5

Ты слишком долго была плохой, и теперь они видят в тебе лишь змею

Истину «они никогда меня не полюбят» Регине пришлось принять уже очень давно — в замке Румпеля, когда эта коварная нечисть над ней потешалась. С тех пор, безусловно, прошла уйма времени, за которое всё изменилось, но нашлись тугодумы, по-видимому, и до них, остолопов, пока не дошло. Презрение мужчины не то, чтобы жалит её, как гадюка, однако то вовсе не значило, будто она его молча проглотит. Ишь что, застыл он. «Вот так и стой,» — ведьма нахмурилась. А Белоснежка, конечно, трещала без умолку и, кажется, из штанов чуть не выпрыгнула, оправдывая мачеху. Женщина не стала мешать ей, но всё же подумала, что много чести — объясняться с каким-то нахалом. — Ну не надо так удивляться, — в голосе звучит ощутимо издёвка; закатив глаза на мгновение раньше, чем широко раскрыть их, Регина изящно разводит руками. Кто он сам-то такой, чтоб судить её?
Хотя, можно подумать, на то был недостаток охотников. Как же! Но, вообще-то, всему есть границы какие-то: она же его прежде в глаза не видела, так с чего вдруг он чуть ли не вскинулся? Надо же, а Регина-то думала, молчаливое осуждение её раздражает.
Возвращение на дороги добра ей давалось с огромным трудом, и женщине вовсе не нужно было напоминать обо всём, что она совершила: пусть не надеется, что ей станет стыдно. Сейчас же! Но, впрочем, к своему удивлению ведьма злилась и близко не так, как могла бы.
И лицо его показалось знакомым. Везучий подданный, может быть: их лица стирались из памяти сразу. Но тогда почему он не попал под проклятье? Судя по всему, спросить это с него самого будет без толку, да и к чему про него вообще думать: выпуская из лука стрелу.
«Ну а колдовать ты умеешь, должно быть, прямо как Снежка — секреты хранить,» — женщина уже достаточно насладилась эффектом, произведённым словами Прекрасных на того, кто едва не убил её, и сейчас собиралась, должно быть, взять слово.

Но вмешалось чудовище. Разумеется, в теперешнем виде опасности оно не представляло, но едва ли в лесу нет других. Что же, по крайней мере, Регина теперь точно знала, кто перенёс их всех в Сторибрук. Всё ещё непонятно иное — зачем, но об этом ведьма почти что не думает. «Почему у меня возникает чувство дежавю?» — Даже имя как будто знакомое, Роланд. Могло статься, они в самом деле встречались: целый год был украден из памяти.
В ответ на благодарность незнакомца, женщина легко кивает головой — по-королевски; брови её на мгновение дёрнулись вверх. Ничего нет страшнее потери ребёнка, и средь всех здесь стоявших только Регина и знала, как это — его потерять. Нет, Прекрасные могут не жаловаться: один почти тридцать лет лежал в коме, тогда как другая клепала скворечники, и никто про ребёнка не помнил. Её боль же — крещендо грохочащее.
Их взгляды встречаются. Почти забыв о весьма дерзком начале знакомства, ведьма про то не подумала вовсе, что выражение лица мужчины бесценно сейчас, когда он наконец верит Снежке. А ведь прежде она бы съязвила, естественно. Снова странное нечто в мгновении. «Мы с Вами раньше не встречались?» — но, отвернувшись, Регина не спрашивает, и на лицо наползает гримаса боли: это саднили глубокие раны. — Вы ранены, и вам нужна помощь, — сжимая запястье покрепче, женщина резко обернулась на голос и даже не знала, что её удивило сильнее — само по себе «предложение» помочь или тон, каким то было высказано. Вряд ли ведьма могла сходу сказать, когда ей предлагали помочь в прошлый раз. Тёмный, ясное дело, не в счёт: у него одни сделки, контракты и цены. Немудрено, что Регина немного опешила. — Я могу проводить вас в лагерь — у нас есть аптечка, а брат Тук превосходный лекарь. И сейчас лучше не стало. Совсем. — Я не слышала вашего имени, — звучит нимало высокомерно, но по лицу её ясно — она чуть не в растерянности. И ещё не из тех, кому нравилось выглядеть слабой. — Но я теперь знаю, чьё это проклятье, — быстро добавила женщина, обращаясь ко всем остальным, избегая как будто смотреть снова в глаза незнакомца. — Злая ведьма Запада, — Регина определённо почувствовала себя лучше, узнав, кто повинен в возросших мучениях её. Взяв у Роланда платок, она чуть улыбнулась ему.
— Так, Регина, и что ты ей сделала? — ну теперь и Прекрасный заладил, а как же. — Ничего, — ведьма старалась сдержать возмущение. — Да ладно тебе, скажи лучше сразу, — но, действительно, где это видано, чтоб принц остановился на достигнутом! — Я серьёзно. Мы с ней не встречались, — твёрдо сказала Регина, не забыв пропитать слова ядом. — Может, хватит меня обвинять? — в надежде разрядить остановку, Белоснежка начала снова что-то болтать. Не особенно слушая падчерицу, ведьма обвела взглядом кусты и деревья, уперевшись руками в бока: если здесь есть ещё обезьяны, будет лучше скорее сделать их жареными.
Почти вдохновлённая тем, что теперь ясно, кого ненавидеть, женщина не обращала внимание на то, что царапины кровоточат по-прежнему.

I've found something. Someone to destroy

[NIC]Regina[/NIC][STA]it's your majesty[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/rq32L.png[/AVA][SGN]https://68.media.tumblr.com/75c283ca9d821feaa9f7b75b6f81ca3c/tumblr_oih8lpblZY1u2gl3oo4_250.gif[/SGN]

+3

6

Причудливо сплетают свои тропинки сказочные истории — давным-давно одна из таких заботливо привела Белоснежку к костру Веселых ребят в Шервудском лесу, чтобы было кому позаботиться об опальной принцессе, не дать ей сгинуть от голода и холода, от рук дурных людей и наемников злой мачехи; давным-давно другая пестрой лентой бросилась петлять по лесам и куда бы ни завела Робина Гуда и его разбойников, всюду оставляла свой узор — красной нитью были их славные приключения и победы над заносчивостью и жестокостью шерифа ноттингемского; ни шелком, ни золотом, ни дорогим бисером — человеческим голосом вплеталось все это в историю, песней и свистом летело сквозь лесную чащу, слухами и шутками гуляло среди людей. И однажды разбойничья тропка пересеклась с третьей — роковой, темной — что пролегла дорогой под копытами королевских лошадей прямо к деревне, где Робин и Мэриан жили тогда, дорогой, что оказалась ровна для предателя, сообщившего, будто в окрестностях видели Белоснежку и кто-то ей помогал.
Кто бы мог подумать тогда, что спустя много лет все эти дороги, такие разные, сойдутся здесь, в маленьком проклятом городке, и сведут их, чтобы сражаться с общим врагом — не друг с другом в новом витке старой вражды. Кто бы мог подумать, что полное печали желание Белоснежки оказаться подальше от родных земель и от мачехи однажды сменится иными словами: «Она на нашей стороне. Она действительно изменилась». Робин не давал себе думать о мести когда-то: убей он Злую королеву, все, конечно, вздохнули бы свободно, но подобраться к колдунье не так-то просто и, скорее всего, это стало бы последним, что он сделал бы в своей жизни. Оставить Роланда совсем сиротой он не имел права. Теперь же, когда королева стояла так близко, о мести не могло быть и речи. Когда-то она сгубила его жену — не своими руками, конечно, но приказом, отданным палачу, своей жестокостью и черным сердцем. Но сегодня спасла жизнь его сыну — никто не принуждал ее делать это. Она спасла его, потому что не могла позволить ребенку погибнуть.
Воистину неисповедимы пути.
Робин из Локсли, миледи, — представился бы он ей, но женщина всем своим видом дает понять, что не нуждается ни в ответе, ни в помощи, да только кровь, пока она говорит о Злой Ведьме Запада, продолжает бежать из рассеченного когтями запястья, пачкает ее руки и рукав белой рубашки. Она в самом деле не замечает боли и алых пятен? Или не хочет привлекать к этому внимания кого-то еще? Да полно, что за ребячество, и без того все уже видели — вон как беспокоится Белоснежка, настаивает, что прежде стоит подумать о ране, а потом — о злой ведьме. Робин с ней согласен, но вмешиваться вновь не торопится: как бы там ни было, принцесса лучше него знает нрав своей мачехи и знает, наверное, как ей помочь. А ему ни к чему навлекать на себя презрительно-гневные взгляды вновь.
Впрочем, не сказать чтобы это его хоть сколько-нибудь пугало или задело.
Робин внимательно слушает разговор Чармингов с Региной, та отпирается от того, что могла стать костью в горле злой ведьме, и он смотрит на королеву с недоверием: не верит, что женщина и в самом деле ко всему непричастна. Слишком долго тень Злой королевы висела угрозой над Зачарованным лесом, слишком много несчастий королева всем принесла — трудно теперь поверить, будто она совсем ни при чем. На мгновение ему приоткрылось другое: не злодейка — смелая и сильная женщина. Но если мгновения было достаточно, чтобы удивиться, то для доверия его слишком мало, после стольких горестей, который она причинила многим в сказочном краю.
— А пропавший год? Может, вы тогда не поделили что? — спрашивает Робин, впрочем, без былой враждебности, не обвиняет. В конце концов, целый год отсутствует в памяти, так как она может быть уверена, что никогда не встречалась с ведьмой из Оз и не сделала ей ничего, за что стоило бы мстить?
Крик разрезает лесные шорохи и холодный осенний воздух неожиданно и близко.
— Присмотрите за Роландом, — просит Робин Руби и Белль, наспех спуская сына на землю и вкладывая его ладошку в руку Шапки, коротко бросает взгляд на Снежку в надежде, что та останется с ними — делать в стычке ей нечего, но лук у нее с собой и защитить их она при случае сможет. Принцесса согласно кивает.
Робин срывается с места в направлении шума и выбегает к небольшой проплешине как раз вовремя, чтобы увидеть, как еще одна крылатая тварь поднимает Малыша Джона в воздух — здоровяк сопротивляется изо всех сил, но даже его дюжей удали недостаточно, чтобы тягаться с демонической обезьяной.
И снова натянутая тетива, снова острие направлено точно на тварь — стрела срывается с тонким свистом и насквозь прошивает крыло, тварь с визгом проваливается в воздушную яму, но Джона не выпускает. Разбойник, извернувшись, все-таки всаживает нож ей в щиколотку, следом грохочет выстрел — Дэвид оказывается с Робином плечом к плечу; с яростным воплем обезьяна наконец разжимает когти — Джон срывается с высоты нескольких метров. Жить будет, но времени в сторибрукской больнице проведет на целую жизнь вперед.
Упрямая тварь заходит на второй круг.
[NIC]Robin Hood[/NIC][STA]God rest you, merry gentlemen[/STA][AVA]http://66.media.tumblr.com/317cbf1d2a78a942140844999099d320/tumblr_n3a5inyHID1qf5hjqo2_250.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Sansa Stark (2017-05-22 21:53:10)

+2

7

What do you think happen when you steal from a witch, witch?

Есть вероятность, что яд Регина приняла бы гораздо охотнее помощи Белоснежки: последний раз попытка любимой всеми героини причинить помощь женщине, на беду свою спасшей ей жизнь, закончилась кошмаром.
Дэниэлю она стоила жизни, а разбитое сердце толкнуло Регину во тьму, из которой уже не уйти, не вернуться, а весь трёп про надежду — пустой. Ни один из тех, кто стоит сейчас рядом, не знал её боли.
Родные дети их не забывали.
И пусть рана на сердце и не кровоточила, причиняла страдание сильнее следа от когтей препротивной крылатой мартышки. Края пореза затянулись, стоило женщина провести над ними пальцами второй руки — сияние волшебства, и вот на руке даже шрама не видно. Всё бы в жизни решалось так просто, но нет же! Они все снова прокляты, заперты в Сторибруке, да ещё и вдобавок не помнят, чем были заняты весь прошлый год. А Регина, понятное дело, совсем не привыкла, чтоб с ней так обращались: на этот раз отнюдь не с её лёгкой руки они здесь. И теперь мадам мэр знала, с чьей. Да, если бы Румпель так некстати не умер, женщина его непеременно спросила бы, с какого перепугу, собственно, Злой ведьме Запада всё это устраивать — вдруг подсказал бы чего дельного.
Он ведь тоже прекрасно знал, как велика цена такой магии.
Не каждый, мягко говоря, решится заплатить эту цену. Но рассуждать об этом вслух Регина не спешила: все эти толпящиеся вокруг балованные счастьем троглодиты — аудитория так себе. Легко говорить о надежде, когда у тебя вся семья в сборе, да ещё и живот на нос лезет: ведьма охотно посмотрела бы, как Снежка запела бы на её месте. Правда, к собственному удивлению, зла падчерице Королева уже и... не желала? Об этом даже думать не хотелось. Тем более, вот, можно от всей души ненавидеть Злую ведьму Запада.
Вот привязалась же. И, главное, с чего? — Почему, вообще, сразу я? — недовольно сощурившись, спросила Регина, резко повернувшись к обнаглевшему разбойнику и подойдя к нему на шаг. Несмотря на то, что мужчина был выше неё ростом, её Величество презрительно взирала на него сверху вниз. Имени своего он так и не назвал, но женщину оно интересовало, кажется, не до такой степени, чтобы переспросить ещё раз. К тому же, он непонятно с чего вдруг тоже решил всё свалить на неё! Остальные-то, ладно уж, имели основания, но этот-то придурок что заладил? — Может, это Белоснежка и её секрет разболтала... — не обращая внимание на взгляды Прекрасных, в которых отчётливо читался призыв иметь совесть, женщина не торопилась замолчать. Что за несправедливость! Можно подумать, она одна виновата во всём, что бы ни было. Обычно, впрочем, как-то так и было, но она, между прочим, старалась стать лучше, хотя и не была уверена, есть ли в этом какой-нибудь смысл.
Они продолжают видеть в ней ту, кого раньше — злую, безжалостную Королеву. — Между прочим, ты могла бы издать пособие по превращению людей в злодеев. «Я же из лучших побуждений» назови, — может быть, желание испепелить Снежку и угасло, но это совсем не означало, что Регина не будет язвительно припоминать ей это до конца жизни, потому что она всё равно виновата вообще-то.
Мысль, что её мать разделалась бы с Дэниэлем в любом случае, не раз приходила женщине в голову, но ведь история не знает сослагательного наклонения. 

Возможно, Регина продолжила бы возмущаться, но поток праведного гнева был прерван чьим-то истошным воплем, и вот она уже решительным шагом и молча направляется за разбойников, думая, что тот мог бы вообще-то идти и побыстрее.
На этот раз обезьяна решилась на добычу изрядно покрупнее Роланда, вот жадное чудовище! Женщина взглядом проследила, как здоровяк, вырвавшись, рухнул на землю. Непривлекательное зрелище. 
— Эй, чувырла! — громко крикнула мадам мэр, и на ладони её вспыхнул огненный шар. — Будешь сегодняшним деликатесом к ужину, — внезапно обезьяна взмыла вверх и исчезла из поля зрения на несколько секунд, и Регина не успела заметить, как тварь подобралась к ней сзади. А воздушную экскурсию по лесу она, вообще-то, не заказывала... Сейчас бы пригодилась привычка этого неотёсанного бандита стрелять в любой непонятной его скудному умишке ситуации, но женщина не привыкла рассчитывать на чью-то помощь, а потому пыталась извернуться и испепелить эту несносную тварь. Один огненный шар летит мимо, но уклоняясь от него мартышка немного потеряла высоту, где её настигла стрела. Когти разжались, но Регина же не мешок картошки, чтобы просто шлёпнуться на траву, и приземлилась она на ноги, но быстро потеряла равновесие из-за высоких каблуков.
И головой, вдобавок, сильно ударилась о дерево, отчего потеряла сознание.

Придя в себя и чуть приоткрыв глаза, мадам мэр сразу же осознала, что что-то не то.
Её что, несут на руках? Ещё секунд двадцать уходит на принятие решения, хочет ли она сейчас открыть глаза и обнаружить, что прижимается к кому... к Прекрасному? Гадость какая. Но хуже, знаете ли, всегда, видимо, есть, куда. — Да как Вы посмели? — резко дёрнувшись, женщина пытается не то вырваться, не то ударить нахала по лицу.

[nick]Regina[/nick][status]done with love[/status][icon]http://s5.uploads.ru/rq32L.png[/icon][sign]https://68.media.tumblr.com/75c283ca9d821feaa9f7b75b6f81ca3c/tumblr_oih8lpblZY1u2gl3oo4_250.gif[/sign]

+1

8

A simple ‘thank you’ would suffice.
Можно подумать, что-то удивительное было в том, что все первым делом подумали, будто колдовство, перенесшее их сюда и отнявшее память, принадлежит Королеве. Она десяток лет держала в страхе Зачарованный лес, да и магия эта была ей знакома — так от кого еще ждать подвоха, как не от нее?
Что бы там ни говорила Регина, как бы ни пыталась убедить всех в том, что знать не знает Злую ведьму из Оз и виноват кто угодно, кроме нее, причина происходящего все же таилась в ней. Твари, посланные ведьмой, не за Роландом и не за Джоном охотились — за ней. Мальчик просто оказался у обезьяны на пути, и это всех ввело в заблуждение, теперь же все встало на свои места — мартышка потеряла интерес к Джону, как только заметила Королеву.
Тварь исчезла стремительно из поля зрения, чтобы вынырнуть откуда-то сверху и на этот раз прихватить с собой женщину. Впрочем, справиться со Злой Королевой — задача нелегкая. Ее попытка поджарить чудовище дала Робину и Дэвиду шанс — прежде стрелять было опасно; тварь поднялась вместе с Региной слишком высоко — женщину утащить было проще, чем здоровяка Джона.
Сорвалась с тетивы стрела, следом прогрохотал выстрел — с пронзительным визгом тварь ослабила хватку; еще один выстрел в цель — и обезьяна решила, наконец, спасти свою шкуру бегством.
Королева не удержала равновесие — а он, как и Дэвид, был слишком далеко, чтобы ее поддержать. Робин осторожно отвел упавшие на ее лицо волосы, осмотрел ссадину на лбу — ударилась сильно, но жить будет.
— Отвезите Джона в больницу, а я позабочусь о ней.
Двое раненых — для них сейчас слишком много. План действий вырисовывается быстро.
Ни одна машина сюда не проедет, а обоих сразу из леса не вывести. Значит, первым пусть забирают разбойника — переломы без врача им не срастить, Роланда Робин готов отпустить с Белоснежкой и Руби в город — так безопаснее, после он его заберет. Тварь охотилась за Региной, значит, на них обезьяны больше не нападут. До лагеря здесь недалеко — Королева в безопасности будет там до тех пор, пока не найдет в себе силы вернуться. Он проводит ее после — в Сторибруке его будет ждать сын, да и с принцем обсудить многое нужно.

~

Благодарности, конечно, ждать было бессмысленно.
— Посмел что? Спасти вас? — невозмутимо переспросил разбойник, уворачиваясь от ее руки и прижимая женщину к себе крепче — ничего личного в этом жесте нет, просто упасть еще раз за день для нее было бы лишним. Характер у Злой Королевы под стать ее прозвищу, это сразу заметно. И чем дальше, тем сквернее — травмы на нее влияли не в лучшую сторону. И все же в ее реакции он видел хороший знак — пытается вырваться, но не стонет от боли, скорее всего, она в полном порядке.
Ноша никакого удовольствия ему не доставляла, напротив, заставляла испытывать противоречивые чувства — никак не забыть все то зло, что она причинила, и все же он перед Королевой в долгу. Она спасла жизнь Роланду — оказалась способна на нечто хорошее, самоотверженное и храброе тоже.
Может быть, стоило отдать эту несносную женщину ведьме — пусть разбираются сами с тем, что не поделили. Но этого, само собой, никто бы их них не сделал: Белоснежка была уверена, что Регина на их стороне, Робин же думал, что она могла бы быть им полезна. Если кто и мог справиться со Злой ведьмой, так это она. Как бы это ни было странно, настало время наступить на горло прежней вражде.
— Ведите себя спокойно, ваше величество, вы же не хотите растянуться на земле на глазах у банды разбойников? — Робин чуть склонил голову к женщине, чтобы слова, чуть насмешливые, прозвучавшие тихо, она услышала. Лагерь встретил их настороженно: в чьи-то взглядах сквозила тревога — не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что что-то произошло; кто-то не скрывал своего удивления, а кто-то и вовсе едва не тянулся к оружию — Злая Королева оставила шрамы многим.
— Она на нашей стороне, — говорит Робин громче, чтобы слышали все, отдает распоряжения так, будто бы ничего необычного и не происходит. — Найдите брата Тука и выставьте часовых.
Если ведьма попытается добраться до Регины снова, получит достойный отпор.
Робин опустил женщину на один из стульев — они, может быть, и предпочли остаться в лесу, чем ютиться в гостинице «У бабушки», но в удобствах этого мира себе не отказывали, — и развел руки, мол, теперь она вольна делать все, что угодно.
— Робин из Локсли, — представился он наконец и, поворошив дрова в костре, опустился напротив. — У вас ссадина, вот здесь, — разбойник прикоснулся пальцами к своему лбу. — Если вас беспокоит боль или что-то еще, брат Тук может помочь.
Он заметил, как легко она справилась с царапинами, но сумеет ли справиться с сотрясением, если оно есть, — неизвестно.
— А теперь послушайте немного, миледи, — кажется, выбить его из колеи презрением или резкостью было сложно — все отлетало, как щепки от панциря; ему глубоко наплевать, что женщина о нем думает. Он защищает своего сына, своих людей, и если для этого нужно объединиться со Злой Королевой, что ж, пусть будет так. — Той твари нужны были вы. Роланд просто оказался у нее на пути, Джон, вероятно, напал первым. Я половину жизни прожил в лесу. Я знаю, как хищник выслеживает добычу.
А значит, Злой ведьме нужны именно вы, — Робин не закончил, позволил ей догадаться об этом самой. Ни к чему напоминать лишний раз, что все они считали ее причастной к этому — так или иначе. Остаться безразличным к фаейрболу в лицо он бы вряд ли сумел.

[NIC]Robin Hood[/NIC][STA]God rest you, merry gentlemen[/STA][AVA]http://66.media.tumblr.com/317cbf1d2a78a942140844999099d320/tumblr_n3a5inyHID1qf5hjqo2_250.gif[/AVA][SGN][/SGN]

+1

9

My town — my rules.

Что такого произошло в этот треклятый год? Злая ведьма Запада, очевидно, нашла повод принести в жертву сердце того, кого любит больше всего, но какой? Нет, по большому счёту, Регине всё равно, конечно: она совсем не Арчи Хоппер и вообще просто хотела свернуть дряни шею. И всем её мартышкам тоже.
Как же, будут они править здесь, в её городе! Совсем страх потеряли.
Наглость какая, её же оружием.
А с другой стороны...

Напугали ежа голой задницей.

Любое проклятье можно разрушить.

Наглость разбойника цвела буйным цветом. — Спаситель нашёлся, — вполголоса проворчала Регина. В действительности, вырваться ей ничего не стоило — раствориться в пурпурном дыму, да и дело с концом.
Раньше, кажется, Королеву никто не спасал, кроме Тинкербелл: случайно (ли?) сорвавшись с балкона, женщина непременно погибла, не окажись рядом феи. Исключения, впрочем, лишь подтверждали правила. Был ещё один случай с Белоснежкой, впрочем, но о нём мадам мэр вспоминать не любила: девушка помогла ей выбраться живой из глупой переделки, но самое неприятное — своими речами о надежде и прощении едва не растопила сердце своей мачехи.
Королева в тот день умерла.
Да здравствует Злая королева.

Теперь всё изменилось, она изменилась, но люди вокруг упорно не желали того замечать. Удивляться здесь нечему, в сущности: Регина столько времени держала их в страхе: сжигала деревни, отдавая приказ убить всех их жителей, вырывала сердца и давила — если ей однажды и простят это, то не забудут. Именно это сказала ей мать, чтобы снова толкнуть на путь зла.
Регине тогда был отчаянно нужен хоть кто-то близкий: сердце от боли почти разрывалось. В то время женщина, конечно, не думала, что ей может стать ещё хуже, как было сейчас. — Чего? — ведьма скривилась, попытавшись отстраниться от разбойника, который позволял себе уже что-то совершенно непотребное. Да, не раскалывайся у неё сейчас голова, Регина определённо попыталась бы испепелить разбойника. Правда, скорее, не от злости, а просто потому, что совсем не ждала от него такого участия к себе.
То есть, с одной стороны она хотела, чтобы все перестали считать её чудовищем, с другой — не представляла, как ей тогда жить. Она уже давно почти не подпускала к себе близко людей; такое грубое вторжение в личное пространство казалось возмутительным само по себе — зла именно на мужчину она не держала, хотя и не желала признавать это.
Как и то, что в самом деле могла не удержаться на ногах.
Женщина устало закатила глаза, когда при виде её за оружие схватилось пол-лагеря разбойников. Да уж, Регина прежде себе и представить бы не смогла, что заодно будет с людьми, которые наверняка купаются в речке, а вместо денег используют шишки.
А с чего женщина это взяла — сказать сложно.

О своём новом союзнике, словом, она была невысокого мнения, а уж когда он назвал своё имя... — Разбойник, — прищурившись, Регина чуть улыбнулась — почти хищно. — Значит, мои солдаты столько времени охотились за... вами? — да, Королева совершенно не такими воображала себе неуловимых грабителей, разоривших немало повозок. Как не схватили того толстяка, едва не ставшего добычей обезьяны? Ничего им доверить нельзя.
Хорошо даже, что больше не нужно: занимаются в Сторибруке, кто чем, может, пользу приносят какую.
Залечив ссадину на лбу, Регина усмехнулась. — Что меня беспокоит? Злая ведьма, которая где-то разгуливает. С ней мне брат Тук тоже может помочь? — кинув презрительный взгляд на Робина из Локсли, Королева решила, что с неё хватит, и нужно продолжать искать Злую ведьму. Однако, стоило ей попробовать подняться на ноги, как женщина почувствовала пронзающую боль в лодыжке.
Схватившись за неё, женщина зажмурилась. А разбойник, тем временем, не унимался и, возможно, вообще не заметил её попытки встать. — Чего? Ох... — негодование, приправленное болью в ноге, из груди вырвалось чуть ли не стоном.
Только этого ей не хватало. — И зачем я Злой ведьме, хотелось бы знать? Могла бы приглашение прислать, а не мартышку, — Регину раздражало, что она никак не могла вспомнить события прошлого года.
Это могло пролить свет на случившееся. — Нужно быстрее найти её, — пусть злой Королева больше была, но шутить с ней опасно по-прежнему; если дело касается Генри — особенно.

[nick]Regina[/nick][status]love doesn't stand a chance[/status][icon]http://s5.uploads.ru/rq32L.png[/icon][sign]https://68.media.tumblr.com/75c283ca9d821feaa9f7b75b6f81ca3c/tumblr_oih8lpblZY1u2gl3oo4_250.gif[/sign]

+1

10

Если бы однажды Робину из Локсли сказали, что в разбойничьем лагере окажется Злая Королева — не плененная и не явившаяся за тем, чтобы всех уничтожить, — он бы, пожалуй, решил, что его собеседник слишком увлекся элем.

But here they were, the Queen and the Thief, sitting by the fire, making plans for a witch hunt. None of them wanted the other to be a comrade; they were enemies in past, but what other alternative did they have? The whole town was dragged into this.

— Вот мы и встретились, — разбойник усмехнулся мрачно. — Вы и ваши солдаты доставили нам немало забот, между прочим, ваше величество, — и это сказано слабо; Робин развел руками, мол, представляете?
Их вечным противником был Ноттингем — для него и его людей разбойники из Шервуда были занозой в заднице. Им не было дела милее, чем вытащить из темницы тех, кого туда заточили мстительность и зависть шерифа, и увидеть, как в очередной раз его лицо перекосится от досады.
Но все это были забавы рядом с теми бедами, которые они нажили, укрыв в Шервудском лесу Белоснежку. Королева была в разы опаснее Ноттингема — шериф скрипел зубами от злости, устраивал облавы, сажал Веселых ребят за решетку, пытался повесить. Злая Королева оставляла за собой пустые деревни — пепелище и горы мертвых. Робин был не единственным среди своих людей, кто лишился близкого человека по ее вине.
Но сейчас было не время цепляться за старые раны.

Мы можем вам с ней помочь, — Злая ведьма Запада — беда общая; чем быстрее они отыщут ее, тем скорее узнают, зачем она всех прокляла, и смогут утраченную память вернуть. — В одиночку вам с ней не справиться, — в его словах нет желания Регину задеть или дать ей понять, что он считает ведьму сильнее, — об этом судить не ему, он ее знать не знает. Просто жизнь научила его одному: расправиться с одним человеком проще, чем с несколькими — не одну разбойничью банду это держало вместе.
Из двух зол стоило выбирать меньшее — ведьма Запада украла у них год из памяти и темное проклятие наложила; Злая Королева на десятилетие превратила их жизнь кошмар когда-то, но теперь Белоснежка была готова поручиться, что ее мачеха им не враг. Поверить в такое непросто, но Робин и сам видел, что королева не так страшна, как людская молва рисовала. Как бы он ни старался, но видел перед собой уже не чудовище. Всего лишь женщину — упрямую, ядовитую, не желавшую давать слабину.
Он будто бы не обратил внимания на ее неудачную попытку подняться и пожал плечами: почем ему знать, зачем Злой ведьме королева понадобилась, он понятия не имел, что между ними в пропавший год пошло не так и отчего все прочие за это должны были отдуваться. Найти ведьму как можно скорее, бесспорно, нужно. Но совершенно ясно, что Регина в таком состоянии не только со ней не справится, но и отсюда далеко не уйдет.
— Прежде вас нужно поставить на ноги.
Их ненадолго прервал один из разбойников с сообщением, что брат Тук ушел в город, но скоро вернется. Робин, приняв отсутствие лекаря к сведению, отправил его с другим поручением.

— Позвольте, — он, опустившись рядом на корточки, без церемоний, но аккуратно приподнял ее ногу, чтобы стянуть туфлю со ступни и осторожно осмотреть щиколотку. — И что вы станете делать? Обыщете каждый дом? Ведьма, может, гуляет у нас под носом. Только вот мы ничего не помним, — Робин бросил взгляд на женщину снизу вверх. Поднялся, отряхивая руки. — Небольшое растяжение. Через пару дней пройдет. Могу наложить повязку. Или сами справитесь?
Она ведь ведьма, в конце концов.
Робин снова остановился напротив, внимательно окинул ее взглядом, задумчиво потер пальцами подбородок — предложение у него к ней не из скромных.
— Как только вы будете в состоянии идти, мы вернемся в город. Пусть Белоснежка соберет всех. Озвучит обвинение — проклятие наложили вы, — он поднял ладонь, призывая ее дослушать до конца. — В это несложно поверить, миледи, вы знаете. Вам известная эта магия, вы отнимали у них память прежде. Все, что вам нужно сделать после — сказать, будто докажете свою невиновность, вы знаете, как вернуть всем память, — не переставая говорить, он кивнул вернувшемуся разбойнику, забрал у него рюкзак и принялся в нем что-то искать. — С помощью зелья или вроде того. Убедите всех, что это возможно. Дальше останется только ждать. Тот, кто проклятие наложил, попытается зелье украсть.
Идея не самая надежная, но ничего другого ему в голову не приходит — можно, конечно, обыскать город, устроить облаву, но толку, ему кажется, не будет никакого. Как вычислить среди прочих ведьму, которую они даже не помнят?

Он протянул Регине блистер с таблетками и бутылку воды.
— Не бойтесь, не яд. Простое обезболивающее.[NIC]Robin Hood[/NIC][STA]God rest you, merry gentlemen[/STA][AVA]http://66.media.tumblr.com/317cbf1d2a78a942140844999099d320/tumblr_n3a5inyHID1qf5hjqo2_250.gif[/AVA][SGN][/SGN]

+1

11

Ох уж эта манера причитать беспрестанно, как плохо жилось всем при Злой Королеве! Справедливости ради, причины-то были, однако Регина до того устала слушать нытьё своих подданных, что сейчас лишь глаза закатила — вот настолько уже надоели.
Ей действительно не было стыдно, и лучшим доказательством тому служило случившееся в Нэверленде, где ветви Древа Сожалений не сплелись вокруг, чтоб задушить.
Женщина, точно, в ответ, усмехнулась не менее мрачно. Между прочим, вы сами напрашивались, — сожжённые деревни, кровавый шлейф из мертвецов — всё это не должно было давать ей спать ночами, да давить тяжким грузом на плечи.
Не давит, и нет душных видений, в которых лики бы мерещились приговорённых.
Только и боль не отступала ни на шаг: заглушить боль потери Даниэля ничего не могло и никто — кроме Генри, но теперь же Регина потеряла и сына. Грело душу, конечно, что он живой, что он рядом — и одновременно терзало, что когтями.
И не найдётся в Сторибруке человека, который мог бы понять эту боль, разделить: все ненавидят Королеву, её страдания им в радость. Что же, Регина от них и не ждала поддержки — не после того, как они чуть на неё не накинулись.

Ну, ничего, посмотрит она в их бесстыжие лица, когда поймает Злую ведьму Запада. — Вы? — с сомнением переспросила женщина, окинув оценивающим взглядом разбойника с ног до головы. С одной стороны, мужчина выглядел самоуверенным, самодовольным, наглым и раздражающим, но с другой — Регина отчего-то не испытывала и толики той неприязни, какую, как ей казалось, испытывать должна была. Ему, конечно же, об этом знать необязательно: всё-таки вёл себя Робин Гуд возмутительно. — И как, интересно, вы мне с ней поможете? — Королева прищурилась, пытаясь понять, на что вообще годится этот человек вместе со всей своей шайкой бандитов. По правде сказать, она слишком привыкла всё делать сама, и сейчас пребывала в некотором замешательстве. Прежде никто не стремился сражаться на её стороне, и хотя Регина теперь, вроде как, заодно с Прекрасными и их восторженным кагалом обожателей, от одиночества она не отвыкла.
Да и к чему ей отвыкать? Из них всех ей был нужен один только Генри, но именно он её и не помнил.
Злодеи никогда не получают счастливого конца. Ну, что же, по крайней мере она отведёт душу, когда схватит ведьму — всё вперёд. И пусть только Снежка попробует ей помешать. Герои, вероятно, милосердны, но Злая Королева — не герой отнюдь, и несчастья её лишь тому подтверждением служили.
Но надежды она не теряла. Вообще, узнав, кого ей стоит ненавидеть, Регина заметно приободрилась, и наверняка уже принялась бы действовать, когда бы не эта мерзкая крылатая мартышка.

Не успела женщина слова сказать, как Робин Гуд уже стянул с её ноги туфлю. — Да вы, вы... — от такой фамильярности Её Величество чуть не лишилась дара речи. — Что вы себе позволяете? — вопрос остался без ответа, и всё же Королева была так обескуражена, что продолжала удивлённо смотреть на разбойника. А он, как ни в чём ни бывало, продолжал рассуждать о Злой ведьме. — Может быть, обыщу, если надо будет, — хотя это, конечно, бессмысленно. Сторибрук больше, чем кажется, и кому, как ни ей, это знать, право слово. — Зачем только было красть воспоминания, — от прикосновений его пальцев к щиколотке по телу расползалась боль. — Ну хватит, справлюсь как-нибудь, я не такая уж беспомощная, как вам хочется, — слова Регины, её жесты, интонации и взгляд  — всё это было защитной реакцией. Залечить ногу и впрямь было делом мгновения, однако то вовсе не обязывало женщину быть такой откровенно мерзкой собеседницей. Она и сама бы сейчас не сказала, почему так ведёт себя.
А рассуждать сейчас точно уж время не лучшее.

Разумеется, Робин Гуд именно этим и занялся. И чем больше он говорил, тем сильнее хотелось Регине его придушить — прямо здесь и без магии. Белоснежка её обвинит! — Я вам что, цирк с конями? — холодно поинтересовалась ведьма. Она отводит взгляд и поджимает губы, признавая, что Снежке поверят: принцессу люди обожали. — Но я не знаю, как вернуть всем память, — хотя, в действительности, он ведь не может быть таким тупым: неплохо бы дослушать до конца.
Хуже-то всё равно уже не станет. — А он что, идиот? Хотя, может быть, — неохотно согласилась женщина. — В мэрии мой кабинет заперт магией крови, — воодушевившись, Регина посмотрела на разбойника и осознала, что он сильно едва ли понимал, что за магия крови, и что в ней хорошего. — Заклятье на крови может пустить только кровного родственника. И как же кстати у меня их нет, — сказала Регина с таким видом, словно объясняла прописные истины уже пятый час и порядком устала от непроходимой тупости слушателей. Некрасиво довольно с её стороны, ведь именно Робин предложил план, как вычислить заводчицу крылатых обезьян, но на фоне её отношения к прочим — едва не любезность.
— Я знаю, что это таблетки, — огрызнулась Регина, резким жестом взяв лекарство из рук мужчины. — Это не я живу в лесу и моюсь в речке, — отчего-то хотелось добавить ещё, что вместо денег она шишки не использует, но это было бы совсем абсурдом. Откуда вообще это в мыслях всплыло, почему? Женщина тряхнула головой, отгоняя ненужные мысли. Возникло чувство дежа вю — так странно. — Мы раньше не встречались? — вдруг спросила Королева, подняв взгляд на главаря бандитов.
Почти машинально выпив обезболивающее, Регина положила остальные таблетки в карман и поднялась на ноги, возвращая бутылку воды и коротко кивнув в знак благодарности.

Даже слово какое-то странное.

[nick]Regina[/nick][status]love doesn't stand a chance[/status][icon]http://s5.uploads.ru/rq32L.png[/icon][sign]https://68.media.tumblr.com/75c283ca9d821feaa9f7b75b6f81ca3c/tumblr_oih8lpblZY1u2gl3oo4_250.gif[/sign]

+1

12

Вместо эпиграфа.

https://i.pinimg.com/564x/43/bb/8a/43bb8a2b4b69cab5d0e69bfca72f57e6.jpg

Терпение, которым Белоснежку наделила природа, было поистине удивительным — иначе Робин не мог объяснить той привязанности к мачехе, которую принцесса сохранила несмотря ни на что. Того упорства, с которым она защищала ее и верила в нее, была на ее стороне и пыталась помочь. Теперь разбойник мог со знанием дела сказать, что это было задачей нелегкой — и проблема была вовсе не в репутации, которую себе заработала Королева. Проблема была в ней самой, в ее невыносимом высокомерии.

Она и шанса никому не давала — отталкивала любую протянутую руку, не желала прислушиваться ни к кому, кроме себя самой. Не удивительно, — подумалось Робину, — что в городе Регину по-прежнему не любили: полюбишь тут человека, который только и делает, что расчехляет ядовитые стрелы и даже выслушать толком до конца не может. Или не хочет.

Мужчину, впрочем, это не обескураживало — ничего, и не с такими справлялись. Королева была упрямой, колючей, но не такой страшной и злой, как говорила молва или какой она сама старалась казаться. Локсли приглядывался к ней изучающе.

Ему даже показалось, будто лед тронулся — его идею женщина наконец поддержала; кроме того оживление Регины от разбойника не укрылось, и это было больше, чем он мог ожидать.

— Куда лучше, если б заклятье никого не выпускало, — задумчиво отозвался Робин, взъерошив волосы. Тоном королевы он был ничуть не смущен, разве что в самом деле не понимал, как заклятие на крови им поможет — была бы байка о зелье, возвращающем память, правдой, его так можно было бы защитить, но... Не войдет злоумышленник в кабинет — что с того толку?

— Это ваша магия может? — сотворить идеальный капкан.

Ведьма войдет в кабинет, начнет поиски зелья, а после уйти не сумеет — там-то, в мэрии, и попадет к ним в руки. Робину, в целом, нравилось, как складывалось дело: его план был пусть не без погрешностей, но — в отличие от намерений Регины — рабочим, привести его в действие ничего не стоило и результат, если все пойдет как надо, обещал быть быстро.

Всем от этого только легче станет. Он своей помощью вернет Злой Королеве долг за жизнь сына, ей же больше не придется терпеть общество такого невежи, каким она, по-видимому, его считала. Это, честно говоря, отчего-то не злило — забавляло скорее. Ничего, он еще собьет с нее эту спесь — разбойник и сам не замечал, как азарт пустил свои корни. Перебранка вдруг стала соревнованием.

— Это не я живу в лесу и моюсь в речке.

— А стоило бы, — отозвался разбойник, насмешливо разглядывая сердитое, но красивое лицо. — Глядишь, многому научились бы.

Благодарности и вежливости, например.

Судя по всему, в лесной чаще о манерах и добром обращении знали побольше, чем во дворцах. Впрочем, так оно возможно и было — избалованная дворянка выросла в завистливую, капризную, жестокую королеву. И Робин поверил бы в это легко — но кое-что не увязывалось: Белоснежка описывала женщину, которая спасла ее жизнь, совсем не такой. И та, кто, совсем о себе не подумав, защитила Роланда, тоже была из другого теста.

— Мы раньше не встречались?

— Не думаю. Уж такое, миледи, я бы точно не позабыл, — и снова усмешка. Лучше уж так, чем сказать, что один из них определенно бы встречу в прошлом не пережил. Он ведь думал о мести, но всерьез никогда планов не строил — не имел права так рисковать собой и отставить Роланда совсем одного. Живой отец мальчику был нужнее совершенной вендетты, нужнее освобождения сказочных земель от тирана.

~

— Народ, слушайте! Регина заперлась в мэрии и колдует над зельем.

Пущенный в люди грубым голосом Ворчуна, слух по городу разлетелся быстро. Кто-то с надеждой переглянулся с товарищами по несчастью, кто-то громко спросил, что за зелье такое, кто-то сказал, что и под страхом казни у нее из рук ничего не возьмет — немудрено, если королева их собралась отравить; и всем без исключения любопытно было, что произошло после того, как Белоснежка перед всем городом обвинила Регину в проклятии и та скрылась в неизвестном направлении.

— Так вот. Зелье памяти, — окруженный любопытствующими, продолжал рычать гном. — Она говорит, что хочет доказать: это проклятье не ее рук дело. И когда память вернется, мы поймем, кто нас заколдовал. Я бы попробовал.

Оставалось только надеяться, что до ведьмы слухи о зелье тоже дойдут и она на них клюнет. И не упустит шанса свое разоблачение предотвратить. Робин не рассчитывал, что колдунья из Оз — круглая дура, но полагал, будто им удалось оставить ей выбор совсем небольшой: бездействие обещало возвращение памяти всем, попытки снадобье украсть грозили поимкой. Она ведь не думала, что будет так просто, правда?

На тайном собрании было решено, что с ведьмой Регина справится и сама — слежка за мэрией только вызовет ненужные подозрения, да и королева помощников себе отыскать не старалась. Но Робин вызвался сам: с проклятием нужно было заканчивать, так что оставлять мэра с ведьмой один на один — риск слишком большой, мало ли что может пойти не так. И заручиться поддержкой Белоснежки ему ничего не стоило.

— Регина, перестань. Он ведь прав.

Вечером Робин пробрался в лабиринт живой изгороди, окружавшей мэрию с черного хода и достаточно высокой, чтобы в ее тени мог укрыться взрослый человек. Вот так. Отсюда будет хорошо видно нужные окна и его самого в полумраке с дороги, ведущей к зданию, будет не различить.

Разбойник и сам не понимал до конца, что заставило его на это пойти: не то честолюбивое желание взглянуть, как работает план, к которому он и руку, и голову приложил; не то желание своими глазами убедиться, насколько королева изменилась и жаждет ведьму поймать; не то чувство долга — колдунью нельзя упустить. И уж последнее, в чем Робин мог себя заподозрить, — вопреки всему его к Регине тянуло. Глупость какая-то. Такого даже в безумном сне не представить.

Различив движение в тени, он вскинул арбалет, но тут же его опустил: но силуэт в сумраке обозначился знакомый.

— Чуть было не принял вас за Злую Ведьму, — негромко с улыбкой отозвался он.[NIC]Robin Hood[/NIC][STA]God rest you, merry gentlemen[/STA][AVA]https://78.media.tumblr.com/e71fa32cc124ab253920c94812bf55b3/tumblr_oaegiuvzQ51vr69nmo2_250.gif[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Sansa Stark (2018-07-24 10:08:11)

+1

13

Слишком долго Регина не питала ни к кому симпатии, чтобы узнать это чувство сейчас. Безусловно, в сердце её навсегда любовь к Генри, однако же сын — совершенно иное. Что же касается других людей, то с ними отношения у Её величества не складывались, о чём красноречиво свидетельствует прозвище «Злая Королева». Будешь с ними тут доброй.
Но всё же, если вдуматься, когда ей в последний раз вообще кто-то нравился? Грэм, наверное, даже не в счёт, ведь, если разобраться, он не годился ни на что, помимо развлечений. А до него женщине кто последний понравился, Малефисента? Не в том (или, по крайней мере не вполне в том) смысле, конечно, но всё равно. Так или иначе, всё это было настолько давно, что теперь мадам мэр даже как-то в голову прийти не могло, что разбойник Робин Гуд ей понравится.
Разве ей мог прийтись по душе такой наглец? Который, к тому же, едва не пристрелил её из лука. Да и потом, он же бандит из Шервудского леса! Нет, женщина ни за что бы даже себе не призналась, что нашла его хотя бы не отталкивающим. Она, на самом деле, со дня смерти Даниэля не могла всерьёз думать о том, чтобы найти другую любовь. Что бы ни говорила Тинкербелл, это вряд ли возможно, а если и так — очень сомнительно, что нужно.

Злодеи не получают счастливого конца, а страданий с неё уж довольно.

Словом, хотя Регина и не испепелила мужчину в первый момент, как пришла в сознание у него на руках, она считала, что находит его весьма неприятным человеком. И несообразительным. Она закатила глаза, демонстрируя явную усталость от необходимости растолковывать очевидные вещи. — Это заклятье работает в обе стороны, — впрочем, где уж ему разбираться в таких тонкостях. Жаль, с Румпельштильцхеном больше нельзя поговорить: Тёмный сейчас был бы очень кстати. Но больше он из ниоткуда не появится, не станет язвить и отпускать двусмысленные шутки. Даже жаль. У них с Региной, конечно, немало возникало разногласий и сложностей, но ведь не один десяток лет только он и был её... другом? Единственным, кого хотя бы с натяжкой можно было так назвать, уж точно. Впрочем, об этом сейчас думать некогда.
Тем более, что Робин продолжал свои явно неуместные попытки блеснуть остроумием. Едва ли кто-то ещё мог позволить себе так говорить с мэром Сторибрука, и она даже сама не понимала, как (и зачем) его терпит.
— Премного благодарна, обойдусь, — весьма недружелюбно отозвалась Королева, смерив мужчину надменным взглядом. Справедливости ради, она и впрямь выросла в роскоши, но вовсе не это стало причиной дрянного характера, на который ещё только ленивый не жаловался. Или даже гном Соня разнылся уже? Знал бы он, что Регине пришлось пережить.
Хотя, она уже была не вполне уверена, что желает кому-то страданий таких же, какие вынесла сама. Ну, кроме ведьмы Запада, естественно.

— Не думаю. Уж такое, миледи, я бы точно не позабыл, — уголки рта непроизвольно дёрнулись вверх, и к собственному удивлению Регина улыбнулась на краткое мгновение. Хотя она, как ей казалось, прекрасно понимала, что Робин имеет в виду вовсе не её эффектность, а то, что живым бы он от неё не ушёл. Или всё же не это? Тряхнув головой, мадам мэр эту мысль отбросила: какая разница, что подумает этот мужчина? «И так же совершенно ясно — ничего хорошего,» — одёрнула себя женщина и поспешила исчезнуть из лагеря разбойников — раствориться в воздухе. Нужно выбросить эту нелепую историю из головы и взяться за дело, чтобы вечером всё прошло, как задумано.

***

По правде сказать, распущенный слух не был полностью лживым: женщина действительно собиралась приготовить зелье. В первую очередь — чтобы вернуть память Генри, а уж потом можно будет и ведьму искать. Дело осложнялось тем, что Регина не знала, как его приготовить, а единственным образцом были остатки на дне склянки, которую она забрала у мисс Свон. Та, что неудивительно, не преминула высказать своё никому не нужное мнение, что этого не хватит для восстановления рецепта, но Регина же не могла просто сидеть сложа руки! Если есть даже самый маленький шанс вернуть сыну воспоминания — она, естественно, попробует. Разве может быть по-другому? Эмма Свон просто никакого понятия не имеет, что чувствует мать, ребёнок которой забыл её: это ведь она его бросила в прошлом. И наверняка бы не вспомнила, когда бы Генри сам не отыскал её.
Да, дело прошлое, кто спорит, но и Регина известна злопамятством.

О том, что ничего не получилось, она сказала только Белоснежке, потому что кому-то же надо было. Та, понятное дело, начала причитать и жалеть её, говоря, что её и Прекрасного Генри тоже забыл.
— Много ты понимаешь. Вы есть друг у друга, вы нашли свою дочь, вас все любят, а у меня, кроме сына, нет никого! — Регина умела быть сдержанной — десять лет в браке была таковой каждый день от рассвета до следующего, но сейчас не хотела гасить в душе боль и отчаяние. Хватит. Ей просто больше нечего терять.
— Не говори глупостей, Регина. У тебя есть все мы и... в конце концов, ты сама всех отпугиваешь. Вот тот парень в лесу, Робин Гуд, предложил тебе помощь, а ты? — ударив кулаком по столу, женщина, возмущённая до глубины души, уже собиралась высказать падчерице, что она обо всём этом (и о Робине в частности) думает, но пришли остальные. Пришлось замолчать. Не хотелось показывать им свою слабость. Мадам мэр не знала, зачем и со Снежкой-то ими делилась: прекрасно же знала, чем это закончится.

Раздражение её, разумеется, никуда не исчезло, и досталось всё Робину Гуду, который зачем-то вызвался пойти с ней. — Не припомню, чтобы заказывала союзников, — она уже настолько привыкла решать всё сама, что не слишком-то хорошо представляла, как может быть по-другому. И не хотела представлять: делиться властью женщина не собиралась, в особенности — с этим человеком. Но, конечно же, под предлогом заботы о её жизни, все решили, что будет лучше, если разбойник тоже должен пойти. Понятно, что Регина была категорически против этой идеи: в битве ведьм он мог только под руку попасться, ничего больше. Наверное, она могла так или иначе настоять на своём, но, хотя и была откровенно возмущена происходящим, почему-то оставила эту затею.
Прав он, конечно, ещё чего вздумали.

Наложив заклинание, женщина вышла из здания мэрии и направилась к живой изгороди, куда должен прийти Робин Гуд. Впрочем, по наставленному на неё арбалету, Регина поняла, что уже пришёл.
— А я вас — за летучую обезьяну. Вы серьёзно, опять? — она кивнула на арбалет. По какой-то неведомой причине мадам мэр не разозлилась, напротив: её голос звучал насмешливо, а одна бровь чуть поднялась вверх. — А впрочем, здесь все очень любят так делать. Справедливости ради, причины-то у них есть, — правда, последнее, как можно понять по голосу, жителей Сторибрука в представлении мадам мэр ничуть не извиняло. — Вы можете идти, я разберусь, — ей и так не хотелось проводить вечер в кустах, и уж тем более — с этим разбойником.
Когда слишком привык к одиночеству, чьё-то присутствие — кого-то почти равного и независимого, не как Генри — доставляет массу неудобств. По крайней мере, Регина ощущала какую-то неловкость, и настроение её от этого ничуть не улучшалось, но — оставалось только ждать.
Что она тоже находила неприятным.

[nick]Regina[/nick][status]love doesn't stand a chance[/status][icon]http://s5.uploads.ru/rq32L.png[/icon][sign]https://68.media.tumblr.com/75c283ca9d821feaa9f7b75b6f81ca3c/tumblr_oih8lpblZY1u2gl3oo4_250.gif[/sign]

+1


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Дай мне испить красы твоей » when a monster is not a monster


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC