Game of Thrones ∙ Bona Mente

Объявление

Catelyn Stark

«Сухой и простой расчет, чувствами не выиграть войну, да только леди Старк, конечно, и за это молва тоже осудит: как же, она ведет дела не только с Бесом и Цареубийцей, но и — подумать только! — с мастером над монетой у Джоффри — у того самого ублюдка Джоффри, что лишил свободы и жизни Эддарда Старка. Все отчего-то вечно думают, будто она забыла Ланнистерам их грехи и простила, тогда как она и сейчас была бы рада задушить Серсею голыми руками, а вместе с ней ее братьев и старшего сына, да только ненавистью войну не выиграешь тоже».

Off to Gulltown

Малый совет

Catelyn Stark - Мастер над законами
Leonette Tyrell - Мастер над шептунами
Taena Merryweather - Великий мейстер
Jon Snow - Лорд-командующий Королевской Гвардией



СУББОТНИЙ РАДИОЭФИР!
Краткий сюжет

Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Конец долгой ночи » 2.1 Миэрин. Верность


2.1 Миэрин. Верность

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

[indent] Сир Барристан рассказывал славные истории, но одна из них сразу заняла все мысли Дени, да так, что она почти прослушала последние слова рыцаря. Сейчас её интерес обращался вокруг турнира в Харренхолле.
[indent] — Ты имеешь в виду тот самый турнир, на котором мой брат назвал королевой любви и красоты Лианну Старк вместо Элии?
[indent] Тот самый турнир в год ложной весны, на котором сир Барристан Селми не сумел вырвать победу у принца. Тот самый турнир, на котором был принят в рыцари Королевской гвардии юный Цареубийца. Тот самый турнир, из-за которого впоследствии разгорелось пламя восстания. Тот самый турнир, из-за событий которого Визерис и Дени остались сиротами, принцами в изгнании, маленькими беженцами за Узким морем. Эту историю Дени знала лучше, чем сир Барристан. Но волновало её другое.
[indent] — Он влюбился в Лианну с первого взгляда. Но что было дальше? Он действительно похитил её? Или она пошла с ним по доброй воле, так как тоже полюбила?
[indent] Вряд ли старый рыцарь знал такие подробности, но Дени не могла не спросить. Всё, что она узнала о Рейгаре, не то что говорило, кричало против распространяемой узурпатором истории похищения, «нелепой и омерзительной» по словам Визериса. Не принудил бы Рейгар любимую девушку к чему-то ей противному, не взял бы силой. Это был не тот Рейгар, о котором Дени рассказывали. Не тот Рейгар, образ которого она неосознанно любила ещё девчонкой, и продолжала любить сейчас.
[indent] — Я знаю, что Лианна умерла в Башне Радости спустя… два года? Я права? — Дени нахмурилась, припоминая. Хронология тех событий почти не отложилась в детской памяти, а в более сознательном возрасте она не удосужилась обновить знания. Что ж, сделает это сейчас. — Но обстоятельства её смерти туманны и неясны. Неужели она была больна?
[indent] Нет, не была. Дени помнила кровь на белых простынях. Так много крови и голубых зимних роз с сильным, удушающим ароматом. От воспоминаний об их приторном запахе у неё и сейчас кружилась голова.
[indent] «Обещай мне», — шептали призраки, — «Обещай, обещай…».
[indent] — Или её зарезал кто-то из освободителей?
[indent] Поверить в то, что руку на любимую поднял сам Рейгар или кто-то из его друзей, которым приказано было охранять его любимую, Дени не сумела бы, даже будь у неё неопровержимые тому доказательства. Но и освобождать Лианну пришёл её брат, разве был у него резон убивать её? Вся эта история пестрела чёрными провалами и неясностями, а Дени ненавидела чего-то не понимать.
[indent] — Или же она… — Дени осторожно глянула на сира Барристана, прикидывая, как он отнесётся к такому предположению. Не сочтёт ли её глупой девчонкой, помешанной на любовных историях? Ведь, начни она рассказ про видения в руинах, то и вовсе окажется заклеймена безумной. — Она могла умереть при родах?
[indent] Они с Рейегаром провели в Башне достаточно времени, чтобы Лианна успела забеременеть и выносить ребёнка. Быть может, она и выжить сумела бы… если бы не трагические события того дня, если бы не смерть Рейгара в сражении у Трезубца.

Отредактировано Daenerys Targaryen (2017-02-10 15:14:46)

+5

22

[indent] У легендарного рыцаря Семи королевств свои были тайны, из-за которых турнир в Харренхолле он помнил так хорошо, точно тот был вчера, и стоило лишь Барристану глаза прикрыть, как поднимались пред ними цветные шатры, искорёжнный пламенем замок, знамёна, и, конечно, глаза леди Дейн. Рыцарь почти сразу заметил, что и у Дейнерис глаза фиолетовые и как будто бы — точно такие же.
Словно сейчас перед ним дочь Эшары.
[indent] Но дочь Эшары родилась мёртвой, а сама она бросилась с башни, убитая горем. Не зная о его любви. А рыцарь Королевской гвардии, хранивший верность целибату, по сей день пытался представить, что было бы, не побей его Рейгар в поединке тогда. Предпочла бы она ему Старка, когда бы сир Барристан Селми возложил ей на колени венок? — Да, Ваша милость, тот самый, где всё началось. Турнир в Харренхолле в год ложной весны, — а королевой любви и красоты не Лианна Старк вовсе должна была стать, а Эшара: разве любая другая девица могла бы затмить её?
[indent] И всё-таки это — другая история. Между тем, королева совсем об ином его спрашивает. — Все, кто знал правду о том, что случилось, мертвы, Ваша милость, — Освелл Уэнт, Эртур Дейн и Герольд Хайтауэр — все погибли, исполняя свой долг и храня верность клятвам. — Я знаю лишь то, что Рейгар любил свою леди Лианну, и что любовь эта тысячам стоила жизней. — победителей руки — по локоть в крови. — Что до Лианны Старк, мне неведомо. О ней все говорили, что она дикая, — и тот Рейгар Таргариен, которого знал сир Барристан Селми, никогда бы не позволил себе быть жестоким с ней. «А ещё он никогда не оставил бы Элию,» — с годами рыцарь начал сомневаться, в самом деле ли знал он принца-дракона.
[indent] Но не считал себя вправе судить его.

[indent] Тогда даже время текло по-другому. — Вашего брата не могли найти очень долго. Ваше величество правы — прошло, может, даже чуть больше двух лет, — ведь когда принц Рейгар вернулся в столицу, Лианна Старк оставалась в той башне до смерти. — К сожалению, и о том всей правды, должно быть, не знает никто. Может, её в самом деле убила болезнь, — по правде сказать, рыцарь прежде о том никогда не задумывался.
[indent] Но на вопрос следующий ответ он знает слишком хорошо. — Нет, Ваша милость, ведь за леди Лианной пришёл её брат, а он никогда ей дурного не сделал бы. Дом Старков и так потерял в той войне слишком много, — до сих пор вспомнить жутко, как Эйрис расправился с лордом Рикардом и его старшим сыном. Только и это — другая история.
[indent] Во всяком случае, сир Барристан не успел о ней и обмолвиться, как вопрос Дейнерис прервал его резко. При родах? Их взгляды встречаются, и ему остаётся одно лишь: признать, что — Могла, — нахмурившись, Барристан Смелый задумался. — Но о ребёнке ничего не было слышно, — его голос звучит неуверенно — рыцарь осёкся. — Её брат с той войны — он вернулся с бастардом, — но ведь в мире вовсе не редкость такое, на войне и подавно, о ком бы ни шла речь. И всё же голос сира Барристана звучал теперь тихо, словно он осознал только что нечто важное. — Но ребёнок ведь мог умереть, — а ещё Нед Старк в самом деле бы мог его вырастить. Поспешных выводов делать, конечно, не стоит, но спустя столько лет они вряд ли поспешные в самом деле. — Ваше величество, в тот день в Башне Радости погибли мои трое братьев-гвардейцев, чтоб не пустить к леди Лианне родного бра..., — слишком много вопросов, ответов же — меньше всё, но сир Барристан не спешит вслух говорить, что смутило его в словах собственных. — Но и об этом мы вряд ли узнаем. Лорд Старк тоже мёртв. Всё, что я могу рассказать Вам о нём — что лишь он возразил королю Роберту, когда тот приказал убить Вас, получив известие о Вашем замужестве, — сир Барристан, разумеется, поддержал тогда лорда Старка, но не о нём сейчас была речь. — Нам сейчас остаётся лишь только догадываться, — не его ума дело, в конце-то концов, да и что для него поменялось бы, окажись бастард Старка по правде бастардом Рейгара?
[indent] Впрочем, и здесь было ясно не всё.

[NIC]Barristan Selmy[/NIC][STA]the Bold[/STA][AVA]https://68.media.tumblr.com/f51b4c4667541c7092d7d80e4d28b6db/tumblr_mrsbufWcQl1qgyu6ko1_500.png[/AVA][SGN]«A hall to die in, and men to bury me. I thank you, my lords...but I spit on your pity...
I am a knight...I shall die a knight.»
[/SGN]

Отредактировано Him of Many Faces (2017-04-15 23:12:01)

+3

23

Дейенерис действительно было интересно узнать о Рейегаре буквально из первых уст - не слухи, что изменялись много тысяч раз, не доносившиеся отголоски прошлого, не видения и не сны, а от человека, что знал ее брата лично. Дени всю жизнь чувствовала, что не должна отдаляться от него. Его именем должен был быть назван жеребец, что покроет весь мир, его же именем назван один из ее нынешних детей - зеленокожий Рейегон. Она хотела быть похожей больше на него, чем на отца. Безусловно, кровь сильна и защита семьи превыше всего, но и здесь нужно понимать, что оступившиеся люди были и будут всегда, не важно какой они крови, не важно драконы они, лютоволки, или олени... Они, прежде всего, призваны учить нас ошибках, дабы впредь их потомки не совершали тех зол, что творили они.
Королева заламывала пальцы, пытаясь не выдать свою нервозность, и хоть как-то отвлечь себя от роя ненужных мыслей, что лезли в ее голову. Сейчас ей требовался чистый разум, чтобы свести одно с другим и принять решение, которое могло стать одним из самых правильных в ее жизни, а могло обернуться роковым. "Дикая", - мысленно проговорила Дени, сожалея, что не была знакома с этой женщиной. Вернее, познакомься она с ней в годы своей жизни у Иллирио в доме с красной дверью, она скорее всего бы чуралась Лианну и не понимала, но встреться она с ней в свою бытность кхалиси с армией дикарей за плечами и бурным нравом плюща, выбившегося из-под камня и готового опутать всё на своем пути... Им двоим было бы что обсудить. Дейенерис вздохнула и поджала губы, также жадно и любопытно продолжая смотреть на пожилого рыцаря.
-Болезнь...сомневаюсь, - вставила она, не удержавшись. Болезнь редко забирает сильных, а Лианна, судя по рассказам, была невероятно сильна духом и чиста сердцем. Нет, таких Боги не забирают просто так по своей прихоти. В груди кольнуло - Дени вдруг вспомнила о своем давно почившем муже, почившем ее же стараниями, но она быстро отогнала эти тяжкие думы, сейчас было не время грустить.
И вновь эта история о сплетении волка и дракона, что должна бы породить самый сильный и мощный союз. "Он не волк..." - прозвучало у нее в голове, слова той, которую она уже видела. Черноволосую, статную, потрясающе красивую... "Следуй по волчьему следу..." - голос другой женщины, что подарила самой Дейенерис жизнь.
-Кажется, я начинаю понимать, - неуверенно начала Дейенерис. -Её брат, брат Лианны, тот Старк... Он привез с собой не просто бастарда, он привез с собой еще одного Таргариена! Сына Волчицы и Принца-Дракона, но поскольку был предан драконам, а не оленям, не осмелился раскрыть правду Оленю-Узурпатору, окрестив дракона волком! Но он не волк! - юное сердечко забилось чаще, а фиалковые глаза с удивлением и каким-то новым осознанием смотрели в мудрые очи сира Барристана. -И твои слова - тому подтверждение. Я...видела ее в своих...снах... Лианну... Она говорила мне...Предупреждала. Нужно будет обязательно найти его, - прошептала Дени, словно боясь, что сокровенную тайну кто-то услышит.
-Сир... Если Вы готовы вернуться к истокам и вспомнить свою первую клятву, клятву Драконам, и готовы исполнять ее до своего последнего вздоха - я принимаю её и Ваш меч! - расчувствовавшись проговорила Королева, не теряя однако, достоинства, и на сей раз уже обращаясь к рыцарю как полагается - на "Вы", дабы продемонстрировать уважение. Она верила ему. Теперь верила.

+1


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Конец долгой ночи » 2.1 Миэрин. Верность


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC