Game of Thrones ∙ Bona Mente

Объявление





Petyr Baelish

«Помнится, один лютоволк, пусть старый и матёрый, не прислушался к совету певшей на все лады птички, и где же он теперь? Хотелось верить, что хоть кто-то из гордого племени Старков окажется умнее, хотя бы невинное дитя, что все считают недалекой девочкой, истово верящей в рыцарскую честь. Но, быть может, именно младший волчонок окажется смышлёнее?»

Birds and wolves

Малый совет

Catelyn Stark - Мастер над законами
Taena Merryweather - Великий мейстер
Dacey Mormont - Лорд-командующий Королевской Гвардией

ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ
Настоящее (299г)

1.68 Тирош: Nymeria Sand
1.80 Королевская Гавань: Myrcella Baratheon
1.82 Королевская Гавань: Sansa Stark
1.90 Королевская Гавань: Olenna Tyrell

Настоящее (300г)

2.15 Ров Кейлин: Roose Bolton
Стена (300 г.)

Манс Налетчик штурмовал Стену, но встретил не только отчаянное сопротивление Ночных Дозорных, но и облаченную в стальные доспехи армию Станниса Баратеона. Огонь указал королю и Красной Жрице путь на Стену, и с нее они начинают завоевание Семи Королевств, первое из которых – Север. Север, что царствует под короной Молодого Волка, ныне возвращающегося с Трезубца домой. Однако войны преклонивших колени южан меркнут перед Войной грядущей. К Трехглазому ворону через земли Вольного Народа идет Брандон Старк, а валирийской крови провидица, Эйрлис Селтигар, хочет Рогом призвать Дейенерис Бурерожденную и ее драконов к Стене, чтобы остановить грядущую Смерть.

Королевство Севера и Трезубца (300 г.)

Радуйся, Север, принцы Винтерфелла и королева Рослин не погибли от рук Железнорожденных, но скрываются в Курганах, у леди Барбри Дастин. О чем, впрочем, пока сам Робб Старк и не знает, ибо занят отвоеванием земель у кракенов. По счастливой для него случайности к нему в плен попадает желающая переговоров Аша Грейджой. Впрочем, навстречу Королю Севера идет не только королева Железных Островов, но и Рамси Сноу, желающий за освобождение Винтерфелла получить у короля право быть законным сыном своего отца. Только кракены, бастард лорда Болтона и движущийся с севера Станнис Баратеон не единственные проблемы земли Старков, ибо из Белой Гавани по восточному побережью движется дикая хворь, что не берут ни молитвы, ни травы – только огонь и смерть.

Железные Острова (300 г.)

Смерть Бейлона Грейджоя внесла смуту в ряды его верных слуг, ибо кто станет королем следующим? Отрастившего волчий хвост Теон в расчет почти никто не брал, но спор меж его сестрой и дядей решило Вече – Аша Грейджой заняла Морской Трон. Виктарион Грейджой затаил обиду и не признал над собой власти женщины, после чего решил найти союзников и свергнуть девчонку с престола. В это же время Аша Грейджой направляется к Роббу Старку на переговоры…

Долина (299/300 г.)

В один день встретив в Чаячьем городе и Кейтилин Старк, и Гарри Наследника, лорд Бейлиш рассказывает последнему о долгах воспитывающей его леди Аньи Уэйнвуд. Однако доброта Петира Бейлиша не знает границ, и он предлагает юноше решить все долговые неурядицы одним лишь браком с его дочерью, Алейной Стоун, которую он вскоре обещает привезти в Долину.
Королевская Гавань (299/300 г.)

Безликий, спасенный от гибели в шторм Красной Жрицей, обещает ей три смерти взамен на спасенные ею три жизни: Бейлон Грейджой, Эйгон Таргариен и, наконец, Джоффри Баратеон. Столкнув молодого короля с балкона на глазах Маргери Тирелл, он исчезает, оставив юную невесту короля на растерзание львиного прайда. Королева Серсея приказывает арестовать юную розу и отвести ее в темницы. В то же время в Королевской Гавани от людей из Хайгардена скрывается бастард Оберина Мартелла, Сарелла Сэнд, а принцессы Севера, Санса и Арья Старк, временно вновь обретают друг друга.

Хайгарден (299/300 г.)

Вскоре после загадочной смерти Уилласа Тирелла, в которой подозревают мейстера Аллераса, Гарлан Тирелл с молодой супругой возвращаются в Простор, чтобы разобраться в происходящем, однако вместо ответов они находят лишь новые вопросы. Через некоторое время до них доходят вести о том, что, возможно, в смерти Уилласа повинны Мартеллы.

Дорн (299/300 г.)

Арианна Мартелл вместе с Тиеной Сэнд возвращается в Дорн, чтобы собирать союзников под эгиду правления Эйгона Таргариена и ее самой, однако оказывается быстро пойманной шпионами отца и привезенной в Солнечное Копье.Тем временем, Обара и Нимерия Сэнд плывут к Фаулерам с той же целью, что и преследовала принцесса, однако попадают в руки работорговцев. Им помогает плывущий к драконьей королеве Квентин Мартелл, которого никто из них прежде в глаза не видел.

Миэрин (300 г.)

Эурон Грейджой прибывает в Миэрин свататься к королеве Дейенерис и преподносит ей Рог, что зачаровывает и подчиняет драконов, однако все выходит не совсем так, как задумывал пират. Рог не подчинил драконов, но пробудил и призвал в Залив полчище морских чудовищ. И без того сложная обстановка в гискарских городах обостряется.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Дай мне испить красы твоей » не смотри назад с тоскою, не зови меня с собою


не смотри назад с тоскою, не зови меня с собою

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[NIC]Tysha[/NIC][STA]dark shadow[/STA]
[AVA]https://40.media.tumblr.com/7c7fb1e712e69b935a4989b4132d9ed5/tumblr_mi80qmt8971s1ovayo1_1280.jpg[/AVA]
[SGN]https://33.media.tumblr.com/e1fad26ef9aa8c6d048372b5bac2039f/tumblr_nbsg9sR2cy1thj7ndo1_250.gif https://38.media.tumblr.com/dab7f08b5efde03e0a7ee1ac7d13e5ae/tumblr_nbsg9sR2cy1thj7ndo6_250.gif[/SGN]

1. Участники эпизода в порядке очереди написания постов: Tyrion Lannister, Tysha (TM)
2. Хронологические рамки: 318 г. после В.Э.
3. Место действия: Бордель в Тироше.
4. Время суток, погода: Вечер, прохладно.
5. Общее описание эпизода:

«Столько лет прошло, и все равно я помню, как сейчас,
И день, и час разлуки нашей.
И с тех самых пор, из года в год и каждый день, и час
Я шел к тебе дорогой страшной.»

«Не счесть моих потерь.
И вот окончен путь, мечта моя сбылась.
Мы здесь. И что теперь?
Осталось нам сказать друг другу в этот раз:
«Прощай!» Прощай навек, к прошлому нет возврата!»

«Прощай! Прощай навек!
И не забудь, и знай, и помни,
Что во сне и наяву,
Я всегда к тебе иду.
Я всегда иду к тебе, любовь моя...»

- мюзикл «Граф Монте-Кристо»

Отредактировано Taena Merryweather (2015-08-04 18:39:40)

+5

2

Браавос встретил его дождем и унылым утробным ревом, исходящим из великана.
Тирош встретил его изнуряющей жарой и запахом запеченных в меду сверчков с перцем. Тошнотворно сладким, удушающим, злым и привязчивым запахом.
Тирион вздохнул и с силой провел ладонью по голове, ероша кудри. В волосах сверкнули бликами несколько прядей, и солнечные зайчики, резко и весело брызнули на стену портовой каморки.
- Ты седеешь, отец. Неужто возраст доконал тебя совсем? - заметил старший сын весело, блеснув улыбкой. Тирион нахмурился, но, не удержавшись, тут же расплылся в довольной улыбке - мальчишка рос в меру циничным и веселым. Совсем как его дядька Герион, или даже он сам. Они и похожи были - несмотря на рыжеватые, цвета осенних листьев, материнские волосы, глаза Робба были зелеными. Ланнистеровскими.
В Тирош они прибыли с большой свитой на турнир, который устраивали в честь их величеств короля Джона и королевы Дейнерис. Празднества обещали быть пышными, было закуплено триста пятьдесят бочек вина, были накрыты столы для челяди и простолюдин. Король с королевой присутствовать не смогли - ни он, ни она не любили Тирош - но в качестве королевской любезности отправили в зловонный город милорда десницу, Тириона Ланнистера. Тириону следовало бы чувствовать себя польщенным, но он чувствовал только всепоглощающую усталость - он терпеть не мог жару.
Хуже поездки было только одиночество - супруга десницы осталась в Кастерли-Рок с детьми - везти так далеко только-только разрешившуюся от бремени супругу Тирион не решился. Новорожденную Лианну маленький Ланнистер успел увидеть только один раз, как и свою жену, тяжело перенесшую шестые роды... но глаза Сансы сверкали как самые драгоценные сапфиры в королевской сокровищнице.
- Я привезу тебе самых красивых аметистов из Тироша, - обещал ей Тирион. - Тебе и дочерям.
- Лучше сам возвратись живым и здоровым, - ответила ему Санса. - Не давай Роббу балагурить, ему свобода в голову бьет, как я погляжу. И найди то, что ты искал.
То, что он искал... Да, хорошо бы было найти. Шестнадцать лет Тирион Ланнистер искал - и не мог найти то, что когда-то сломало ему волю к жизни. Не только ему, но и маленькой, миленькой девушке с потрясающе серыми глазами. Его жене. Первой жене.
Праздник шел своим чередом. Робб вертелся и поочередно подмигивал красивым девицам из ложи богачей. Девицы млели и были готовы вот уже прямо сейчас бежать в объятия мальчишки Ланнистера, однако Тирион отлично знал, что Робб всего лишь дразнится. Приставленный к нему сир Подрик строго следил, чтобы мальчишка не натворил бед. Карнавал продолжался, повсюду мелькали яркие краски, Тирион чувствовал, как дремота потихоньку окутывает все его мышцы... и тут кто-то легонько коснулся его плеча.
- Ступайте за мной, милорд, - сказал этот кто-то, и Тирион почти с нежностью понял, что это Варис. Оказавшись далеко от людских глаз, евнух наконец открыл лицо - напомаженное и румяное.
- Я нашел, что вы искали, милорд, - замурлыкал он. - Мы рыли в глубину, но оно лежало на поверхности. Пойдемте со мной. - Тирион пошел.
И когда оказался в борделе искренне не понял, какого же черта происходит.
От евнуха всего можно было ожидать... но такого он не ожидал даже во сне.

+7

3

[NIC]Tysha[/NIC][STA]dark shadow[/STA]
[AVA]https://40.media.tumblr.com/7c7fb1e712e69b935a4989b4132d9ed5/tumblr_mi80qmt8971s1ovayo1_1280.jpg[/AVA]
[SGN]https://33.media.tumblr.com/e1fad26ef9aa8c6d048372b5bac2039f/tumblr_nbsg9sR2cy1thj7ndo1_250.gif https://38.media.tumblr.com/dab7f08b5efde03e0a7ee1ac7d13e5ae/tumblr_nbsg9sR2cy1thj7ndo6_250.gif[/SGN]

Говорят, что кровь людская - не водица.
Это то, что определяет, соединяет и — становится проклятьем.
*

Тридцать два года без счастья, тридцать два года без жизни почти что: одно лишь существование, приправленное ароматами самыми дорогими и лучшими, но тем не менее и безвоздушное, и совершенно. Никакое, безрадостное, невкусное, безжизненное. Пустое, а разве могло быть иначе?
У неё были глаза, за смерть заглянувшие, у неё были глаза словно бы из-за смерти смотрящие.
И меня поразила не столько ее красота, сколько необыкновенное, никем не виданное одиночество в глазах.
"Тиша, Тииииша," - раздаётся в голове полупьяный шёпот. Где она его слышала?
Очень давно, и лучще — если бы ещё и неправда. Женщина расправила лёгкие бледно-сиреневые ткани платья. Неуловимая, необъяснимая, невероятная.
Загадочная и этим до сих пор очаровательна. Неизвестностью притягательна, чем-то затаённым и скрытым: никому не известно же, что эта тайна её была болью.
И болью невыносимой, замолченной и внутри навсегда - навсегда? - запрятанной и захороненной. По плечам разбросаны волосы светло-русые.
У Тиши волосы были тёмные, но Тиша уже давно умерла - сколько воды утекло.
От неё ведь только лишь призрак остался, мрачная тень.
Сероглазая королевна отбросила за спину локоны из выбившейся причёски.
Или причёска изначально была такой эксцентричной: никто здесь не решался задавать ей лишних вопросов. По правде сказать, её даже немного побаивались: всегда страшнее гнев человека, что предельно спокоен и как будто бы ко всему безразличен. И вправду - почти ко всему, разве за тридцать два года - какой смешной срок - незаживающая рана перестанет кровоточить, принося мучения жуткие? Тиша страдала, но Тиша уже давно умерла - столько воды утекло.
Тёмные волосы, тронутые сединой - какое изящно-неотвратимое напоминание о том, что это начало конца - теперь сокрыты под слоем тирошийской краски, а глаза могли бы показаться тёмными. И казались, наверняка же казались: откуда-то же взялось это прозвище.
Сероглазая королевна - какое ей дело, кто сидит на Железном троне? Она никогда даже не хотела и слышать об этом. Хватит с неё королей, хватит лордов и их наследников. Это они убили Тишу, и на их руках кровь её и... Нет, нельзя было снова думать об этом. Она поднимается, приоткрывает дверь своих покоев, в комнату впуская атмосферу веселья бескрайнего, что царит где-то внизу.
В другом мире каком-то, с совершенно другими людьми - что делать среди них королевне? Многим она казалась гордой излишне и необычайно, а прочие и это находили привлекательным. Женщине было всё равно - давно и решительно всё равно, за кого её принимают. Люди с высокой колокольни ещё и не на такое плевали.
В воздухе пахло развратом и похотью, когда медленной поступью она проходила между рыцарями и торговцами, что здесь и там лапали девок. Женщиной уже давно была и их — пусть не коронованной, но — королевой. Сероглазая королевна, кто же ей всё-таки дал это прозвище?
Тиша, наверное, помнила, но Тиша уже давно умерла - столько воды утекло.
...но я вам ручаюсь, что увидела она меня одного и поглядела не то что тревожно, а даже как будто болезненно,
Женщина остановилась, точно внезапно оказалась на краю обрыва.
Опять этот евнух - она узнавала их безошибочно - что ему здесь может быть нужно? Сероглазая королевна недобро прищурилась. Но сомнений быть не могло.
Особенно она - та, что Его уже знала когда-то, но предпочла забыть. Хотела бы предпочесть. И вот спустя пару мгновений женщина уже уверенной поступью, почти мягко отстраняя пьяных мужиков и шлюх, что со всех сторон к ней руки зачем-то протягивали, приблизилась к человеку, который убил её.
Убил Тишу - Тирион Ланнистер. Его определённо нельзя не узнать.
-Ланнистер. - Необычайно громко для Тиши говорит Сероглазая королевна.
"Тиша, Тииииша," - раздаётся в голове полупьяный шёпот. Это от Него, от Него она слышала!
И презрения в её голосе не было, и лишь одной безысходностью был пропитан весь её воздух. Мрачная тень девушки, навек искалеченной львами, словно бы случайно скользнула в пустую комнату близ зала, откуда по-прежнему слышался хохот. Она и не думала приглашать его.
Открыв бутылку вина с Летних островов, Сероглазая королевна делает несколько глотков прямо из горла.
С пронзительным звоном стекло о стекло ударяется, когда женщина возвращает бутылку на место и наконец оправляется от шока. Она уже много лет и не думала, что это случится.
Она уже тридцать два года не должна была думать об этом.

+

* к/ф "Мрачные тени"
** - М. Булгаков, "Мастер и Маргарита"
Прозвище Тиши на мотив стихотворения А. Ахматовой "Сероглазый король"

Отредактировано Taena Merryweather (2015-08-11 21:45:37)

+6

4

Бордель окутал его обволакивающим, томным запахом - в нем смешались тяжелые восточные благовония, земля, пот и женские духи. Ко всей этой обонятельной какофонии примешивался еще один аромат, который Тирион распознать не мог, но счел очень и очень знакомым. Может, то была кровь. Или сперма. Или даже моча, разобрать было невозможно, запах был острым и бил по нервам.
Руки прошило мурашками, ладони едва заметно покалывало, и пальцы ныли, словно бы до этого самого момента Тирион сжимал руки в кулаках и насилу расцепил. Слова Вариса стали для него набатным ударом, ведром ледяной воды на голову, несмотря на то, что он многие годы ждал этих слов, и только вот теперь, в момент истины, маленький Ланнистер вдруг понял, что страшно боится этого момента.
Тридцать два года. Тридцать два года псу под хвост, ни дня, когда бы он не думал о женщине, которая первой показала ему, что такое любовь, и каково это - когда тебя любят, не требуя ничего взамен. Тридцать два года страданий, паники, бессильной злости и непрекращающегося чувства вины, тяжелым грузом висящего на сердце. С тех пор он убил не одного человека, отомстил почти за все нанесенные ему обиды, убил даже отца, который когда-то искалечил жизнь им обоим, карлику и его жене... но главный долг он так и не отдал. Тридцать два года - долго ли можно прожить с такой виной на шее?
За спиной Тириона звякнуло стекло, раздались торопливые, хаотичные глотки, и острый запах вина ударил в нос. Варис испарился, словно бы и не было его, оставил десницу короля в одиночестве, посреди маленькой, тесной и душной комнатенки, обитой кричаще-пестрой тканью, с огромной продавленной кроватью посередине, и в этой полутемной комнате он был не один, несмотря на то, что евнух удалился. Только сейчас Тирион понял, что за запах вплетался в бордельный смрад - вереск. Цветы вереска, невзрачные и одуряющие своим ароматом каждого, кто вдохнет его в себя.
Некстати вспомнилась семья. Супруга Санса, дочери - Джоанна, Кейтилин, Мирцелла и новорожденная Лианна, сыновья Робб и Джерард. У него могла бы быть другая семья. У него была другая жена, и он был счастлив так, как был счастлив сейчас... если бы не его папаша, который одним повелительным окриком уничтожил все, что они с Тишей пытались построить.
Странно, но какое-то время Тирион чувствовал себя виноватым за то, что убил отца, пока точки над i не расставил случай. Несколько лет назад замок Кастерли удостоила своим визитом младшая сестра его жены, девушка, которую все считали пропавшей без вести, и девчонку сопровождал молчаливый то ли лоратиец, то ли тирошиец - смуглый рыжеватый мужчина с седой прядью в волосах. Женщины тогда, радуясь встрече, удалились, а Тирион остался наедине с незнакомцем - и уже через какое-то время они напивались вдвоем и разговаривали на разные темы. Пришельца, кажется, вино не брало вовсе, а захмелевший Тирион поведал ему свою беду - потому что искренне считал, что незнакомцу рассказать о таком куда проще, чем близкому человеку.
- Человек считает, что маленький лорд поступил так, как должно, - сказал тогда спутник Арьи, и в его речи, странной и плавной, вдруг послышалось железо. - Долги нужно возвращать любой ценой. Человек знает, человек верит в это, и считает поступок маленького лорда правильным, несмотря ни на что.
Тирион долго тогда думал над его словами. И почему они вспомнились ему именно сейчас? Нужно сделать усилие над собой, повернуться, встретиться с ней взглядом. Нужно...
Он повернулся и застыл, увидев ее совсем рядом с собой. Стройную и ладную женщину со светлыми глазами, под которыми залегли чернильные тени, со светлыми волосами. через которые упрямо продиралась седина. Женщина, о которой он думал каждый день, тридцать два года подряд, которую искал шестнадцать из этих лет... и вдруг отчетливо понял, что ему перехватывает горло.
- Здравствуй, - прохрипел он. - ...Тиша.
Все вокруг замерло - до рези в глазах, до прозрачного, гулкого хруста. Остались лишь они двое, смотрящие друг другу в глаза.

+4

5

[NIC]Tysha[/NIC][STA]dark shadow[/STA]
[AVA]https://40.media.tumblr.com/7c7fb1e712e69b935a4989b4132d9ed5/tumblr_mi80qmt8971s1ovayo1_1280.jpg[/AVA]
[SGN]https://33.media.tumblr.com/e1fad26ef9aa8c6d048372b5bac2039f/tumblr_nbsg9sR2cy1thj7ndo1_250.gif https://38.media.tumblr.com/dab7f08b5efde03e0a7ee1ac7d13e5ae/tumblr_nbsg9sR2cy1thj7ndo6_250.gif[/SGN]

Да чего она от него тогда хотела-то? Его голос звучит так хрипло, словно бы у него в лёгких вдруг воздух закончился. Но женщина не обольщалась, что при виде её - она вообще об этом не думала, проводя пальцем по краю горлышка бутылки, из которой только что несколько глотков сделала.
Прищурившись, Сероглазая королевна смотрела на Тириона и вспоминала, как смотрела на него Тиша - с надеждой, что он защитит её. Тридцать два года - достаточный срок, чтобы смотреть в своё прошлое как будто со стороны. Правда, её прошлое действительно случилось не с нею.
А Тиша давно умерла в страшных мучениях, явив миру женщину совершенно другую. Всё это казалось безумно далёким, да и вправду - столько воды уже утекло. Мёртвая Тиша покоится в неспокойных водах Узкого моря, так с кем же говорит стоящий перед ней карлик?
Мраком окутанный, единственный человек, которого темноволосая дочка издольщика любила всем своим сердцем. "Тиша, Тииииша," - раздаётся в голове тирошийской куртизанки, светловолосым призраком той, что имела глупость стать леди Ланнистер, не имея на это даже призрачных прав. Все в округе знали, кто такой Тайвин Ланнистер, так чего она хотела от Тириона?
Действительно, разве мог он мог помешать своему отцу? 
"Он - мой, я - его. Да будет так отныне и до конца наших дней," - вспоминает она слова Тиши и ловит себя на том, что забыла богов, к которым была обращена эта клятва. Но разве не боги первыми забыли о ней? Вся её искренность, вся чистота и восторженность - всё в глубине солёных вод упокоилось, ничего не осталось.
С тех пор уже столько воды утекло.
И правда в том, что от Тириона она не хотела ничего, кроме любви и защиты. Но разве тридцать два года спустя это имеет значение? Сероглазая королевна не знает, сколько всего с тех пор в мире случилось, но догадывается, что немало. В Тироше только она жила полутенью, полузатворницей - остальные что-то знали, шептались и готовились к какому-то празднику в честь какого-то короля и его королевы.
Сероглазая не знала других королев, кроме себя - и знать не желала, зачем.
Это они там у себя слишком властные, объевшиеся собственной роскошью и считающие, что кроме комфорта и репутации их разной толщины задниц внимания ничего не достойно, и жизни можно ломать хоть сразу охапкой - в войнах, кажется, именно это и делали. Всё равно, какая ей разница.
Сероглазой королевне, на самом деле, давно уже никакой разницы нет.
И мудрено ли после того, что случилось?...
Сначала она винила одного только Тайвина Ланнистера, потом - и Тириона за то, что поверил. Потом поняла, что он был просто ужасно беспомощен.
А встретились - даже смешно - и сказать нечего. И вот столько лет прошло, ей смертельно всё равно, а теперь ему что-то нужно. Раньше Сероглазая королевна спросила бы, не пришёл ли Ланнистер затем, чтобы снова сломать ей жизнь и убить её, как убил Тишу. Но потом она посмотрела правде в глаза - какая жизнь, что ещё в ней осталось несломанного? Не хотелось и вино ему в лицо плеснуть, не хотелось и отвесить пощёчину.
Но что-то - что-то же всё-таки было? Сероглазая королевна чувствовала, что ей как-то омерзительно не по себе. Вспоминала ли она что-нибудь? Да зачем: что-то из памяти никогда не сотрётся, а те несчастные две недели абсолютного счастья - молиться на них что ли, когда это было, и сколько всего с Тишей случилось потом. Тишу убили, и с тех пор утекло столько воды!
-Решил посмотреть, куда отправляются шлюхи? - Она даже не знает, почему говорит именно это.
Она ничего не знает о том, как Тирион жил все эти годы, и не могла бы сказать, что узнать бы хотела. Сероглазая королевна давно уже не хотела даже чего-то хотеть: она не только за прошлым, но и часто за настоящим своим наблюдала со стороны.
В её голосе не звучит ни злость, ни обида, в нём нет обречённости.
Обречнность - предчувствие, а ей уже предчувствовать нечего. Сероглазая королевна в бледно-сиреневом платье резко отличалась от тех девок, что смеялись за дверями закрытыми.
Почему она пусть и без слов, но пригласила его войти, почему не прогнала или в сердце кинжал не вонзила? Она просто увидела его и поняла, что хотела от него слишком многого. Тиша была слишком молодой и влюблённой, так верила в невозможное счастье, да и нереальностью его никогда не считала.
Как ей верилось, что они с Тирионом могут быть счастливы, как она мечтала понравиться ему отцу! Но ей не суждено было - она родилась среди тех, кого он без разбору мог казнить тысячами и сотнями. Тиша оказалась слишком слаба и совершенно бессильна перед тем, кто точно кость голодным собакам бросил её своим гвардейцам, а его - его ведь он сначала заставил смотреть. Для него бы она и сейчас кинжала в сердце не пожалела, наверное. Да хотя, и с этого-то чего толку.
С чего вообще в её жизни может быть толк? Невыносимо хотелось стеклянным осколком полоснуть по на руке выступающим венам. Отца Тириона наверняка давно уже черви съели, да и о сделанном с ней он едва ли успел пожалеть. У таких, как он, это, наверное, принято - избавляться от неугодных.
Но ведь, признаться, Сероглазая королевна не чувствует злости.
И когда осознаёт это - ей становится по-настоящему страшно: это совершенное равнодушие, безразличие. Она же клялась, от всего сердца клялась этому человеку в любви! Нет, это Тиша клялась, но Тиша много лет назад скрылась в морской пучине. Сколько воды уже утекло - весь этот проклятый Ланниспорт затопить бы хватило.
Но Сероглазой королевне не было дела и до этого города.

Отредактировано Taena Merryweather (2015-10-18 10:37:55)

+3

6

Женщина, что вошла в эту душную комнату, не смотрела на него. Она изящно прикладывалась к бутылке, водила тонким пальцем по горлышку темного стекла. А Тирион рассматривал ее, смотрел и не мог насмотреться.
Женщина была хороша. Хрупкая и маленькая, в серых шелках, осыпанных блестящей мушкой так, что казалось, будто вокруг нее струится лунный свет, да светлые волосы, у корней которых отчетливо виднелась седина. Только и остались серые глаза от нее, от той милой девочки, которую он любил, от дочки издольщика, что жила в вересковых пустошах.
Тиша-Тиша, призрак его ночей. Не Тиша стоит перед ним, но Мать Шлюх, Сероглазая Королевна, Красавица Глубин - так ее называли местные моряки. Хозяйка самого роскошного борделя Тироша, женщина, имеющая большую власть над моряками и купцами, потому что ее девочки хорошо знали, как привязать к себе мужчину перекати-поле. Варис рассказал, Варис все об этом знал, но никак не мог сопоставить ту милую девочку, за которой его отправил Тирион, и владычицу морскую, которой она стала. Сам Тирион тоже бы никогда этого не понял.
Он внимательно прислушался к себе, своим чувствам и ощущениям.Он чувствовал странную, тяжелую пустоту, словно бы по капле выпивающую кровь из его сердца. Вот они стоят друг перед другом, опытные, прожившие жизнь люди, видевшие и пережившие великое множество смертей. За его плечами была война за наследство Таргариенов и реконструкция королевского наследия, за его плечами трепетал Визерион, на котором он и прилетел, на его шее и руках шрамами осталась война за Север... а у этой чужой, холодной владычицы морской осталась латанная-перелатанная душа, перелицованная как старое платье, испещренная крошечными дырочками, как кости старика. Тело восстановилось, раны заросли, а вот душу не вылечить. Тирион отвернулся, пытаясь побороть скользкий комок в горле - в своих мыслях ему было тринадцать лет, и он рванулся к девочке, которую люди отца заключили в свои тиски... а потом тщетно старался отвернуться, когда солдаты его отца развлекались, по очереди вколачиваясь в ее тело.
Все это время он бежал за призраком прошлого. Тщетно носился, пытаясь ухватить за край платья ту девушку, которую любил, на которой женился. Надеялся, что искупит свою вину, но ошибся, жестоко ошибся. Тиши не стало после того приснопамятного случая, Тиша умерла, утонула в Узком море, в крови, в чужом семени, Тиша ушла. Ушел и Тирион, маленький мальчик, муж ее - умер в битве при Черноводной, был сожжен Визерионом, умер от ран в войнах за наследство Таргариенов и за Север... и остались только лорд Тирион Ланнистер, Десница Короля, да Сероглазая Королевна, владычица морская, королева побережья. И именно им предстояло теперь отвечать за тех детей, что когда-то друг друга любили.
С другой стороны, что они могли сделать тогда? Что они могут сделать сейчас? Тайвина Ланнистера давным-давно съели черви, но его нож, которым он в свое время ранил их обоих, все еще остер.
Женщина разомкнула уста. У нее даже голос стал другим.  Тирион горько усмехнулся в ответ. Сколько раз за тридцать два года он задавал себе этот же вопрос?
- В итоге я и сам отправился туда же, - голос был полон горечи. - Мне следовало сделать это куда раньше.

Отредактировано Tyrion Lannister (2015-10-02 10:03:22)

+2

7

[NIC]Tysha[/NIC][STA]dark shadow[/STA]
[AVA]https://40.media.tumblr.com/7c7fb1e712e69b935a4989b4132d9ed5/tumblr_mi80qmt8971s1ovayo1_1280.jpg[/AVA]
[SGN]https://33.media.tumblr.com/e1fad26ef9aa8c6d048372b5bac2039f/tumblr_nbsg9sR2cy1thj7ndo1_250.gif https://38.media.tumblr.com/dab7f08b5efde03e0a7ee1ac7d13e5ae/tumblr_nbsg9sR2cy1thj7ndo6_250.gif[/SGN]

Равнодушие душ, бессердечность сердец. Сероглазая королева и вовсе предпочитала считать, что у неё не было сердца - вместе с Тишей она похоронила его в морских водах. Но что-то всегда остаётся, и теперь это мешало плеснуть ему вином в лицо, ударить или просто уйти.
Женщина даже не хотела ничего этого. И вместе с тем, неуместным казалось предлагать ему сесть. Да и не говорить же, чтобы чувствовал себя как дома. Ни к чему это всё, Тирион Ланнистер.
Она не видела его тридцать два года, но чужим он ей не казался.
Даже не будь он карликом, ей было бы легко его узнать. Но он её не узнавал - очередное предательство? Для Тиши это бы было предательством, но Сероглазую королевну ему пожалуй и впрямь знать было неоткуда.
Лучше, пожалуй, если бы он никогда её не узнал.
В душе можно скрыть даже самые отвратительные рубцы. И хотя рана, убившая Тишу уничтожила и её душу, за тридцать два года женщина научила и это скрывать. Говорят, некоторым она улыбалась.
Его голос тоже поменялся, наверное - у мужчин всегда он ломается.
- Следовало, - Сероглазая королевна не соглашается с ним, и усмешки в голосе не слышно. - Семеро, да зачем твоей светлости опускаться до шлюхи? Ты со мной рассчитался, Тирион Ланнистер, - она ещё помнила блеск того самого золотого дракона.
Сероглазая королевна бросила её в море через несколько лет: он должен лежать рядом с Тишей - девочкой, которой не было ничего дороже его поцелуев, тепла его рук. Тиша не могла вообразить, как мог кто-то обвинить её в корысти, как это было возможно, когда она так любила.
Но женщина, похоронившая Тишу, что такое любовь знать не хотела. И потом, да шлюхи ведь любви недостойны. - Больше тебе нечего отбирать у Тиши, - взгляд падает на брошь, приколотую к камзолу. Сероглазая королевна откуда-то вспоминает, что это значит. - Милорд Десница, что Вам ещё нужно? Вы уже убили и её, и собственного ребёнка, - она бросает ему это как оскорбление.
Слишком ей хотелось, чтобы он об этом узнал. Это Тиша предпочла бы всё скрыть, но Сероглазой королевне было всё равно. Она думала, что ей всё равно.
И так или иначе, Тириона женщина не собиралась жалеть. Единственный, кто тогда пожалел Тишу - его брат, Джейме Ланнистер, давший ей какую-то одежду и мешок, полный денег. Сероглазая королевна помнит, как этот неземной почти красоты человек подобрал сотрясающуюся от рыданий и боли девчонку из грязи.
Не важно, зачем это ему было нужно, да и было ли нужно вообще. - Ты плохо слушал своего отца, Тирион. Он говорил тебе, что лорду не полагается говорить с такими, как я. И он был прав, - размашистым движением Сероглазая королевна махнула в сторону двери.

Кто сказал, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви?

Хотела ли она, чтобы он ушёл наконец, не хотела ли - женщина об этом не думала.
Столько воды уже утекло, бесконечность. Тридцать два года спустя - разве это можно забыть?
Явись он ещё через двадцать, всё, наверное, было бы также.
Следовало ему прийти, да зачем? Она знала, что он поверил своему отцу. Сероглазая королевна опускается на диван, вдоль него вытягивая ноги. Тирион Ланнистер действительно больше ничего ей не сделает, что ещё мог отнять у неё? Только жизнь, совершенно не нужная женщине.
Наверное, ей стоило тогда и самой утопиться - что, явился бы за ней и на морское дно? Тридцать два года у него были другие дела, так и делал бы дальше. Слишком жестоко.
И она понимает, что слишком. Тиша могла бы его оправдать, но зачем это ей?
Столько воды утекло, но что-то ещё оставалось.

+

* Мастер и Маргарита

Отредактировано Taena Merryweather (2015-10-18 19:46:09)

+2

8

Крик разлук и встреч -
Ты, окно в ночи!
Может - сотни свеч,
Может - три свечи...
Нет и нет уму
Моему покоя.
И в моем дому
Завелось такое.
Помолись, дружок, за бессонный дом,
За окно с огнем!

Говорят, что кровь людская не водица — это то, что определяет, соединяет и становится нашим проклятьем. Кто из великих и когда сказал эту фразу? Кто запечатлел ее на бумаге, чтобы неблагодарные потомки поняли, что все великие истины были открыты задолго до их рождения? Кто нашел ее и принял за аксиому? Кто развязал эту войну, в которой кровь - единственный показатель твоей собственной ценности в этом мире?
Говорят, что кровь определяет твою судьбу, и мейеги, которых так ненавидит королева Дейнерис, предсказывали судьбы по каплям крови, что исторгали пальцы. Что таится за твоей кровью? Если вся кровь идет от сердца, что остается за твоими ребрами?
Кто может ответить на все эти вопросы?
Она говорила, тихо и размеренно, спокойно и практически безразлично, она говорила, и Тирион слушал ее. Слушал и уже даже не пытался расслышать за этим чарующим голосом Тишу, дочь издольщика, девочку из вересковых пустошей, свою жену. У него уже была другая жена, у него была семья, у него был титул и замок, которого он всю свою жизнь пытался добиться. У него все это было, судьба воздала ему сполна за все то, чего он был лишен.
Мать Шлюх, Сероглазая Королевна, была королевой побережья, потрясающе богатой женщиной. Она владела всеми борделями Тироша, всеми пятнадцатью заведениями. Она могла себе позволить все - и титул, и роскошную жизнь, и богатого мужа, и никто не посмел бы сказать, что она этого не достойна. Но она не владела, и не кичилась, и почти никто не знал, как она выглядит. Тирион покачал головой, шрам на его лице налился темной кровью и запульсировал. У нее было дитя, и теперь у нее нет дитя. Он рассчитался с ней, так она сказала, ему больше нечего у нее забрать. А он и не хотел забирать. Он хотел лишь знать и видеть, и знание, что пришло к нему сейчас, оказалось острее валирийской стали. У нее было его дитя, и он ее предал. Тридцать два года она жила с этим, а он знать ничего не знал. После стольких солдат и путешествия аж в Тирош, конечно же, никакого дитя у нее не осталось. Тирион давно перестал верить в счастливые исходы.
- Мой отец подох как собака, в отхожем месте, от моей руки, - заговорил он тихо и тяжело, не глядя на нее, сидящую на диванчике. - А перед этим Джейме рассказал мне про Тишу. Отец говорил мне, что она была специально нанятой шлюхой для такого, как я, ведь ни одна женщина в здравом уме ко мне не приблизится. Я верил отцу, потому что больше было некому, и узнал правду шестнадцать лет назад, - он взял со стола кубок с вином, глотнул и сел. - Я не хочу оправдываться перед тобой, извинения мои ничего вспять не обратят, и не воскреснет наше дитя. Я виновен в том, что поверил отцу, что допустил мысль о том, что девушка, любившая меня, могла так меня предать. Я думал лишь о себе, но никак не о ней, и я живу с этим тридцать два года, также как и ты, - он поднял голову и встретил ее спокойный взгляд. -Тиша мертва, но живешь ты, Сероглазая Королевна. Мертв и тот мальчик, что любил ее, но живу я - Отцеубийца, Десница короля. Мы, живые, в ответе за тех мертвых детей. И я хочу, чтобы ты знала это.
Он смотрел в ее спокойные глаза, и чувствовал, что узел в его груди наполняется кровью. Лицо Тайвина издевательски проплыло перед глазами, улыбнулось, прищурилось. Если бы у Тириона был второй шанс, он бы не стал вгонять в отца арбалетные болты. Если бы у Тириона был второй шанс, он зарезал бы его как свинью, чтобы крови было как на скотобойне, и поджег диким огнем - чтобы даже пепла не осталось от того, что играючи сжег его сердце дотла.

Отредактировано Tyrion Lannister (2016-11-13 02:47:11)

+1

9

И сердце мое больше не мечется.
Знаю, что человека полюбить я больше не смогу,

Рок-опера «Элоя», Кого любить?

[indent] Что случилось на самом деле? Бросив в тёмные воды золотого дракона, данного её лордом-мужем, в предсмертной агонии всё ещё мучилась Тиша. Правда всегда страшнее, чем можно представить: через несколько дней она бросилась в море, чтоб солёной водой вымыть кровь из жил из своих.
[indent] Это было — последним аккордом.
[indent] И вот кажется, Тишу не слышали боги, но кто же тогда захлебнуться не дал собственной болью, не дал морю принять её, чтоб стать могилою. Может быть, только душу оставила там.
[indent] Может быть, но — не тело. Нащупали пальцы монету ту самую, и — она вынырнула. Ходит слух по сей день, что тепла нет в её теле, и что вся сама Сероглазая королевна — лишь призрак.
[indent] Живой труп, если вам так угодно.

[indent] Но кровь — не водица. И вправду. Не суждено по сей день было водорослям вкруг её тонкой шеи обвиться и — вкруг запястий, чтоб навсегда привязать к гальке дна. Капля за каплей прежняя жизнь утекала с неё, оставляя лишь соль-слёзы-страдания. Так нельзя жить, решено, неизменно. И нельзя умереть, пусть и — кто так решил? Сделавшись мрачной тенью она, чьё тело было изодрано болью, бесчестьем, всё ж хранила огонь, пусть закованный в лёд.
[indent] Это не было смертью, но — жизнью, существованием.
[indent] Как там вернее.

[indent] Почему-то бытует такое поверье, что самое страшное можно смыть кровью.
[indent] Самое жуткое в том же, что — нельзя.
[indent] Крови было достаточно, так что — увольте, никому эта кровь не нужна уже более.

[indent] Жизнь воздала ей, если можно так выразиться.
[indent] Только ещё одно жуткое в том, что — это ложь всё.

[indent] Тридцать два года — тонкою кожей время раны покрыло, но кровотечение внутреннее по сей день, как тогда, теперь хлынуло. Не было слёз, да и кровоподтеки, пожалуй, не видно, чего уж там. Давно отгремела трагедия, а траур...
Вечным спутником траур стал для королевны.
Сероглазая, стройная, бледная — она по сей день сохранила в себе что-то загадочное.
Неведомым словно бы — поцелованная.

[indent] Ведь, если вдуматься, разве знал кто здесь настоящее имя хозяйки? Поверенных не было, потому что на кой они. И пусть время и лучший мейстер, даже ему не под силу спасти всех окончательно.
Только обречь на страдания и далее, на жизнь без смеха, без света и радости.
Да на что ей сдались все бордели, на что ей всё это, когда стоило только переступить порог карлику — всё понеслось назад будто бы, как колесо.
[indent] Чёртово, чёртово.

[indent] Наглотавшись когда-то воды, что могла бы навечно укрыть её, но взяла только Тишу, королевна вернулась с драконом тем самым, повелев ювелирам пробить в нём дыру, чтоб шнурок вдеть. Вот он, на запястье, с браслетами, видите? Не прощено ничего, не забыто, потому что в тот день один лишь вопрос был — за что?

[indent] Жажда мести её не достала, а может — что-то забылось уже, невозможно питаться одной только злобой.
Тиша злой не была, королевна — подавно. Мёртвым телам вообще не положено не безмолвными. Кажется, грудь что-то сдавило, и голос звучит будто был не её. — Думаешь, это что-то изменит? Что мне за дело, подох или нет, — Да плевать, жив ли, мёртв Тайвин Ланнистер. Ему, в своё время, без разницы, помнится, было, что станется с Тишей, и безразличие, возможно, есть худшая месть.

[indent] Джейме. Человек, что погнался тогда за разбойниками. — Твой брат мне помог, Тирион. Твой брат лучше тебя. Он живой? — Последний вопрос брошен вскользь, потому что — не так уж и важно. Наверное. — Это он дал мне денег на всё это, дал одежду, отвел на корабль, — значит, он не поверил отцу? Всё гораздо кошмарнее. — Некому, — усмешка горькая больше, чем злобная. — И мне вообще не сдалась твоя исповедь, — не сдалась, так как больно, похоже, по-прежнему, да и кто б упрекнул её? — Как ты верно заметил, уже слишком поздно, и ты не посмеешь указывать мне, за что, за кого я в ответе, — всё сложилось бы так, пусть бы даже тогда Тирион не поверил, и королевне впору понять это.
[indent] Она понимала — нет, правда. — Столько раз представляла себе эту встречу, — и снова усмешка. — Столько слов всяких выдумала, ты не поверишь, тогда и потом, но сейчас, — теперь он, видно что, счастлив, в порядке, её жизнь — разрушена. Всё тут. — Мне сказать больше нечего, и это ты будешь жить со всем этим, как я жила, и винить кого будешь — мне всё равно, — Сероглазая королевна смотрела на него взглядом бесстрастным, отмечая, как он изменился, но с тем же — остался тем, каким Тиша любила его.
[indent] Беззаветно.

Звонко сердце пускай стучит,
Адская музыка звучит,
И бесовщина
Пляшет, вручая нам яд.
Стар ты дружок или млад,
Рай на земле или ад -
Любви едино.

Рок-опера «Элоя», Ангелы и бесы

[NIC]Tysha[/NIC][STA]dark shadow[/STA]
[AVA]https://40.media.tumblr.com/7c7fb1e712e69b935a4989b4132d9ed5/tumblr_mi80qmt8971s1ovayo1_1280.jpg[/AVA]
[SGN]https://33.media.tumblr.com/e1fad26ef9aa8c6d048372b5bac2039f/tumblr_nbsg9sR2cy1thj7ndo1_250.gif https://38.media.tumblr.com/dab7f08b5efde03e0a7ee1ac7d13e5ae/tumblr_nbsg9sR2cy1thj7ndo6_250.gif[/SGN]

+1

10

Да будет мужественным
твой путь,
да будет он прям и прост.
Да будет во мгле
для тебя гореть
звездная мишура,
да будет надежда
ладони греть
у твоего костра.

Все так, все так. Уплыло безвозвратно то время, когда Тирион был молод, горяч и жаден до правды. Ушло то, что подпитывало его силы, ушло то, что грело ему кровь - месть давным-давно перестала быть его целью, с того самого дня, как Тайвин Ланнистер истек кровью в отхожем месте, получив переизбыток арбалетных болтов в организме. "Куда все шлюхи отправляются" - эта издевательская реплика мучила его все эти годы. Отец недаром так жестоко обошелся с Тишей, его женой-на-две-недели, кто знает, что он делал с ней еще?
После того, как Тирион застал Шаю в отцовской постели, он не удивился бы ничему.
Как хотелось ему умереть. Кто бы знал, как. Может, знала Санса, она тоже когда-то желала. Может, знал Джейме - после того, как он потерял руку, он словно бы растерял всю свою ершистость и все свое глумливое ехидство. Тирион и сам помогал себе как мог - кидался к работорговцам, из кожи вон лез смотреть на драконов, первым бежал в бой перед королевой Дейнерис и вопил, почем зря, срывая глотку... но смерть была к нему милосердна. "Не сегодня", - коротко говорила о ней Арья Старк. Физически он был жив. А внутри? Что было у него внутри?
- Джейме помог тебе. Джейме, - Тирион залился хриплым, злым смехом. Несмотря на то, что с братом они примирились, этого ему Тирион никогда не простит, никогда в жизни. - Конечно, как же иначе. Да только вот перед этим именно Джейме сказал мне, что ты шлюха, и что он заплатил тебе, чтобы сделать меня мужчиной. Святой Джейме Ланнистер, благородный воин, защитник сирых и убогих. Конечно, он лучше меня, куда уж мне до него! - эта ложь никуда не уйдет. Этой лжи не суждено осесть песком на дне Узкого Моря и упокоиться с миром. Многое простил Тирион, и еще больше простит, но этого он Джейме не забудет никогда. Брату хватило смелости признать эту ложь и открыть правду, а вот маленькому Ланнистеру, наверное, никогда не достанет храбрости, чтобы его за это простить.
Свистящая боль заполнила грудину, разрослась, засвербила. Не прошло это. Никогда не пройдет. "Как Ланнистер, ты стоишь больше" - прошелестел издевательский голос папаши, и зазвенели, закапали на пол монеты, и вдруг они превратились в ее серебристые, покойницкие, русалочьи глаза.
- Я представлял, что найду тебя, все эти годы, - Тирион глядел этой незнакомке прямо в глаза - стылые, неживые, как у рыбы. - Думал, что скажу. Представлял, как нахожу нужные слова. Но я не нахожу, - воспоминания душили его, давили, жгли клеймом. - Ты говоришь, что тебе все равно и что жить с этим только мне - но ты живешь и будешь с этим жить, иначе бы ты не носила эту монету на себе, - чертов кусок золота, Тирион помнил, как эти проклятые монеты сыпались сквозь ее пальцы, как выжигал ему глаза блеск единственного золотого.  - Ты бы не стояла здесь, но ты здесь. И я - тоже.
Когда-то он любил ее, и любовь эта все еще теплилась в нем маленьким язычком пламени.
Пламя отражалось, мерцало в ее глазах.

+1

11

[indent] Значит, нашёл ещё, что отобрать.
[indent] Сероглазая королевна рассмеялась, запрокидывая голову, и кудри её заструились, что бледные змеи. Тирион не мог ударить больнее, чем когда-то ударил. Что же до Джейме, то он никогда не казался женщине непогрешимо-святым благодетелем. — Что же, это, как видно, семейное, — её смех оборвался в секунду. — А ты, я смотрю, отыскал, что забрать у меня? Хоть благодарности, как же без этого, — как бы то ни было, брат Тириона пытался спасти Тишу. — Ну и кого ты ещё обвинишь, Тирион? Как ты сейчас стал похож на отца, — безусловно, ей знать было неоткуда, каким был Тайвин Ланнистер, но удар нужно держать и парировать. — Он мог бросить меня на полу там, как ты, мог собак спустить, вырвать глотку, но — дал другую жизнь на замену отобранной. И пусть она так себе, это — не смерть, — губы снова касаются стеклянного горлышка, и по призрачно-бледному телу тепло разливается винное.
— Ты дал мне смерть, Тирион Ланнистер, — прикусив нижнюю губу, Сероглазая королевна перевела взгляд на карлика. Было ли ей его жаль, становилось ли легче от собственной желчи? Тиша мертва, и ей всё равно, и осталась только лишь та, что её схоронила в пучине. — Из-за тебя погиб твой ребёнок, из-за тебя не родиться другим моим детям, — чего не скажешь о боли, бесстрастность — не вечна. И хотя не королеве шлюх было, в общем, страдать, что чрево её неспособно зачать, она не забыла о том, как хотела когда-то семью с человеком, что стоит сейчас перед ней.
[indent] Ненавидела ли? Да, в общем, едва ли.
[indent] За столько лет она бы свихнулась, наверное, когда б раз за разом воображала, что с ним теперь, да как он.
[indent] Неудивительно, что его жизнь — сложилась. Сероглазая королевна, конечно, не знала подробностей, но ведь и знать ей не очень-то нужно: всё видно. И было понятно, по правде сказать, когда отец его сделал всё, чтоб безродная девка никогда не приблизилась к нему на сотню лиг. Нельзя говорить, будто Тирион счастлив по этой причине, ну и вообще — утверждать, что он счастлив. Только он несравнимо счастливее Тиши, что готова была отдать ему всю себя.
[indent] Свою жизнь.

[indent] Шнурок обжигает кожу запястья, когда Сероглазая королевна срывает дракона с руки, чтоб швырнуть назад Тириону. — Ты не смеешь решать за меня, — на мгновение кажется, голос сорвётся, но вздохнув, Сероглазая королевна продолжила почти ровным голосом, — не после всего, что ты дал со мной сделать, — снова глоток мерзкого пойла, что за тридцать два года не смогло разлучить её с прошлым. — А жена твоя знает, что ты давал клятву другой, чтоб потом вышвырнуть её из замка отца, едва найдя повод? — Не от зависти сердце сжималось — от боли.
[indent] Оставалась, должно быть, любовь. Только Тиша её ненавидела, как ненавидят заразу смертельную. — Теперь ты в порядке и пришёл посмотреть, что со мной? Ты же несчастье сплошное приносишь, — приподняв подбородок, глядит на него снизу вверх, а в груди бурлит кровь алая шумная.
[indent] Прикусив нижнюю губу, Сероглазая королевна взгляд бросила на пол, поставив бутылку. Сколько времени она молча смотрела в глаза его. Разного цвета — женщина помнила.
[indent] А ещё хорошо знала, что в тот день он не смог бы спасти её, и страшно другое — что он не хотел, даже кровью не смыть это. В одно мгновение подступили к горлу слёзы так резко, что дыхание сбилось, и королевна рукой ухватилась за стул. «Вспомни,» — за рассыпавшимися локонами не видно лица, но секунды проходят.
[indent] И одним лишь решительным жестом Сероглазая королевна вскинула голову, чтобы снова столкнуться с ним взглядом. — Тирион, — что горошины, слёзы солёные стояли в глазах, да на прядях осели. Тридцать два года сражаться с собственным прошлым, силясь снова не броситься в воду — зачем?
[indent] Чтобы сегодня увидеться с ним, чтобы всё пошло прахом, вся жизнь.

[indent] За что только боги так её мучают.

[NIC]Tysha[/NIC][STA]dark shadow[/STA]
[AVA]https://40.media.tumblr.com/7c7fb1e712e69b935a4989b4132d9ed5/tumblr_mi80qmt8971s1ovayo1_1280.jpg[/AVA]
[SGN]https://33.media.tumblr.com/e1fad26ef9aa8c6d048372b5bac2039f/tumblr_nbsg9sR2cy1thj7ndo1_250.gif https://38.media.tumblr.com/dab7f08b5efde03e0a7ee1ac7d13e5ae/tumblr_nbsg9sR2cy1thj7ndo6_250.gif[/SGN]

+1


Вы здесь » Game of Thrones ∙ Bona Mente » Дай мне испить красы твоей » не смотри назад с тоскою, не зови меня с собою


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC